Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Новое – незабытое старое

Александр Савельев о возможных поправках в правила вылова лососевых

Новое – незабытое старое
Фото: kamchatka.arbitr.ru

Александр Савельев

руководитель Информационного агентства по рыболовству
Тут всех взбудоражила новость о намерении властей изменить правила пользования рыбопромысловыми участками, где идёт вылов лососей. Журналисты даже называли автором идеи губернатора Сахалинской области Олега Кожемяко, недовольного итогами путины за последние два года.

Справедливости ради надо заметить, что идея эта не новая, а, можно сказать, старая. Одиннадцать лет назад на вопрос "Российской газеты" – "Растолкуйте еще один пункт из поручений президента. Зачем сдавать лососевые реки в концессию?" - тогдашний глава Росрыболовства Андрей Крайний ответил буквально следующее: "Мы намерены сдавать в концессию только малые несудоходные реки. Сегодня на них ставят свои неводы две-три компании. Мы хотим, чтобы восторжествовал принцип: одна река - один хозяин. Государство передаст реку по концессионному соглашению нашему рыбаку на 20 лет с инвестиционными обязательствами. Скажем, он должен будет построить завод по заморозке рыбы и регулярно очищать русло от ила. Я вас уверяю: если мы этот принцип реализуем, нам и с браконьерами на лососевой путине значительно легче будет бороться. Рыбаки говорят: давайте концессию, а с браконьерами мы тогда сами разберемся".

Как мы теперь видим, провозглашенный принцип не восторжествовал, проблему не удалось решить до сих пор, как и другое поручение президента России, данное тогда, в 2007 году в конце августа в Астрахани на заседании президиума Госсовета – о борьбе с браконьерством, которому было уделено особое внимание. Браконьеры как орудовали на лососевых реках, так и орудуют.

Как говорил Черномырдин, никогда этого не бывало, и вот опять!

Принцип «одна река – один хозяин» обсуждают на самом высоком уровне – на рабочей группе по развитию рыбохозяйственного комплекса под руководством помощника президента Константина Чуйченко. И вновь мотивируют инициативу необходимостью бережного развития территорий, борьбой с браконьерством и созданием стимулов для сохранения и воспроизводства рыбы. Минсельхозу и Росрыболовству поручено к 20 марта проанализировать финансово-экономические показатели пользователей участков и объемы уплаченных налогов, а также проработать последствия их объединения.

На Камчатке и Сахалине хорошо помнят, как десять лет назад проходили инвестиционные конкурсы на рыбопромысловые участки и были заключены порядка 700 договоров на 20 лет. Промысел на реках этих регионов ведет множество мелких и средних предприятий. Теперь мы оказались в полушаге от разрыва действующих договоров и изьятия участков?

А как будет определяться "один хозяин"? Будет проводиться новый аукцион? А в нём смогут поучаствовать только действующие пользователи или сторонние компании тоже? Реки, кстати сказать, тоже разные: одна десять километров, другая тридцать, в одной теоретически можно выловить 10 тысяч тонн лососей, в другой – и тысячи не наберётся. Вопросов возникает огромное количество и главный из них – как будем делить?

Деление, как известно ещё из курса начальной школы, - действие, обратное умножению. Подобно тому, как умножение заменяет неоднократно повторенное сложение, деление заменяет неоднократно повторенное вычитание.

Новое деление рыбопромысловых участков по-любому не останется без обиженных. Одиннадцать лет прошло, а в ушах до сих пор стоит стон несогласных с тем переделом, особенно на Сахалине.

Тут главное не переусердствовать так же, как, например, с идеей изменить правила выдачи квот на вылов краба. Появилась у "Русской рыбопромышленной компании" Максима Воробьёва и Глеба Франка счастливая возможность получить резолюцию президента Владимира Путина "рассмотреть" - и давай всё ломать! Так же, как одиннадцать лет назад у Андрея Крайнего была счастливая возможность даже не резолюцию получить, а реальную поддержку на Госсовете от главы государства, и что в результате? На середине пути, как говорится, на переправе коней меняем?