Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Нет нытью с кошкой под мышкой

В Хабаровске сняли фильм о музыкальной легенде - лидере группы "Оркестровая яма" Коле Никитине

Релиз фильма  "Нет нытью" ("С кошкой под мышкой"), в который вошли редкие архивные кадры, собранные по крупицам на местных киностудиях, у семьи, друзей и фанатов, состоялся 14 февраля 2018 на Youtube. Авторы - Дмитрий Лебухов и Алексей Елаш. Сроки срывались, "летела" монтажная станция, - поговаривают, это Коля Никитин, которого знали как большого скромника, "шаманил”. 

Основатель хабаровской группы и одноименной музыкальной студии "Оркестровая яма" ушел путешествовать с собакой и велосипедом в мае 2009 из поселка Хурмули по маршруту Чегдомын - Биракан. В середине июня он должен был появиться в Биробиджане. В начале июня железнодорожники видели его в 20 км от поселка Эворон. На этом ниточка обрывается. Колю Никитина искали всем миром, но безуспешно. Родственники и друзья нашли колины вещи, позже обнаружили костер с его полуобгоревшей одеждой. Музыкант будто растворился в воздухе. О судьбе хабаровской легенды неизвестно до сих пор, но нам остались его песни. С 2010 года в дальневосточной столице проходит фестиваль памяти Коли Никитина "ДОКоле". Об ощущениях от образа музыканта, о фильме и о его музыке рассказала East Russia режиссер фильма Ирина Фандеева. 

Нет нытью с кошкой под мышкой
"Я не знала Колю Никитина лично. Я никогда не видела его. После того недолгого пути, который я прошла, пока работала над фильмом, я все еще не понимаю, удалось ли мне узнать Колю хоть сколько-нибудь. Узнать о нем – да, узнать его самого – едва ли," - делится Ирина Фандеева. - Но всё то время, которое занял у меня «Нет нытью», стало таким особенным личным опытом, щемящим погружением, растворением в человеке, с которым вряд ли удастся даже поговорить. Так чувствуют себя авторы чужих биографий?

Почему до сих пор никто не снял фильм о нем, думала я. Почему никто не захотел рассказать о нем всем? Олег Коврига написал о Коле в своей книге «Что я видел». Но хабаровчане? Хабаровчане проводят ежегодные концерты «До Коли». Местные группы играют на них свои песни и песни «Оркестровой ямы». Хабаровчане знают (знали?) Колю, и, наверное, им нет смысла рассказывать друг другу о нем. А для меня Коля Никитин стал пронзительным откровением, отпустить меня оно уже не могло.



То ли Коля поначалу не очень хотел, чтобы фильм появился, то ли звезды складывались не в нашу пользу, но поначалу происходили события, тормозящие появления фильма на свет. Ломалась техника, сыпались диски, летели архивы. Постоянные проблемы со звуком. Но в какой-то момент практически не пришлось выстраивать картинку - всё легло на монтажную полосу само. Вернее, линия выстраивалась прямо в голове – успевай только резать длинные куски исходного видео. Монологи превращались в диалоги, диалоги -  в некое коллективное повествование. Люди в фильме словно бы рассказывают каждый о своем Коле Никитине – у этих Колей много общего, но ни один словно бы не является Колей настоящим. Потому что настоящий – это тот, который получится, если всех этих рассказанных Колей собрать воедино. Или тот, кто по каким-то неведомым причинам решил так и не выйти из тайги. И об этом Коле не было сказано ни слова.

Олег Коврига вспоминает, как Коля признавался, что хочет уехать из Москвы в Хабаровск, потому что ни разу не захотел играть там. В то же время мне кажется, что колина музыка – это не хабаровская музыка. (Я слышала музыку хабаровскую – она совсем иная.) Ее нельзя определить как музыку дальневосточную, как некий «характерный дальневосточный звук». По сравнению, скажем, с «Миссией: Антициклон», которую я считаю образцом дальневосточной музыки. Коля мог бы пройти с кошкой под мышкой в своем излюбленном ля-миноре по какому угодно городу. Пусть и расчехлять клавиши в столице в какой-то момент ему не захотелось. 

Воспринимать его песни можно по-разному. Кто-то увидит в них забавные истории (пожалуй, об этом беспокоился Сапрыкин). А кто-то глубокий философский смысл. По-моему, так это происходит со слушателями Псоя Короленко: для одних смешно «буратино был тупой», а других бросает в дрожь от «крот освободит нас»… Не думаю, что Коля Никитин стал бы объяснять слушателям, что именно имел он ввиду, написав «скоро у меня на спине вырастут грибы».

Несколько месяцев, за время работы над «Нет нытью», живя историей Николая Никитина, мне все больше и больше виделось знаков, которые он расставлял в песнях. Расставлял кому-то или самому себе. Или же знаки расставляли себя сами. В какой-то момент мне стало казаться, что каждая его строчка – и песен, и стихов – пророческая. Смотреть на его фото мне, человеку, не связанному с ним ничем, стало невыносимо тяжело. Появилась непременная цель: закончить фильм, во сколько бы убитой техники это ни стало. И тут же все «сложилось». Так история «Оркестровой ямы» стала немного моей. Едва ли я когда-то увижу Колю Никитина. Но я рада, что смогла показать его самой себе. Я не знала, каким получится фильм. Сейчас я думаю, что он получился еще до того, как я села за монтажную машину" - призналась режиссер фильма "Нет нытью. С кошкой под мышкой" Ирина Фандеева. 



КОЛЯ У КАЖДОГО СВОЙ 



Олег Коврига (руководитель лейбла "Отделение Выход"): Когда мы начали работать с Колей, у «Отделения ВЫХОД» настал золотой век. Практически сразу я понял, как мне повезло. Впервые за долгое время я ощутил, что у меня за спиной стена. «Пусть вечно мой друг защищает мне спину»… Я бы с радостью работал с Колей всю жизнь. Но удерживать его было бессмысленно… Я далеко не сразу узнал, что Коля музыкант. Мы работали уже около года вместе, и он принес кассеты со своими записями. А потом сказал, что хочет сам за свой счет издать два диска «Оркестровой ямы»: «О’Я!» и «Пепельницу». В диск «О’Я!» Коля вложил веточки бурьяна, а в «Пепельницу» - «беломорины». Мамонов потом жалел, что не успел так же сделать – он тоже хотел в свой «Электро Т.» вложить кусок провода.

Юрий Сапрыкин (шеф-редактор "Рамблер-ашифи"): Для меня музыка Коли Никитина – это что-то такое очень личное. Ей не хочется ни с кем делиться. Страшно подумать, что кто-то может послушать эти песни и посмеяться. Это сродни какому-то предательству. Я помню, как услышал песню «Я хожу-брожу по городу под мухой с кошкой под мышкой». И мне она показалась такой трогательной, потому что сам тогда часто бывал в таком состоянии…

Петр Мамонов (музыкант, актер): Музыку его я люблю. Я делал передачу «Золотая полка», один из выпусков назывался  «Русский рок». Там у меня были «Вежливый Отказ», «Центр»… и вот я взял одну песню «Оркестровой ямы» - «Пепельница головного мозга». И одна моя подруга, а она такая женщина в годах, рассказывала потом: «Так мне понравилась твоя передача, особенно вот эта песня – «…твой окурок, придурок». И она прям помолодела вся. Вот такие эффекты бывают! Сразу видно, что человек не из-за денег это делал, не из-за какого-то «релакса», не для того, чтобы в какое-то пространство войти… Делал это от чистого сердца, а это всегда звенит.