Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Обратная сторона «гектара»

EastRussia послушало, что просят у чиновников самые активные и, казалось бы, успешные участники программы

Они не обделены вниманием на самом высоком уровне: встречаются с премьер-министром России Дмитрием Медведевым, стоят за прилавками с "таежной" продукцией на "Днях Дальнего Востока в Москве", выступают на конференциях и ведут собственные блоги. Передовиков в освоении "дальневосточного гектара", кажется, рады представить везде и всем - ведь это живой пример того, что программа бесплатного выделения земли на Дальнем Востоке работает. Впрочем, понаблюдав внимательнее за счастливыми обладателями бизнеса и строящихся домов на "гектарах", EastRussia приходит к выводу, что этот пряник не со всех сторон сладок.

Обратная сторона «гектара»
Фото: Сергей Суровцев на встрече гектарщиков с хабаровским губернатором Вячеславом Шпортом / Пресс-служба правительства Хабаровского края
ЕДИНИЧНЫЕ ПУБЛИЧНЫЕ

Молодых и активных получателей "дальневосточного гектара" власти уже не первый год приглашают на различные конференции и бизнес-форумы, устраивают им чаепития с высокопоставленными вдохновителями идеи и дают возможность представить свою продукцию на выставках-ярмарках (самой статусной из которых стали первые "Дни Дальнего Востока в Москве" в декабре 2017 года). Мотивы властей понятны: число заявок на "гектары" перевалило за 113 тысяч, число оформленных в безвозмездное пользование участков приближается к 38 тысячам, но реальных и красивых историй про гектар - по-прежнему всего-то десятки. 

И дело вовсе не в том, что на Дальнем Востоке началось освоение всего-то десятков "гектаров" - отнюдь. Но для вывода в медийное поле нужны особые истории - истории-стимулы. Как правило, они должны быть о горожанах, вдруг устремившихся в бизнес или жилищное строительство на лоне природы - такова маркетинговая стратегия "дальневосточного гектара". А ведь у многих "гектарщиков" при вступлении в программу были весьма прозаичные цели, романтизировать которые очень сложно. Например, они просто прирезали к уже реально используемой земле новые кусочки. А то и оформили "на общей волне" то, что и так использовали раньше, да только без оформления. Кто-то взял "гектары" "про запас", отнюдь не имея намерений тут же вгрызаться в землю. Кто-то никогда не возьмет, а будет продолжать нелегально пользоваться десятками гектаров. Так что получается, что презентабельных, активных и позитивно отзывающихся о "дальневосточном гектаре" - таких сейчас в каждом субъекте ДФО действительно единицы. 

Разумеется, на внешнюю публику обычно транслируются только положительные моменты обладания "дальневосточным гектаром". Но на совещаниях с участием чиновников "гектарщики" превращаются в просящих и предлагающих. EastRussia на примере одного такого совещания в Хабаровском крае - заседания общественного совета при региональном министерстве инвестиционной и земельно-имущественной политики, - попыталось разобраться, что же нужно получателям "гектаров" от государства.

БОЛЬШЕ ГИБКОСТИ В ЗЕМЛЕ

Колоритного Сергея Суровцева в облике старорусского крестьянина видели посетители многих ярмарок: у него реальное хозяйство. Подполковник Суровцев рассказывает, что ушел в отставку в 2015 году, но не на пустое место - заранее стал учиться пчеловодству, как он говорит, "у соседа". В Кругликово у "гектарщика" уже жила тёща, так что путь бывшего офицера к сельской жизни - небольшому участку земли, десятку пчелиных семей в ульях и заготовкам иван-чая - именно в этом населенном пункте был не случаен. А в октябре 2016 года, как только программу "дальневосточного гектара" распространили на все муниципалитеты ДФО, Сергей Суровцев оформил 2,9 га земель по соседству ("Участок очень красивый, с озером, лесом, площадкой под развитие пасеки") на супругу и дочерей. Всего у него четверо детей, и на себя и сыновей пчеловод готов оформить лесные угодья для "кочевой" пасеки - чтобы пчелы кормились с основных медоносов Дальнего Востока, лип. 

Освоение новой земли Сергей Суровцев начал в марте 2017-го: запитался электроэнергией, благо ЛЭП рядом, отвел воду, привез три 40-футовых контейнера и устроил в них производственные помещения - 60 "квадратов" сушильни и 30 "квадратов" складов. Сейчас на пасеке 36 пчелиных семей. К концу года Сергей хочет иметь уже 100, затем - уже несколько сотен. За прошлый год он продал 800 кг иван-чая, 2 тонны березового сока. "Есть уже и ферментированный лист дикой малины, и экспериментируем с ферментацией крапивы, то есть всего того, что в больших количествах присутствует на "гектаре". Рассматриваем возможность переработки луба березы, который содержит очень ценные вещества, используем золу березы - супруга экспериментирует в области домашней косметики, делаем зубные пасты на основе трав и меда, мази типа "Спасателя". Экспериментируем со старинными напитками без консервантов", - перечисляет он. 

Половину теплого времени года, когда пасека функционирует, "гектарщик" проводит на участке, где ему помогает сезонный рабочий со среднемесячной зарплатой в 30-40 тысяч рублей, с гордостью подчеркивает Сергей Суровцев. Половину - на торговых площадках, выстраивая сбыт - сотрудничество с крупными сетями не задалось. Зимой пасека спит. С грантами пчеловод не связывается - рассчитывает только на свои силы, идет "своим подъемом". Казалось бы, что еще нужно?

Впрочем, как выясняется, Сергей Суровцев был бы рад господдержке. Несмотря на то, что он муниципальный депутат, многие сферы регулирования - гораздо выше. А неплохо было бы "сделать максимально гибкую систему изменения видов разрешенного использования земельных участков", говорит Сергей Суровцев. "Берешь в одном умонастроении этот гектар. Когда приходишь на землю, зачастую план трансформируется, - объясняет он. - Если мы хотим, чтобы людям было удобно трудиться, нужно сделать систему максимально гибкой. Может, ввести временный режим в течение 5 лет, чтобы он действовал. Я сейчас выбрал сельскохозяйственный вид использования. Пасека относится к сельскому хозяйству. Но мне, возможно, понадобятся и рекреационные компоненты: в лесистой зоне я хочу построить домики для уединенного пребывания горожан, баню, помещения для «ночевки на пчелах»". 

Проблемы с видом разрешенного использования, оказывается, есть и у соседа Сергея Суровцева - Михаила Утробина. Он был региональным директором компании "Спортмастер" - курировал магазины сети по всему Дальнему Востоку. Потом решил строить близ Кругликово дом и "немного зарабатывать", для чего максимально проработал идею: осмотрел перспективные участки, поездил по действующим фермерам, изучил молочное производство. Уже опробовал на тестовом продукте возможности собственного интернет-магазина, через который в дальнейшем планирует сбывать молоко. Ведет собственный блог про освоение "дальневосточного гектара", консультируя желающих. 

Для ведения бизнеса на земле Михаил взял грант как начинающий фермер на строительство коровника на 12 коров - это 3 млн рублей. Провел мелиоративные работы, пробурил скважины, подвел дорогу и свет, планирует начать строить дом. Но с этим - проблемы. 

Землю Михаил Утробин сначала взял под рекреацию. Теперь ее нужно переводить в другую категорию, чтобы получить разрешение на строительство дома и на основании разрешения - субсидию по линии минсельхоза на строительство для молодой семьи, занятой в агропромышленной деятельности. То, что дом по российскому законодательству можно строить не на всякой земле, а для субсидии необходимо оформить разрешение на строительство, никто молодому "гектарщику" при оформлении "гектара" не объяснил. 

"Коровник я достроил, сейчас завожу туда коров, и мне нужно переезжать туда жить, чтобы смотреть за всем этим, чтобы не растащили. Пока разрешение на строительство дома не могу получить – могу вести там только рекреационную деятельность. Ждем, пока примут (градостроительный. - EastRussia) регламент по селу Кругликово, в котором распланируют, где какие зоны будут. Обещали все учесть. Верю на слово. И параллельно пытаемся решить вопрос с администрацией района имени Лазо, чтобы дополнить вид разрешенного использования тем, который позволяет получить разрешение на строительство", - говорит Михаил. При этом быстро ли будут действовать чиновники, он не уверен. А коров нужно начинать доить уже этим летом, чтобы выйти на окупаемость в запланированные по бизнес-плану три года.  

БОЛЬШЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ 

Землю обладатели "дальневосточных гектаров" готовы поднимать сами. Сергей Суровцев, например, никаких грантов пока не брал. По его подсчетам, он уже вложил в "гектары" около 2 млн рублей. "Это с учетом возвращенных средств. Это не пропавшие деньги. Это ульи, контейнеры, которые я всегда могу забрать", - уточняет он. Павел Кочетков, который брал "гектар" под жилищное строительство, говорит, что "уже влил туда 2,5 млн рублей, один забор обошелся в 800 тыс. рублей". Понятно, что освоение "гектаров" - дело затратное. Михаил Утробин готов платить налоги в размере 15 тыс. руб. за свои пять "гектаров".

Но вот что получателям "гектаров" точно самим не поднять, так это окружающая инфраструктура. Власти готовы строить дороги и новые ЛЭП, но проблема гораздо шире. "Необходимо совершенствовать социальную инфраструктуру Кругликово. Сейчас в селе более 100 детей дошкольного возраста. А детского сада там до сих пор нет. Нужно повысить и категорию школы: она небольшая, учителя приезжают из райцентра Переяславка, и это существенный момент. Администрация поселения на протяжении последних 5-6 лет подает заявки на то, чтобы был открыт фельдшерско-акушерский пункт, его там тоже нет", - перечисляет Сергей Суровцев.

"Еще один немаловажный фактор. Очень бы помогла газификация. ГРС в одном километре от Кругликово. В райцентре газификация есть, были, насколько я знаю, даже планы по газификации Кругликово. Просчитываю затраты на отопление в холодный период - они составляют не менее 10 тыс. рублей. Был бы газовый котел, было бы гораздо дешевле. И интереснее было бы людям брать землю", - говорит Павел Кочетков. "Нужен и ФАП, строительство которого стоит в планах, но каждый год переносится. За обследованием людям с "грудничками" приходится ездить в Переяславку, а это 14 км, и не у всех есть автомобили, значит, добраться можно только на электричке, которая ходит только рано утром и вечером", - продолжает он. Построив дом на "гектаре", Павел будет возить детей учиться в город - школа в Кругликово не того уровня, который нужен. 

Он также считает, что получателям "гектаров" нужно обеспечить возможность получения субсидии на жилищное строительство для молодых семей вне очереди. Семья Павла стоит в очереди по программе, но за год продвинулась всего на 60 позиций и остается далеко от начала списка. "Почему бы это не сделать для "гектарщиков"? Это популяризировало бы закон о гектаре. У кого-то, может, нет земли. Хотел бы дом построить. А тут, пожалуйста, бери "гектар", получай субсидию, получаешь возможность пустить средства на постройку дома", - предлагает он.

БОЛЬШЕ КООПЕРАЦИИ

Еще одна проблема в освоении "дальневосточного гектара" в том, что люди элементарно не хотят начинать объединяться, если это требует каких-то денежных затрат. Сейчас "Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке" инициирует создание по всем субъектам ДФО региональных ассоциаций пользователей "гектаром", и 14 апреля должно пройти учредительное собрание межрегиональной ассоциации "Мы - гектарщики!". Но это процесс, навязанный сверху. Снизу - люди остаются людьми. 

"На словах все хотят объединиться, - говорит Михаил Утробин. - А когда до дела доходит… Когда я делал дорогу на своем участке, говорю: ребят, я нашел грунт в три-четыре раза дешевле, чем в любом другом месте, только нужно брать в этом месяце. Давайте, трактор у меня стоит, я бесплатно за прораба помашу трактористу, пока делаю тут свои дела. 100 метров дороги стоило 15 тыс. рублей, если на 6 человек. Когда разговор дошел до того, что вот номер карточки, давайте, закидывайте деньги, стали говорить: да ладно, ты чего-то поторопился, нам пока не надо". С деятельным соседом Сергеем Суровцевым ему повезло, признает Михаил. "Люди разные. Но посмотрим. Все-таки я питаю надежду, что эти люди одумаются и начнут как-то осваивать", - говорит он об остальных соседях.  

Пока в собраниях получателей "гектаров" на целый муниципальный район имени Лазо участвуют всего по 30-60 человек ежемесячно. Видимо, время активных действий для подавляющего большинства "гектарщиков" еще не настало. И настанет ли - еще вопрос.