Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

"Надеюсь или уверен?"

Интервью с министром рыбного хозяйства Камчатки

– Владимир Михайлович, все мы в курсе статистики – в 2013 году уловы по Камчатскому краю упали. Вы как к этому относитесь?

– Не вижу в этом поводов для беспокойства. Мы практически вернулись к уровню освоения 2008 года, а 874 тыс. тонн добытых водных биоресурсов (квотируемых и не квотируемых) – это очень высокий показатель, лучший по стране. Напомню, что в 2013 году объем добычи упал в целом по России разным причинам. Нет, например, тех подходов тихоокеанских лососей, которые присутствовали у нас в течение последних 4-5 лет. В 2008 году Камчатка показала вылов почти в 840 тыс. тонн, а потом 933 тыс. тонн, 1017 тыс. тонн, 1048 тыс. тонн – пик был в 2011–2012 годах. Это время, когда камчатские рыбаки фактически приблизились к результатам работы рыбохозяйственного комплекса советской эпохи.

И это впечатляет, хотя основной прессинг отечественного рыболовства приходится теперь на российские ресурсы в территориальном море, внутренних морских водах и исключительной экономической зоне Российской Федерации, тогда как в советском прошлом значительная часть ресурсов добывалась нашими рыбаками за пределами экономической зоны СССР. И эта ниша пока для нас недоступна.

– А она может стать доступной для нас?

– Безусловно, нам необходимо развиваться в этом направлении – обеспечивать присутствие российского рыбопромыслового флота за пределами экономической зоны Российской Федерации в открытых водах Мирового океана, в экономических зонах других государств, как было раньше. Сегодня прежде всего важно, чтобы нас туда снова пустили, ведь за прошедшие 20 лет мы сдали практически все наши позиции – их занял флоты других государств. Нужна системная и большая работа. Необходим современный крупнотоннажный флот и еще многое-многое другое. Однако верю, что, как говорится, дорогу осилит идущий.

– Развитие флота – безусловный приоритет для экспансии в будущем. Однако сегодня мы с вами свидетели того, как интенсивно формируется береговая инфраструктура в Камчатском крае.

– Это отличный показатель – только в период с 2008 года по настоящее время на Камчатке построено 16 современных рыбоперерабатывающих заводов. Это прямой результат закрепления рыбопромысловых участков и долей квот на вылов рыбы. Обратите внимание – государству даже не пришлось предоставлять рыбакам значительной финансовой господдержки, нужно всего лишь было определить четкие и ясные «правила игры». И рыбаки поверили в эти правила и приняли их. А доверие дорогого стоит.

И сейчас я очень надеюсь на то, что и в этом направлении системная политика государства по поддержке рыбной отрасли и рыбаков будет продолжена. Почему я употребляю слово «надеюсь», а не «уверен»? Потому что те предложения и их обсуждения, которые мы сейчас слышим, например, от Федеральной антимонопольной службы (об изменении исторического принципа закрепления квот, о «квотах под киль») позитива и веры не прибавляют. Люди очень тревожно реагируют на эти слухи. И мы отмечаем, что уже снова (как во времена рыбных аукционов) начинается определенная стагнация в инвестициях в региональный рыбохозяйственный комплекс. И хотя впереди еще четыре года до нового закрепления долей и пятнадцать лет – по рыбопромысловым участкам, камчатский рыбохозяйственный комплекс уже сейчас ощущает определенные негативные последствия воздействия этих идей по пересмотру базовых принципов.

А ведь на 3-м съезде рыбаков России все – представители бизнеса, рыбацкой общественности, власти рыбацких субъектов РФ единогласно проголосовали за то, чтобы исторический принцип не менялся, а квоты были закреплены на долгосрочный период.

– Что даст увеличение срока закрепления долей?

– Закрепленные за пользователями доли квот – это мощнейший ресурс, который по достоинству, к сожалению, так еще и не оценен, в том числе и нашим государством. Вопрос об оценке стоимости квот как нематериального актива так до сих пор не решен, хотя на этот счет еще в 2010 году были прямые поручения Правительственной ко­миссии по развитию рыбохозяйственного комплекса страны.

Понятно, что доли квот – это нематериальный актив. Его пощупать нельзя. И стоимость конкретных долей определяется целым рядом показателей, в том числе: сроком действия договоров, значимостью промысловых объектов, ОДУ для этих объектов на перспективу, районом промысла, рыночной стоимостью продукции, и так далее. При этом рыбаки давно и весьма выгодно для себя торгуют долями, скупают их, используя тот законный путь по купле-продаже бизнеса, который определен законодательством. Но почему бы и самому государству не поучаствовать в этом процессе, определив, наконец, значимость долей как нематериального актива, взяв на себя регулирование этого процесса и развязав таким образом руки самих рыбаков. Сделав процесс открытым, отслеживаемым и подконтрольным государству.

А самое главное – это позволило бы рыбному бизнесу использовать доли квот, в том числе при кредитовании.

– Вы можете оценить, как развивалась бы отрасль, если бы рыбный бизнес смог воспользоваться подобными гарантиями?

– Мы видим, что только первый шаг – закрепление долей на 10 лет и рыбопромысловых участков на 20 лет – позволил инвестировать в этот комплекс большие деньги. 12,7 миллиарда рублей было вложено в прибрежный рыбопромышленный комплекс за последние 6 лет. Это только те деньги, которые были показаны по статистике. Фактическая сумма инвестиций по Камчатке однозначно выше. А результат этих инвестиций таков – дополнительно более 3,5 тысяч тонн готовой продукции ежесуточно, дополнительно 30 тысяч тонн холодильных мощностей и плюс около 2,5 тысяч рабочих мест на побережье. Если государство подтвердит свою приверженность этой политике – результаты будут еще масштабнее.

– Назовите, пожалуйста, примеры наиболее ярких, на ваш взгляд, инвестиций.

– Компания «Восточный берег», например, инвестировала в свой новый завод миллиард рублей. И, конечно же, для нее очень важна стабильность на лососевом промысле. Отличный новый завод у «Корякморепродукта», при этом они ведут просто огромную экспериментальную полномасштабную работу по переработке лососевых отходов, инвестировав значительные средства в инновационные технологий в этом направлении. А ведь это огромнейшая и острейшая проблема всей береговой рыбацкой Камчатки – покончить навсегда с так называемыми «рыбными свалками». И, пользуясь случаем, я в очередной раз обращаюсь к своим коллегам-рыбопромышленникам – экономить деньги на экологии недопустимо. Наверное, не за горами то время, когда будут закрываться предприятия, которые работают по старинке и выбрасывают рыбные отходы на свалку. С этим мы должны покончить раз и навсегда.

Важным и значимым для нас является Озерновский береговой комплекс – включающий в себя в том числе мощнейшие современные рыбоперерабатывающие заводы ООО «Витязь-Авто» и «РКЗ-55». В этом году был введен в действие и начал в полном объеме выпускать продукцию самый современный завод, принадлежащий компании «Озерновский РКЗ-55» – общий объем инвестиций на сегодня составил почти 1,2 миллиарда рублей. В планах у компании до 2015 года дополнительно вложить в модернизацию еще 800 миллионов рублей.

Зампред правительства, Министр рыбного хозяйства Камчатского края Владимир Галицын рассказал в беседе с главным редактором «Рыбака Камчатки» о том, как федеральные посылы вызывают тревогу за отрасль, и о том, как инициативы рыбопромышленников вселяют уверенность в будущем края.

– Соотношение между морской и береговой переработкой в последнее время изменилось в корне. Как вы к этому относитесь?

– Да, отдельные районы на побережье полуострова в ходе путины уже могут обойтись без морской переработки. Хотя флот – на подхвате, в период залповых подходов лососей к побережью. Отвечая на ваш вопрос, хотел бы отметить – что бы ни случилось, как бы ни изменилась рыбацкая фортуна, береговые заводы – это не флот, который можно перегнать в любую точку Мирового океана. Заводы – это надолго, это навсегда. Они останутся на территории и именно они будут, в первую очередь, давать рабочие места тем, кто живет на этой территории – жителям береговых поселков.

– В последнее время часто обсуждаются перспективы отрасли, связанные с аквакультурой. Вы сторонник или противник этого направления?

– На Дальнем Востоке России, как в США и Японии имеются уникальные возможности для пастбищного промышленного лососеводства. И этим умело пользуются те, кто знает в этом вопросе толк. В первую очередь Япония и США – так, например, Япония ежегодно добывает, практически не имея естественных популяций, до 250 тыс. тонн кеты искусственного происхождения. Из семисот ЛРЗ, ориентированных на океанские лососевые пастбища Северной Пацифики, России принадлежит лишь жалкая часть – 56 (примерно 350 заводов имеется в Японии и 300 – в США). У нас есть отличные примеры на Камчатке – каждый год фиксируется значительная численность возврата искусственной кеты, воспроизводимой, например, на Паратунском рыбоводном заводе. Уверен, мы должны системно работать в этом направлении. У аквакультуры на Камчатке большое будущее.

Опубликовано в газете "Рыбак Камчатки"

EastRussia.ru - информационный партнер газеты "Рыбак Камчатки"