Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Начинают считать – и не возвращаются»

Почему инвесторы выбирают регионы с лучшей инфраструктурой, и это не Дальний Восток

В ноябре Минэнерго РФ представило первый в новейшей истории «Рейтинг эффективности теплоснабжения регионов». Успехи или провалы территорий в решении ключевых проблем по этому направлению оценивали по нескольким группам показателей. Первая – работа по актуализации схем теплоснабжения, с увеличением доли выработки тепла в комбинированном цикле. Вторая – деятельность по снижению расхода топлива, потерь в теплосетях, аварийности. Третья – закрытие открытых систем ГВС, доля современных труб и теплоизоляции, оснащенность индивидуальными тепловыми пунктами и приборами учета в жилом секторе.

«Начинают считать – и не возвращаются»
Фото: предоставлено Алексеем Бондарем
Верхние строчки в рейтинге Минэнерго заняли Республика Татарстан, Ханты-Мансийский автономный округ, Москва, Санкт-Петербург, Ленинградская, Липецкая и Мурманская области. В числе аутсайдеров названы республики Северного Кавказа, регионы Дальнего Востока, Красноярский край, Республика Тыва, Чукотский автономный округ, а также самые молодые субъекты РФ – Республика Крым и Севастополь. О том, почему дальневосточные регионы оказались в хвосте рейтинга, EastRussia рассказал Алексей Бондарь, директор Приморского филиала ФГБУ «Российское энергетическое агентство» Минэнерго России, уполномоченный представитель агентства в ДФО.
 
– Почему регионы Дальнего Востока попали на нижние строчки рейтинга эффективности теплоснабжения, впервые составленного Минэнерго?
– Чтобы дать ответ на этот вопрос, в первую очередь необходимо понять, что системы теплоснабжения на Дальнем Востоке отличаются от систем в других регионах, и прежде всего – в регионах центральной части России. У нас значительно ниже плотность населения. Ниже и плотность населенных пунктов. Почти все они не большие по размеру и расположены на значительном расстоянии друг от друга. А бо́льшая протяженность сетей требует и бо́льшего количества обслуживающего персонала на единицу длины или мощности. Из-за невысокой плотности потребителей тепловой энергии и низкой плотности систем теплоснабжения теплоснабжающие организации несут дополнительные расходы по их содержанию. И это лишь одно из следствий, поднимающих вопрос рентабельности эксплуатации. Наши теплоснабжающие организации, к сожалению, не могут похвастать высокими экономическими показателями. Это первый момент. А из него следует второй – привлекать инвестиции в системы теплоснабжения с такими характеристиками очень сложно.
Еще одним важным фактором является то, что топливная составляющая в тарифе растет темпами, превышающими общий рост этого показателя. В итоге из него вытесняются составляющие, имеющие отношение к ремонту и техническому обслуживанию.
 
– Низкая рентабельность – единственный фактор, который мешает привлечь инвесторов?
– Инвесторов также останавливает и состояние коммунальной инфраструктуры – тепловых сетей, котельного и вспомогательного оборудования. Состояние определяют два фактора – степень изношенности и темпы реновации. С проблемой высокой изношенности теплосетей сталкиваются все регионы России. Поэтому важнее даже не износ, а темпы реновации. На Дальнем Востоке они ниже, чем в среднестатистическом регионе страны. В соответствии с нормативами темпы реновации в России должны составлять 5-7% от общего объема теплосетей в год, в наиболее благополучных регионах этот показатель достигает 12-15%. А у нас темпы реновации – всего лишь 1,5-3%. Могу пояснить, насколько мала эта цифра на примере Приморского края. В регионе более 500 км тепловых сетей в коммунальной энергетике, а за год провести капитальный ремонт удается всего на 5 км из них. Это слишком мало. Из-за этого состояние систем в целом ухудшается.
 
– Но ведь инвесторы затем и нужны, чтобы решить вопрос с нехваткой финансирования на ремонт?
– С одной стороны, инвесторам даже выгодно зайти в регион, где состояние тепловой инфраструктуры плохое. Но Дальний Восток конкурирует за инвестиционные ресурсы со всеми регионами России. И состояние тепловых сетей здесь настолько плохое, что инвесторы выбирают другие регионы, где теплосистемы более надежны, чем у нас. Ведь инвесторов, которые готовы направлять деньги на развитие теплогенерации, в нашей стране не так много, чтобы решить этот вопрос на всей территории страны. И, к сожалению, пока Дальний Восток проигрывает в этом отношении территориям, где состояние тепловой инфраструктуры лучше, плотность населения выше, а его платежеспособность – больше.

И тем не менее мы постоянно ведем работу по привлечению потенциальных инвесторов. Прорабатываем самые различные варианты в рамках инициатив Министерства энергетики России, Министерства строительства и ЖКХ России, администраций дальневосточных регионов, Общественного совета по качеству ЖКХ, Российского энергетического агентства. Приглашаем к нам инвесторов, которые реализовали проекты в других регионах. Все показываем, предоставляем технические данные, даем необходимую информацию... Инвесторы смотрят, а потом уезжают, начинают считать – и не возвращаются. В Подмосковье и в Сибири у них получается работать, а на Дальнем Востоке, к сожалению, пока нет. Но мы над этим работаем.
 
– Можно ли переломить ситуацию с помощью господдержки?
– Все федеральные государственные программы по поддержке теплоэнергетической отрасли сейчас направлены исключительно на работу с инвесторами. Они заключаются в субсидировании процентных ставок по концессионным соглашениям и в субсидиях на разработку проектной документации для заключения концессионных соглашении. Это все, на что государство сегодня готово выделить средства. Другие меры поддержки не предусмотрены. Конечно же, нельзя забывать и о региональных целевых программах. Это основной инструмент, за счет которого сегодня происходит модернизация коммунальной энергетической инфраструктуры. Так, в Приморье работает краевая программа, принятая в 2012 году. Раньше объем финансирования в ее рамках составлял 1,7-1,5 млрд рублей в год, а сейчас ежегодно выделяется около 400-500 млн рублей.
 
– Эти деньги направляются, в том числе, и на развитие тепловой инфраструктуры?
– В основном, это средства на восстановление и ремонт теплосетей. На поддержание необходимого уровня обеспечения теплом населенных пунктов со стабильным числом жителей. Если говорить о развитии тепловой инфраструктуры, то, прежде всего, оно происходит там, где идет существенное увеличение объемов потребления тепла. Это ТОРы – территории опережающего развития. Там строится все новенькое, с нуля.
 
– Вы согласны с тем, что один из наиболее перспективных для Дальнего Востока типов генерации тепла – мини-ТЭЦ на основе газотурбинных установок?
– Три таких газотурбинных ТЭЦ уже построены – во Владивостоке, на острове Русский. Основное генерирующие оборудование для них поставила японская корпорация Kawasaki Heavy Industries. И это не единственный проект, реализованный при участии зарубежных партнеров. Во Владивостоке сейчас строится ТЭЦ «Восточная», которая будет работать на газотурбинных установках и оборудовании производства корпорации General Electric. Ввод этой станции в эксплуатацию поможет снять в городе вопросы пиковых нагрузок. Решение по строительству этих объектов приняты, чтобы сделать Владивосток центром международного сотрудничества, где, среди прочего, будут проводиться мероприятия АТЭС. Так что развитие, конечно, есть, но лишь в отдельно взятых точках с острым дефицитом потребления. В целом этого мало.
Надо отметить, что развитие энергетической инфраструктуры всегда должно идти опережающими темпами. Чтобы появились новый микрорайон или новая территория ТОР, сначала необходимо обеспечить подачу электрической энергии, требуемое количество тепловой энергии и, конечно же, воды. Без этого трудно начать строительство, и уж тем более, заселение или эксплуатацию.
 
– Но в итоге складывается ситуация, как с уже упомянутыми вами мини-ТЭЦ на острове Русский. Сегодня они загружены всего на 40-50%...
– И это нормально. Еще раз подчеркиваю: объекты энергетической инфраструктуры всегда должны строиться опережающими темпами. Построили на острове кампус Дальневосточного федерального университета – построили и энергетические мощности, достаточные не только для него, но и для того, чтобы обеспечить второй этап развития кампуса, проектирование которого сейчас только начинается. Его строительство должно было стартовать после того, как будут проданы корпуса университета на материке. Была разработана программа развития. Но потом случился 2014 год, и экономическая ситуация изменилась. Повысилась ставка рефинансирования, были введены антироссийские санкции в части длинного финансирования – это и многое другое существенно повлияло на ситуацию со строительством второй очереди. А энергетическая инфраструктура построена.
Но так не везде. Например, в пригороде Владивостока в поселке Трудовое, где строится новый микрорайон «Солнечная Долина Владивостока», рассчитанный на 50 000 жителей, была предусмотрена новая ТЭЦ. Однако энергетики так и не приступили к ее проектированию и строительству. Поэтому сейчас возведение микрорайона уже отстает от запланированного графика на 5 лет.
Для нас главное, что обязательства энергетиков выполнялись, причем опережающими темпами. И здесь, кстати, мы вновь возвращаемся к вопросу высокой изношенности генерирующих мощностей. Действительно, основные ТЭЦ большой энергетики, которые сейчас вырабатывают энергию на Дальнем Востоке, построены 50, 60, а некоторые и 70 лет назад. Их ресурс исчерпан. В Хабаровске сейчас прорабатывается вопрос по выводу из эксплуатации станции, которая уже отработала более 70 лет и требует замены. Обсуждается проект строительства новой ТЭЦ, но когда он будет реализован – не понятно. Во Владивостоке также обсуждаются подобные проекты, однако реальной потребности в них нет.
 
– А где на Дальнем Востоке сегодня сложилась обратная ситуация: производства создаются, а энергетических мощностей не достаточно, чтобы обеспечить их работу?
– Глобального дефицита на Дальнем Востоке нет. Есть только локальный – в основном, в ТОРах. В Хабаровском крае, к примеру, это город Комсомольск. В Приморском крае – Большой Камень и пригород Владивостока. В Амурской области – ТОР «Свободный», где строится огромный газоперерабатывающий завод. Появление новых предприятий означает увеличение количества работников, а значит, и числа жителей в населенных пунктах. Необходим серьезный прирост и электрических, и тепловых мощностей. И эти вопросы решаются, что не меняет ситуацию с тепло- и энергоснабжением остальных населенных пунктов Дальнего Востока, которые не получили статус ТОР.
 
– Позиции в нижней части рейтинга дальневосточные регионы заняли  и из-за высоких потерь в тепловых сетях. Чем они обусловлены?
– Высокие теплопотери – это всегда низкое качество теплоизоляции. Когда теплоизоляция приходит в негодность, нужно ее ремонтировать. Или же необходимо полностью перекладывать трубы на изолированные по новым технологиям. Конечно же, второй вариант предпочтительнее. Тем более сейчас, когда доступны новые технологии: трубы больше не нужно обматывать утеплителем и накрывать тонким листом железа, которое потом кто-то обязательно попытается оторвать и утащить. Теперь выпускаются предизолированные трубы, с готовой изоляцией из пенополиуретана или стекловолокна, которую никто не украдет. Но нехватка денег на реновацию, недофинансирование – обо всем этом я уже говорил. Новые технологии доступны лишь регионам, где показатель реновации – 10-15% в год. Где нормальные сборы с потребителей энергии и где сумели привлечь инвесторов. А с нашими 1-1,5% мы пока можем только частично, не в полном объеме, ремонтировать то, что сломалось. Наблюдать, как постепенно ухудшается состояние энергетической инфраструктуры и мириться с тем, что инвесторы выбирают регионы, где она в лучшем состоянии.
 
– Есть надежда, что ситуация все же изменится к лучшему?
– В соответствии с курсом руководства России Дальний Восток должен развиваться опережающими темпами. Здесь должны быть созданы такие условия, чтобы жители других регионов страны захотели переехать на Дальний Восток. А значит, действия всех участников должны этого процесса быть согласованы, и у энергетиков – самая важная роль. В преддверии их профессионального праздника мы пожелаем им здоровья, успехов и безаварийной работы. И, конечно же, инвесторов, готовых участвовать в развитии теплоснабжения на Дальнем Востоке России.