Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

НАНО против Гидро

Кто поссорился: Маркин с Чубайсом или все же две госкорпорации

Холдинг «РусГидро» официально отказался привлекать крупного партнера в развитие Дальнего Востока. На днях новый официальный представитель «РусГидро» Владимир Маркин в ответ на интервью главы «РОСНАНО» Анатолия Чубайса завил, что компании не будут вести никаких совместных проектов на Дальнем Востоке, несмотря на подписанное соглашение. По просьбе EastRussia свое видение конфликта рассказали источники, знакомые с ситуацией.

НАНО против Гидро
Фото: shutterstock.com
Солнечный интерес

Начиналось все крайне оптимистично. В 2015 году на первом Восточном экономическом форуме энергетический холдинг «РусГидро», группа «РОСНАНО» и «Фонд развития Дальнего Востока» подписали соглашение о намерениях создать специальный фонд для инвестиций в экономику Дальнего Востока. Предполагалось, что средства будут вкладываться в «проекты электроэнергетики и сопряженных отраслей».

Из трех подписантов относительным «новичком» в регионе была именно «РОСНАНО» – компания брала на себя обязательства вложиться не только деньгами, но и уже имеющимися у группы высокотехнологичными наработками. По данным СМИ, соинвесторы в течение 2016 года планировали вложить в фонд через механизмы инвестиционного товарищества 4,8 млрд руб. Поле для базового взаимодействия было понятно — это проекты в области возобновляемой энергетики в районах деятельности дочернего предприятия «РусГидро» РАО «Энергетические системы Востока».

«РАО ЭС Востока» с 2012 года активно строит солнечные и ветряные электростанции в удаленных регионах Дальнего Востока. Именно здесь, в отличие от «большой земли», объекты возобновляемой энергетики (ВИЭ) показали свою экономическую эффективность и без применения специальных «зеленых» тарифов. Территория Дальнего Востока — почти треть России, а населения здесь меньше, чем в одной Москве, причем живет оно  не компактно, а порой в поселках, до которых, как говорится, на оленях три дня ехать — и то, если зимой дорога есть. Сейчас в таких поселках стоят в основном дизельные электростанции, куда топливо идет по «северному завозу» до трех лет. К моменту прибытия в поселок оно просто золотое по цене, а значит, и стоимость киловатта электроэнергии высокая.

Альтернатива одна — СЭС и ВЭС. На Дальнем Востоке высокий уровень инсоляции и сильнейшие ветра, установка солнечных панелей и ветряков позволяет экономить дорогостоящее дизельное топливо, а значит, снижает тарифы на электроэнергию. Сейчас уже построено 16 СЭС и три ВЭС. А еще в планах было реализовать 178 объектов ВИЭ.

С другой стороны, «РОСНАНО» является учредителем ООО «Хевел» (на 49%) — ведущей российской компании, которая не только строит солнечные электростанции по России (в том числе и в регионах, близких к Дальнему Востоку — например, на Алтае), но и производит солнечные панели на собственном заводе в европейской части России. Казалось бы, точки соприкосновения двух государственных компаний налицо — бери и делай. Но постепенно стало ясно — что-то пошло не так.

Ветреные порывы

На днях председатель правления «РОСНАНО» Анатолий Чубайс, выступая в эфире «Россия 24», заявил, что «РусГидро» отказалась от совместных планов по созданию фонда для инвестиций в экономику Дальнего Востока. «Это крайне интересная для нас тема, это крайне важно (усиление присутствия на Дальнем Востоке), мы много взаимодействовали по этой теме с коллегами, в том числе с компанией „РусГидро“, которая в итоге полностью провалила эту тему. У меня ощущение, что компании „РусГидро“ не интересно, что происходит на Дальнем Востоке, они отказались инвестировать, несмотря на то, что в их собственности находится „РАО ЭС Востока“, и после категорического отказа от такого партнера мы не знаем, как нам быть дальше».

Глава компании добавил, что «РОСНАНО» продолжает искать партнеров за рубежом, но «идти на Дальний Восток без российских партнеров было бы странно».

Отповедь прозвучала как гром среди ясного неба. Задача о привлечении на Дальний Восток высокотехнологичных производств со стороны государства четко формулируется, в январе на встрече Президента России Владимира Путина и полпреда президента в ДФО Юрия Трутнева даже была озвучена идея создать специальный совместный фонд РВК и ФРДВ, который бы занялся финансированием именно высокотехнологичных проектов. На этом фоне публичная денонсация договоренностей между двумя госкомпаниями, достигнутая на президентском же форуме во Владивостоке, буквально взорвала медиапространство.

Реакция «РусГидро» не заставила себя ждать. В оперативных комментариях официальный представитель компании Владимир Маркин заявил, что «в ходе инвентаризации предлагаемых инноваций выяснилось, что для развития энергетики Дальнего Востока могла быть применима только одна из разработок „РОСНАНО“ в сфере солнечной энергетики. Поэтому создавать специальный фонд ради одного совместного проекта было в итоге признано нецелесообразным».

Как отмечается в комментарии Маркина, одной из «дочек» «РОСНАНО» предложили принять участие в развитии солнечных электростанций в Якутии. Но «при проработке данного конкретного проекта выяснилось, что инновационные технологии „РОСНАНО“ – пленочные покрытия солнечных батарей — не предназначены для сложных климатических условий Дальнего Востока, не говоря уже о Крайнем Севере». «Вкладывать средства „РусГидро“ в другие инновации, интересные только самому „РОСНАНО“, было признано нецелесообразным. Это противоречило бы статусу „РусГидро“ как компании, решающей четко определенные государственные задачи, — добавил Владимир Маркин.

Справка EastRussia. По данным годовой отчетности АО «РОСНАНО» за 2015 год (последняя доступная), объем прямых инвестиций группы в отрасль энергетики на начало 2016 года составил 32,4 млрд руб. из совокупных 135,1 млрд руб. В портфеле компании, помимо уже упоминавшегося ООО «Хевел», проекты под названиями «Суперпровода» (создание промышленного производства наноструктурных электротехнических проводов со сверхвысокой прочностью и электропроводностью), «Поликремний» (производство поликристаллического кремния и моносилана), «Лиотех» и «Катодные материалы» (литий-ионные аккумуляторы), Nesscap (накопители энергии высокой мощности) и  Lilliputian Systems (автономные топливные ячейки).

Чуть позже на портале Lenta.ru вышла колонка Владимира Маркина под заголовком «Обитателю стеклянного дома». Лексический набор — «публичный мазохизм», «обратиться к штатному психологу», «признак фрустрации» — очевидно переводит конфликт на личности. Анатолию Чубайсу в тексте достается и за «поминание РусГидро всуе», и за «абстрактный либеральный подход» на этапе реформы «РАО ЕЭС России», которая, собственно, и поставила, по мнению автора, дальневосточные энергосистемы на грань выживания.

Что касается истории сотрудничества компаний, то, по версии Владимира Маркина, ее толком и не было. «Рамочное соглашение было подписано в 2010 году, активное обсуждение в рабочих группах началось через три года. Были определены конкретные направления поиска и внедрения инноваций — это прежде всего новые технологии ВИЭ для солнечных, геотермальных, приливной электростанций, уже работающих в составе „РусГидро“. Также изучалось применение новых материалов для оборудования и плотин ГЭС, новых технологий накопления энергии, помимо ГАЭС»,— объясняет Владимир Маркин.

«К сожалению, из всех предложенных „РОСНАНО“ и интересных для „РусГидро“ проектов стадии опытно-конструкторской разработки к 2016 году достиг лишь один. Группа ученых и инженеров из Новосибирска создает технологию механических накопителей энергии»,— говорится в колонке. Официальный представитель «РусГидро» также упоминает о том, что «никаких специальных соглашений по развитию именно Дальнего Востока никогда не было, поскольку инновации не связаны с регионами, а только с отраслевыми системами».

Гидро без НАНО

По логике «РусГидро», раз солнечные панели «Хевел» оказались непригодными для сурового Дальнего Востока, то и сотрудничества госкомпаний не будет. При этом за время, прошедшие с подписания того самого соглашения на ВЭФ, «Хевел» построила несколько объектов солнечной генерации на Алтае — где климат, к слову, также не самый благоприятный.

Собеседники EastRussia в отрасли обращают внимание на то, что решение «РусГидро» о сотрудничестве принимались другой управленческой командой: на соглашении с «РОСНАНО» и «Фондом развития Дальнего Востока» стоит подпись Евгения Дода — предыдущего руководителя госхолдинга. Нового руководителя «РусГидро» Николая Шульгинова характеризуют как консервативного, осторожного, «старой закалки» менеджера, и решения, так или иначе затрагивающие Дальний Восток, при нем носят характер скорее оптимизации, нежели экспансии.

Так, одной из инициатив стало сокращение инвестиционной программы холдинга, в первую очередь — за счет программы комплексной модернизации. В соответствии с докладом «РусГидро: на пути к эффективности и стабильности» от 8 декабря 2016 года, за счет оптимизации инвестпрограммы «РАО ЭС Востока» в том числе по сокращению проектов техперевооружения компания экономит более 5,5 млрд рублей. При этом говорится, что «основной потенциал снижения затрат группы „РусГидро“ лежит в оптимизации деятельности холдинга „РАО ЭС Востока“». Аналитики компании оценили «бремя» дочернего предприятия в 17 млрд рублей и предложили сэкономить эти средства путем объединения компаний.

Несмотря на то, что оптимизация затрат, говорилось в отчете, «позволяет поддерживать основную массу оборудования в хорошем или удовлетворительном состоянии», история вылилась в публичное поле не в самом лучшем свете. После того, как Николай Шульгинов на совещании по подготовке к отопительному сезону 2016/2017 спрогнозировал возможный рост аварийности, он попал под огонь критики со стороны министра энергетики РФ Александра Новака. «Переделайте это и больше никому не показывайте… Сократить инвестпрограмму — это же ваша идея. Докапитализировать в меньшем объеме — это было вашим решением»,— заявил господин Новак.

Однако упомянутая оптимизация (и ее последующая отмена — в декабре компания сообщила об очередной корректировке инвестпрограммы, увеличив расходы на модернизацию), говорят собеседники EastRussia в отрасли, погоды не делает. В ходе реформы «РАО ЕЭС России», оставившей «за бортом» новых принципов энергетику на территории трети страны, Дальний Восток остался без модернизации, но с почти критическим уровнем износа и огромными бюджетами, в том числе зашитыми в тарифы, направляемыми на «латание дыр».

Последние крупные инвестиции в инфраструктуру случились в 2012 году, когда президент России Владимир Путин в присутствии полпреда и министра по развитию Дальнего Востока Виктора Ишаева и главы «РусГидро» Евгения Дода распорядился выделить 50 млрд бюджетных средств на строительство четырех новых объектов энергетики в регионах ДФО. Стройки, между тем, пока так и не завершены: по информации на официальном сайте «РусГидро», «все четыре энергообъекта планируется построить к концу 2017 года» (сдвиг сроков относительно первоначальных — один-два года).

НАНО без Гидро

А тем временем в октябре 2016 года «РОСНАНО» анонсировало, что вложит 10 млрд рублей в строительство ветрогенерации в России. Инвестиции «РОСНАНО» будут направлены на создание двух международных консорциумов, один из которых — это сообщество по локализации производства ветроустановок и их ключевых компонентов в России, а второй — по строительству и эксплуатации ветряных электростанций.

«РОСНАНО» также подписало предварительное соглашение с финской Fortum о создании парка ветрогенерирующих мощностей в ближайшие несколько лет. Как ожидается, стороны завершат к концу 2017 года строительство ветропарка мощностью 35 МВт в Ульяновской области. 

Обсуждались ли проекты по ветрогенерации на Дальнем Востоке между «РусГидро» и «РОСНАНО» в рамках несостоявшегося альянса, EastRussia выяснить не удалось. Однако очевидно, что теперь, даже если «российский ветряк» по линии «РОСНАНО» будет создан, вряд ли стоит ждать его на Дальнем Востоке.

P.S. Дод без НАНО и без Гидро

Завершая рассказ о том, как ссорились Маркин с Чубайсом, было бы правильно упомянуть и судьбу остальных персонажей.

«Фонд развития Дальнего Востока» (а глава фонда Алексей Чекунков также ставил в 2015 году свою подпись на соглашении) скандал не затронул. Информации об активности фонда в реализации данного соглашения в публичном поле нет, претензий к фонду ни одна из сторон не высказала.

Евгений Дод находится под домашним арестом. 21 декабря ему была смягчена мера пресечения, ранее он находился под стражей. Срок ареста в декабре продлили до середины февраля, в середине февраля — до 21 мая. Свою вину бывший руководитель РусГидро не признает, кроме подозрения в растрате 73 млн рублей новых обвинений в отношении него выдвинуто не было. 

Главным пострадавшим, между тем, остается Дальний Восток.

С 2012 года никаких новых комплексных проектов по улучшению ситуации в энергетике макрорегион не получал (знаменитый закон о выравнивании тарифов до среднероссийского уровня в силу вступил, но еще не заработал). В Магаданской области строятся новые сети, на Чукотке — плавучая атомная электростанция. Но энергомоста в Японию пока так и нет («Проект можно обсуждать, но я бы не ставил задачу компании активно развивать процесс обсуждения, слишком много непонятных экономических условий вхождения в этот проект»,— говорил Николай Шульгинов летом прошлого года), а крупные проекты новой генерации, например, Хабаровская ТЭЦ-4, так и остаются на бумаге.

Развитие возобновляемой энергетики показывало хорошую динамику: появились мегаваттная станция за Полярным кругом, японские ветряки в арктическом исполнении на Камчатке. Эти проекты олицетворяют собой современную и экономически эффективную новую энергетику региона — пусть и в дозированных объемах.

Увеличивать дозу пока, выходит, некому.