Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Накормим всех

Генеральный директор группы компаний «Русагро» Максим Басов – в интервью EastRussia

Накормим всех

Максим Басов

Генеральный директор группы компаний «Русагро» Максим Басов рассказал EastRussia о создании нового сельскохозяйственного кластера в Приморье, о перспективах импорта свинины в страны АТР и о том, как мясные полуфабрикаты заберут часть рынка у колбасы.

- Максим Дмитриевич, проект компании «Русагро» вошел в список отобранных межведомственной комиссией инвестиционных проектов Министерства развития Дальнего Востока. Вы собирались начать строительство свиноводческого комплекса «Приморский бекон» в этом году, у вас уже есть кредитные договоры и возможность льготных кредитов ЦБ. Не изменились ли планы?

- В группе компаний «Русагро» несколько направлений бизнеса: сахар, сельское хозяйство, мясо, масла и жиры. По всем этим направлениям мы занимаем ведущие показатели в России. 2014 год стал для нас феноменальным – финансовые результаты оказались в разы лучше, чем в 2013 году. Я полагаю, в ближайшее время мы совершим еще больший рывок вперед именно потому, что планируем завоевывать позиции на Дальнем Востоке.

В ДФО мы присутствуем в Приморском крае в двух бизнес-направлениях. Первое - растениеводство: выращиваем сою и кукурузу на 26,5 га земли (при этом рассчитываем расширить по мере возможности земельный банк). Второе - мы являемся миноритарным собственником Уссурийского масложирового комбината. Нам принадлежит 25 % контрольного пакета.

Сейчас мы разрабатываем новое направление. И с учетом того, что Владивосток очень далеко находится от центральных регионов страны, мы используем не продуктовое, а тестируем региональное построение бизнеса - занимаемся проектированием свиноводческих комплексов и комбикормового завода. Для первой фазы осуществления этого проекта мы получили одобрение двух комиссий – Министерства сельского хозяйства, которая предоставляет субсидии по ставке 8,25 процентов годовых, и комиссии по проектному финансированию, по которой нам будет выдан кредит примерно под 11,5 процентов годовых. Эти два вида субсидирования сделают проект окупаемым. Чтобы начать строительство, нам необходимо закончить проектирование и договориться с краевой властью и с Министерством Дальнего Востока о том, как будет создаваться инфраструктура. Если все будет идти по плану, то мы приступим к строительству в конце августа – начале сентября этого года.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о проекте.

- Проект свиноводческого комплекса предполагает три очереди: под первую очередь нам нужно 40 тыс. га земли (частично она у нас уже есть), где мы будем выращивать 30 тыс. свиноматок, а в 10 комплексах моноблоков будем получать примерно 100 тыс. тонн свинины в год в живом весе.

Кроме этого, комплекс будет включать в себя комбикормовый завод, завод по переработке свинины и завод по утилизации отходов. Начнем строить в этом году – закончим в 2017 году. Значит, на рынок свинина выйдет в 2018 году. Нам необходимо примерно 17 млрд рублей инвестиций: 80% будет финансировать кредит, кредитор – «Альфа-банк», а остальное - из собственных средств.

Ко второй очереди проекта – а это еще такой же объем - мы приступим через год после завершения первой очереди. Пока мы планируем производить свиные продукты, которые полностью пойдут только на внутренний рынок, а на второй стадии проекта часть продукции будем отправлять на экспорт. Рынков экспорта свинины много, а Приморье – прекрасное место, где под боком, помимо рынка России, есть рынки Китая, Кореи, Японии, а это самые крупные импортеры по свинине в мире на сегодняшний день.

Третий этап проекта будет таким же, как и второй. Его мы будем делать, если сможем купить землю в регионе.

- Проект комплекса будет реализовываться частным образом или на принципах государственно-частного партнерства?

- Это будет частный проект - просто ему оказывается государственная поддержка. Во-первых, это субсидирование кредитов, о чем я уже говорил. Во-вторых, Министерство Дальнего Востока обещает путем включения в федеральную целевую программу или через территорию опережающего развития (ТОР) «Михайловский» обеспечить развитие инфраструктуры. В-третьих, обычная поддержка, которая оказывается в рамках общей программы Минсельхоза, которая поможет нам создать селекционно-генетический центр или получить субсидирование при покупке сырья.

- «Русагро» попало в тренд «поворота на Восток», заданный президентом Путиным. Как вы это направление нащупали?

- То, что в Приморском крае возможно создать огромное производство продуктов питания с низкой себестоимостью, высоким качеством и по соседству с крупными импортными рынками, было давно очевидно. Но никто этим не занимался, потому что государство не субсидировало инфраструктуру (без нее там делать нечего), а компании, которые могут себе позволить успешно реализовывать столь крупные проекты, появились в России только за последние пять лет - до этого их просто не было.

Однако до сих пор почти все игроки заняты Центральной европейской частью, но сейчас, по мере того как создаются мощности, компании ищут для себя новые ниши. Одни пошли в другой вид мяса (например «Мираторг»), а наша компания в прошлом году решила идти в другую географию – на Дальний Восток.

- Другие дальневосточные регионы, кроме Приморья, вы смотрели?

- Мы смотрели и Хабаровский край, и Амурскую область, и Еврейскую автономную область, но так сложились обстоятельства, что в Приморском крае удалось купить землю. Может быть, по мере нашего прогресса в Приморском крае мы пойдем и в другие регионы Дальнего Востока.

- В Приморье вы собираетесь заниматься не только свиноводством, но и создавать целый сельскохозяйственный кластер?

- Да. Мы интересуемся куриным направлением, прорабатываем направление аквакультуры. Этими проектами мы тоже хотели бы заниматься в Приморье.

Пока у нас ограниченный управленческий ресурс, и наша стратегия в данной ситуации – все делать кластерами. Так, Белгородский регион –наш первый кластер, Тамбовско-Воронежский регион - второй. Есть еще Екатеринбург и Самара, но это не кластеры. А вот третий кластер будет в Приморье. Причем через несколько лет, по моим предварительным расчетам, Приморский кластер будет самым крупным в нашей компании. Более того, он станет плацдармом, с которого мы начнем нашу экспансию на рынки Китая, Японии и Кореи.

- Какой из этих рынков самый перспективный?

- Китай. КНР импортирует очень много свинины. Цена в Китае на свинину гораздо выше, чем в России. Сегодня в Китае она составляет 140 рублей за килограмм, в Центральной России (ну, на Дальнем Востоке тоже высокая цена) условно 100-110 рублей за килограмм живого веса.

- Однако блочное замороженное мясо, которое поставляется в Россию, из стран Латинской Америки, еще дешевле.

- В этой связи в ближайшее время мы рассматриваем возможность начала импорта иностранной свинины на Дальний Восток (пока не развернули там свое производство), потому что мы видим большую потребность приморцев в мясе. Импортировать и везти мясо из европейской части страны на восток невыгодно, зато есть смысл везти замороженную свинину из Латинской Америки. Цена на импортное замороженное мясо будет чуть ниже, хотя мы ожидаем снижения цен в этом сегменте рынка в целом. В нашем приморском проекте также заложено снижение цен, но блочное замороженное мясо всегда будет дешевле охлажденного, которое мы будем производить.

- Вы не опасаетесь, что в кризис популярность охлажденного мяса будет ниже, чем замороженного?

- Замороженное и свежее мясо - это разные продукты, для которых существуют разные рынки. Но мы прогнозируем, что у нас себестоимость мяса будет сравнима с его себестоимостью в Бразилии, только у нас качество будет выше – на рынок будет поставляться охлажденное мясо. Кроме того, мы будем производить потребительские полуфабрикаты самого высокого класса. Мы ориентируемся на японское качество, которое считается лучшим в мире. То есть на Дальнем Востоке мы сможем удовлетворить потребности разных уровней потребителей. Да, кто-то будет покупать продукт подешевле – замороженную свинину, для тех, кто хочет более качественное мясо, найдется и подороже. Кто-то впоследствии перейдет на нашу курицу или аквакультуру. Всех покроем нашими продуктами.

- Как кризис сказывается на животноводческой отрасли?

- У нас нет кризиса, у нас, наоборот, рост. В России в целом растет производство курицы, свинины. У нас рекордные финансовые показатели. Кризис связан только с дорогими кредитными ставками, это правда. Мы страдаем тоже. Но нас это не останавливает.

- Производство свинины быстро себя окупает – именно поэтому на него делают ставку многие производители. Но как же забота о здоровье потребителя?

- То, что свинину считают вредным продуктом – иллюзия. Ни свинина, ни говядина, ни курица к вредной еде не относятся – вопрос скорее в количестве. Свинина состоит в основном из белка и жира, и еще немножко углеводов. Это три составляющих любой пищи. Животный жир в свинине гораздо полезнее, чем в говядине. В свинине много витаминов. Другое дело, что свинина является более жирным мясом, чем говядина. Если вы едите не самую жирную ее часть, то, наоборот, это необходимо, я считаю, для правильного питания. Вы посмотрите последние тенденции питания в США – реклама свинины проходит под девизом «другое белое мясо».

- Какие технологии выращивания вашей массовой продукции в животноводстве и растениеводстве (свекла, соя, кукуруза) вы собираетесь применять в Приморье? Будете ли придерживаться органического направления?

- Органическое движение развито в основном в Европе, частично в Америке. Это когда не используются интенсивные технологии сельского хозяйства. Конечно, мы будем частично применять, когда у нас запустится свиноводческий комплекс, навоз. Но мы не обойдемся без использования интенсивных форм сельского хозяйства – мы рассчитаны на массового потребителя.

Однако Приморье – экологический регион, где нет загрязнений и ядовитых почв, как в Китае. Мы уже поставляем растительное масло в Китай, где в магазинах оно продается с зеленым листочком – китайцы его сами наклеивают: считают, что все, что идет из Приморского края, экологически чистое.

Кроме того, такого понятия, как «правильная» или «неправильная» технология, не существует. В европейской части России нужны одни условия для выращивания. В Приморье совсем другой климат, совсем другая земля – следовательно, там будут применяться иные технологии. К примеру, если говорить о семенах, то мы считаем, что наиболее подходящие семена – китайские. К сожалению, китайские семена не разрешены к использованию в Приморье (они используются в крае незаконно – не сертифицированы), а российские семена не подходят, так как выведены для европейской части страны. Дальневосточных семян очень мало. В этом году будем использовать канадские семена, потому что это единственная успешная селекция, которая сертифицирована в Приморском крае. Дальше мы планируем развивать свое собственное семеноводческое хозяйство. Начали консультации с Китайской Академией наук, чтобы китайские семена лицензировать и локализовать в Российской Федерации в ближайшее время.

- Рынок колбасы не собираетесь покорять? За счет умелого сочетания курицы и сои можно создать супердешевое производство и накормить всю страну?

- Нет, мы хотим кормить людей свининой. Я думаю, в ближайшее время колбасы будут терять долю на рынке, потому что будет появляться больше свиной продукции, и цена на мясо будет падать. Мы видим, что рынок потребительских полуфабрикатов из свинины растет в России очень быстро, и будет расти дальше.

Колбасу мы не делаем принципиально, на этом рынке много других игроков. Мы же будем забирать рынок свиных полуфабрикатов: запускаем нашу бойню в Тамбовской области в мае, и к концу лета в российских торговых сетях в европейской части страны, на Урале и в Поволжье можно будет купить наши полуфабрикаты.

- Масло и жиры – одно из ведущих направлений вашего бизнеса. Кроме того, вы являетесь миноритарным собственником Уссурийского масложирового комбината. Небольшой сегмент вашего бизнеса – это спреды. Зачем вам производить этот непопулярный продукт, прославленный в России только в начале 2000-х годов рекламой спреда «Рама»?

- Да, спреды в России практически мало кто не производит. По спредам мы третьи в стране. Но мы хотим стать первыми, потому что спред – очень полезный продукт. Он гораздо полезнее, чем сливочное масло. Во многих странах мира, кроме России, сливочное масло и маргарин, производящийся по старой технологии, давно не едят. Спреды потребляют даже в Новой Зеландии.

Спред «Рама» гораздо более полезный продукт, чем сливочное масло и маргарин. В российских маргаринах, которые производятся по существующей технологии (хотя технология меняется и старых маргаринов скоро не будет, так как вводятся новые требования к полезности продукта) действительно высокое содержание трансизомеров. Это происходит из-за того, что растительное масло гидрогенизируется, чтобы стать твердым. И в этом случае действительно возникают вопросы о пользе продукта.

В сливочном масле высокая доля холестерина - это животный жир. А спред – именно тот продукт, который по вкусу напоминает масло, и даже лучше, но производится из растительного жира не способом гидрогенизации, а способом переэтерификации, при котором не образуются трансизомеры. В мире спреды настолько популярны, что сейчас они относятся к новой категории функционального питания: в них добавляют правильные ингредиенты - кислоты Омега-3, которые являются деоксидантами, различные другие виды масел, витамины. Спреды - продукт будущего. В ближайшие лет пять они завоюют Россию.

- Вы не задумывались о том, чтобы войти в элитный сегмент органического производства?

- Нет, это не наше. Мы работаем на больших объемах. Органические ниши будут непременно заняты, это дело мелких предпринимателей, небольших компаний. Мы занимаемся сотнями тысяч тонн продукции. Вот это наше, это наша сила.