Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Ну, здравствуй, гектар

Как Минвостокразвития реализовало то, о чем думали многие

Итак, свершилось — 1-го февраля, как и было установлено законом, начался третий этап реализации инициативы о «дальневосточном гектаре»: возможным его получить стало не только дальневосточнику, но и каждому россиянину. У идеи, как убедилась EastRussia, по-прежнему много как противников, так и сторонников, а сама мысль распределять бесплатно землю среди россиян посещала в свое время все парламентские партии России. Довести задумку до стадии работающего механизма, пусть и не без сопротивления бюрократической системы, вице-премьер Юрий Трутнев и Минвостокразвития сумели. Теперь осталось лишь следить за тем, как появляются конкретные примеры использования "гектаров" — либо успешные, либо провальные.

Ну, здравствуй, гектар
Фото: shutterstock.com
Медом намазано

Граждане даты, безусловно, ждали. О чрезвычайном интересе к земельным участкам на Дальнем Востоке 1 февраля можно было судить по работоспособности сайта надальнийвосток.рф. Система жестко зависала даже на быстрой “оптике” в столице — вероятно, шел значительный наплыв пользователей. Но даже при “тормозящей” системе, по некоторым данным, количество заявок в эти сутки превысило 2-3 тысячи.

Статистика по запросам — кто эти люди, откуда они, где заявляли землю и с какой целью — уверены, будет порциями публиковаться Минвостокразвития России уже в ближайшие дни. Эксперты, опрошенные EastRussia, предполагают, что наиболее значительными окажутся две категории пользователей: это дальневосточники, получившие возможность брать гектар в “чужом” регионе (например, жители Якутии и Хабаровского края — в Приморском крае), а также представители наиболее населенных субъектов Российской Федерации (Москва и Санкт-Петербург). И если активность первых объясняется в целом информированностью о программе (на Дальнем Востоке тема активно обсуждается уже полгода), то доля столичных жителей будет существенна хотя бы в силу гигантского населения самой столицы.

Кое-какие интересные вещи уже звучат. Например, по словам замглавы Минвостокразвития Сергея Качаева, «на самом старте проекта для нас было огромной новостью, что очень много участков берут для пчеловодства, особенно в Амурской и Еврейской автономной областях. Были пилотные муниципальные образования, в которых больше 50% участков брали именно для пчеловодства». Сергей Качаев чрезвычайный интерес к бортничеству среди дальневосточников объясняет тем, что продукция особо востребована в КНР — и некоторые пасечники, получившие земельные участки летом, уже даже успели сбыть продукцию со своих гектаров соседям.

Справка EastRussiaНа сегодня на приобретение дальневосточного гектара подано свыше 36 тысяч заявок. Дальневосточники получили более 4,8 тысячи участков, почти столько же находятся на стадии оформления. Лидерами по поступлению заявок на получение "дальневосточного гектара" сегодня являются Республика Саха (Якутия), Приморский край и Сахалинская область. Картину будущего использования распределяемых дальневосточных гектаров понять сегодня нельзя: при оформлении заявления на получение того или иного "дальневосточного гектара" вводить информацию о его будущем использовании необязательно, на выбор вида использования дается один год после регистрации договора на "гектар".

От Столыпина до ЛДПР

Темп реализации проекта уникален для российской бюрократической практики. Идея впервые была озвучена два года назад — в начале 2015-го. Год ушел на разработку и принятие закона, полгода — на пусконаладку: программирование информационной системы и обучение региональных чиновников. В прошлом июне произошел запуск системы в тестовом режиме. Как результат — уникальная государственная опция, доступная каждому гражданину России. А еще —  прецедент, как в области регулирования системы земельных отношений можно все “сломать” и построить по-новому.

Между тем, сама идея-то не то, чтобы не нова. И если аналогия «дальневосточного гектара» с имевшей место в начале XX века выдачей земли Столыпиным активно используется, то о предложениях гектаров, звучавших в последние годы от ЛДПР, КПРФ и Справедливой России — не особо вспоминают. А инициативы были, причем весьма занятные.

В декабре 2013-го года партией КПРФ была провозглашена идея наделить каждого совершеннолетнего россиянина землей по всей России из состава запаса государственного и муниципального земельных фондов для пожизненного пользования. Размер надела предполагалось установить от 1 до 1,5 га, что партия обосновывала так: «1 га – это минимальный размер земельного участка, на котором возможно создать самовосстанавливающуюся экосистему». Непосредственно под застройку на каждом участке предлагалось отводить не более 10% от площади. Землю можно было бы передавать по наследству, но нельзя было бы продать — только, согласно идее КПРФ, отдать обратно государству. Получить в наследство можно было не более одного участка. При этом выбрать участок для бесплатного получения можно было самому. Непосредственно самим выделением участков, в соответствии с идеей КПРФ, должны были заниматься региональные и местные власти. Продукцию, выращенную или полученную на выделяемых гектарах, КПРФ предложила не облагать никакими налогами. Что соответствовало бы цели выделения бесплатной земли по всей России — не развитие предпринимательства, а обеспечение условий проживания и питания человека, жизни рода, детей и внуков.

Несколько ранее этого, тоже в 2013-м году, с подобной инициативой выступала и ЛДПР. Суть идеи была примерно той же, но цель немного отличалась. По мнению либерал-демократов, предоставление участков размером 1-1,5 га на человека позволили бы восстановить плодородие сельскохозяйственных земель, возродить село, улучшить обеспечение граждан экологическими чистыми продуктами питания, заселить обезлюдевшие земли вдали от крупных торговых центров, избавиться от бедности, а также укрепить институт семьи. Как видно, ЛДПР видела в выделении гектаров не отдельный, а мультипликативный эффект. А что касается заселения “обезлюдевших земель” — так здесь прямая аналогия с инициативой по Дальнему Востоку.

Через некоторое время, в январе 2015-го, разработкой не просто идеи, а целого законопроекта занялась и третья парламентская партия — «Справедливая Россия». Проект носил уже очень «говорящее» название — «О земле». Законопроект предусматривал выделение бесплатного земельного участка площадью до 100 соток, но не всем желающим, а строго определенным категориям граждан. А именно — заслуженным или социально незащищенным. При этом в законе прописывались и конкретные возможности использования участков. Они предназначались бы для индивидуального жилищного строительства, ЛПХ, дачного строительства и хозяйства, сельскохозяйственного производства, фермерского, крестьянско-фермерского и сельского хозяйства, сельскохозяйственного использования. На первые 5 лет, согласно законопроекту, участки предоставлялись в аренду, далее, при условии использования по назначению, оформлялась в собственность. Как цель законопроекта позиционировалось заселение отдаленных территорий России, прежде всего — заброшенных деревень и сел.

Собственно, именно в это время и стартовала эпопея с "дальневосточным гектаром". В отличие от вышеперечисленных проектов, идея с выделением бесплатного участка земли на Дальнем Востоке почти сразу была вынесена на уровень президента России, что и обеспечило ей скорую реализацию. Позаимствовал ли предложивший Владимиру Путину "дальневосточный гектар" вице-премьер Юрий Трутнев наработки каких-либо российских партий или дошел до них сам — наверное, навсегда останется загадкой.  

Оптимисты и скептики

Как бы то ни было, скептиков в отношении “дальневосточного гектара" и было, и есть гораздо больше, чем оптимистов. Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич сказала EastRussia: «На Дальнем Востоке сложился устойчивый тренд к уменьшению его населения. И ничем ты его не изменишь, в том числе земельными мерами, включая «дальневосточный гектар». Количество заявок на него уже меньше ожидаемого. Посмотрим, каковые будут его результаты после старта раздачи всем россиянам. Но, так или иначе, единственной хоть сколько-то эффективной сельскохозяйственной мерой с точки зрения населения на Дальнем Востоке мне видится предоставление различных льгот и привилегий тем его жителям, которые живут вокруг его крупных городов и уже активно занимаются сельским хозяйством. Вроде льготных кредитов на покупку того же самого сельскохозяйственного оборудования».

Набор аргументов у пессимистов достаточно серьезный. Даже если не брать оценки перспективности самой программы (будут — не будут брать или переезжать), есть ряд совершенно прогнозируемых рисков. Первый среди них — это риск наложения участков новых собственников на чьи-то земли, права на которые были оформлены ранее, но не занесены в кадастр. В этом случае — суды и неоправданные надежды новых собственников. Второй — это точность позиционирования в электронной системе. Уже известны случаи, когда участок, “обведенный” пользователем в интернете, на деле оказывался совершенно в другом месте, вместо суши — на речной глади. Третий риск — это совмещение между собой целей использования участков пользователями, оформившими соседние участки.

Есть своя аргументация и в лагере оптимистов. Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, например, оперирует данными ВЦИОМа: недавний опрос показал, что 6,5% россиян твердо намерены принять участие в программе. "Даже 6,5% — это более 10 миллионов человек, что по отношению к 6,2 миллиона человек на Дальнем Востоке, очевидно, весьма и весьма немало. Так же, как и очевидно, что постепенно этот потенциал будет реализовываться, постепенно этот интерес будет конвертироваться в непосредственное получение дальневосточного гектара”,— говорит он.

Председатель Приморского регионального отделения «Деловой России» Алексей Тимченко считает, что «реализация проекта является эффективным механизмом привлечения трудовых ресурсов и инвестиций на территорию Дальневосточного федерального округа, на сегодняшний день имеющую самую низкую плотность населения». По его словам, «важна именно практическая реализация – скорость оформления земли, большое значение имеет доступность ресурсов – электрических и тепловых сетей, водоисточников и так далее».

Что интересно – вопреки распространенному мнению о том, что гектары выдаются исключительно в чистом поле, в системе оказалось немало участков, расположенных вдоль дорог, в границах населенных пунктов, имеющих неплохую инфраструктуру. По мнению собеседников EastRussia, такие участки бывает непросто отыскать (все-таки территория региона — свыше 600 миллионов гектаров, и как среди них найти “тот самый” — вопрос крайне волнующий). Но они есть, и в ближайшее время вряд ли их все разберут. 

«Как и у любого явления или проекта, у "дальневосточного" гектара есть своя обратная сторона. Но если об обратной его стороне сегодня говорят много, то о хорошей, почему-то, не так, – отмечает заместитель директора Института региональных исследований и городского планирования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Евгений Плисецкой. – А тем временем ее отличает ряд пуская и не уникальных, но хороших моментов. К примеру, распространение на всех россиян и возможность долгосрочного использования гектара. Да есть и беспрецедентные меры, включенные в проект "дальневосточного" гектара — налоговые льготы при его освоении, широкая организационная поддержка со стороны Минвостокразвития, простота оформления в рамках получения земельного участка. При всем этом, тот факт, что за один только первый день предоставления возможности получить гектар всем россиянам, соответствующих заявок от них было подано 2500, говорит о том, что они связывают с "дальневосточным" гектаром большие возможности». 

Таким образом, картина «дальневосточного» гектара пока что складывается противоречивая. Остается увидеть будущие конкретные успешные или провалившиеся проекты использования гектаров на Дальнем Востоке, чтобы она стала полной.