Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Никита Исаев: «Трутнев вполне может стать премьером»

Директор Института актуальной экономики Никита Исаев рассуждает о политике и экономике на Дальнем Востоке

Институт актуальной экономики находится в Москве, но анализирует экономическую и социально-политическую ситуацию по всей стране. EastRussia познакомилось с директором института, политиком Никитой Исаевым, чтобы понять, как аналитики института и его руководитель оценивают ситуацию на Дальнем Востоке.

Никита Исаев: «Трутнев вполне может стать премьером»
О ВЛАСТИ

– Никита Олегович, если бы вам предложили стать губернатором какого-либо региона, либо возглавить какую-либо отрасль как министру, вы бы согласились?

– Относительно возможности работы в нынешней системе исполнительной власти – губернатором либо министром федерального правительства – ничего нельзя исключать. Моя критика, звучащая в СМИ – не ради критики, а для того, чтобы внести изменения в экономическую политику, в вопросы политического устройства и в систему управления в стране. Разумеется, в случае, если государство будет иметь политическую волю для изменений, либо мне, как руководителю отрасли или региона, будут предоставлены определенные полномочия, карт-бланш проводить ту политику, которую я считаю нужным, я соглашусь занять эти посты. Я не являюсь оголтелым сторонником разрушения существующей политической модели, но считаю, что эта модель ведет в тупик.

– Чем плоха нынешняя модель?

– Это система единого управления политической повесткой, отсутствие какой-либо реальной оппозиции, управление из Кремля политическими и общественными процессами, отсутствие гражданского общества и игнорирование того факта, что среди россиян растет напряжение: не только среди людей, находящихся за чертой бедности, а их у нас более 20 млн человек, но и в бизнес-сообществе, в профессиональной среде.

Модель политического управления должна быть более сбалансированной. Должна возникнуть двух-трех партийная система, построенная на базовых принципах управления, принятых в цивилизованных странах западной демократии. Назовем это социал-демократической системой, где есть место либералам, консерваторам, тем, кто ставит во главу угла социальные вопросы, как демократы в США, и тем, кто видит драйвер развития экономики в бизнесе, как республиканцы. То же касается и системы управления регионами и муниципалитетами.

А в нынешней системе те губернаторы, которых называют молодыми технократами, не имеют никаких возможностей для управления. Более того, на днях Минфин констатировал отсутствие полномочий у регионов, в частности, у Хакасии и Костромской области, по управлению собственными финансами, которые теперь находятся под контролем федерального казначейства. То есть, регионы исключительно закредитованы и находятся в долгах, не способны обеспечивать обслуживание долгов.

– Почему, на ваш взгляд, это происходит?

– Такова система межбюджетных отношений. Она разрушена 131-м законом о местном самоуправлении, административной реформой Дмитрия Козака и Алексея Кудрина, она не предполагает мотивации и в регионе, и в муниципалитете для привлечения инвесторов, поскольку почти все налоги забираются в Москву. Власть уверяет, что структурные реформы уже проведены. Об этом, в частности, говорил на днях министр экономического развития Максим Орешкин. Я, кроме повышения налогов, акцизов и околоналоговых сборов, что нарушает установленный президентом трехлетний мораторий, никаких реформ не обнаружил. Регионы «осушены» и лишены доходов, основные налогоплательщики, в том числе в рамках моногородов, переведены в Москву или в Санкт-Петербург, и управление регионами идет по методу «кормления» из Москвы по признаку личной и лояльности губернатора Минфину.
 
О СЕБЕ

– Вы были замруководителя Госкомитета по делам молодежи в 2008 году, у этой структуры был статус министерства. Какие у вас были достижения на этом посту?

– Мы работали четыре месяца, и за четыре месяца три раза поменялся базовый подход к работе с молодежью: сначала мы работали с талантливой молодежью, потом вдруг стали работать с трудной молодежью, затем с трудовой молодежью. Я отвечал за законотворческую деятельность, разработку государственных программ, в частности, создавал федеральную программу «Молодежь России», концепцию Федерального закона «О государственной молодежной политике», который, к сожалению,  так и не приняли. Мы занимались унификацией законодательства по регионам, в том числе по Дальнему Востоку.

– Вы дружите с Александром Цыбульским, ныне врио губернатора Ненецкого АО. Вы рассказывали ему о своих взглядах на изменение межбюджетной системы отношений?

– Безусловно. Мы с ним это обсуждали, и он планировал создавать при МЭР (Цыбульский был замминистра экономического развития – EastRussia) экспертный совет по региональному развитию. Это было в момент, когда соответствующие функции перешли в МЭР из Минрегиона.

В экспертном совете по региональному развитию я должен был возглавить направление по изменению межбюджетных отношений. К сожалению, при Алексее Улюкаеве эта инициатива не была реализована

– А почему?

– К сожалению, Цыбульскому пришлось работать по тем направлениям, которые уже были разработаны в министерстве. В частности, на него было возложено много вопросов приграничного, межрегионального сотрудничества.
 
О ТРУТНЕВЕ

– В каких регионах на Дальнем Востоке вы бывали, своими руками их, так сказать, «щупали»?

– Приморский край, Хабаровский край, Сахалинская область. Так, чтобы щупать, да? Ну вот, наверное, эти три.

Первый раз я на Дальнем Востоке оказался в 2007 году, во Владивостоке, я тогда развивал Молодежную школу бизнеса, которую создал двумя годами ранее, и я открывал региональные отделения. Затем по тому же поводу я посетил и Хабаровск. В тот момент еще не была запущена программа подготовки к саммиту АТЭС, она только формировалась, и поэтому инфраструктурно все было весьма печально, несмотря на тогдашние высокие цены на нефть. Затем, уже в Минрегионе, я как помощник министра регионального развития Дмитрия Козака курировал подготовку к саммиту АТЭС в 2008 году.

Сейчас Владивосток знаменит своим Восточным экономическим форумом. Для полпреда президента Юрия Трутнева это та площадка, которая обеспечит его политический капитал в рамках транзита власти, который сейчас начинается. Я считаю, что он может стать и премьером. Я знаком с Юрием Петровичем с момента работы министром природных ресурсов и экологии. Трутнев – один из тех, кто смог выстроить отношения с президентом страны сейчас, а не в рамках кооператива «Озеро», не в рамках прогулок по Невскому проспекту, не в рамках рекомендаций со стороны ближнего круга, а в рамках эффективной работы. Результаты, которые показывает в 2017 году экономика регионов ДФО, достаточно успешны.

– А в чем успешность?

– На фоне падающего индекса промышленного производства по всей стране Дальний Восток растет.

– С какой базы?

– Повторю, когда я впервые приехал на Дальний Восток 10-11 лет назад, инфраструктурная база была крайне низкой. И даже подготовка к саммиту АТЭС это существенно не изменила. А сейчас Еврейская автономная область, где открыт ГОК, демонстрирует рост под 50%.

– Но не остановлен отток населения с Дальнего Востока.

– Идет рост с точки зрения макроэкономических показателей. А с точки зрения качества жизни, реально располагаемых доходов населения, работы малого бизнеса – как и во всей стране, ситуация печальная. При этом я не являюсь сторонником «дальневосточного гектара» в том виде, в котором он есть, и я не являюсь сторонником территорий опережающего развития. ТОРы – те же экономические зоны, суть одна.

– Разницы между ТОР и ОЭЗ не видите совсем никакой?

– Абсолютно никакой.
 
ОБ ОБЗОРАХ

– Вы публикуете обзоры ситуации в регионах в газете «Комсомольская правда». Какова их методология?

– Обзоры готовятся ИД «Комсомольская правда» и Институтом актуальной экономики. Я являюсь директором Института актуальной экономики, у меня в штате работают 20 человек, они ездят по регионам. Часть редакции «Комсомольской правды» также работает над этими обзорами, они посещают регионы. Получается аналитический отчет, который касается экономических показателей, характеризующих положение дел в регионах, кроме того оценивается состояние политической системы в регионах, управленческой системы, влияния на СМИ.

– Взять Якутию, которую вы хвалите. Отчего там хорошо идут дела?

– Я считаю, что у главы республики Егора Борисова появилась возможность на измененной конъюнктуре экспортно-ориентированных отраслей выстроить социальную политику таким образом, чтобы выгодно отличаться от других регионов ДФО.

– Справится ли новый губернатор Приморского края Андрей Тарасенко с тяжелым наследством Владимира Миклушевского?

– Пока я наблюдаю у Тарасенко вал нереализуемых, противоречивых обещаний. Это касается Находки, рыбной отрасли, инфраструктуры, проблем городского хозяйства и социальной инфраструктуры. Мы начинаем следить, как они выполняются, в том числе в разрезе сроков, которые он сам же указал.