Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Одними креветками сыт не будешь

Нужна ли нам еда из Азии?

Одними креветками сыт не будешь

После указа президента о запрете ввоза определенных категорий продуктов диверсификация импортеров очевидна и, более того, неизбежна. Мы попробовали разобраться, как в этом могут помочь наши азиатские соседи и не только.

Китай

Объемы китайского производства, особенно в последние годы, продолжают удивлять весь мир. Возможности сохранить количество продовольствия на прилавках на прежнем уровне за счет импорта из Китая велики. Для начала отметим, что на данный момент Россия не входит даже в десятку основных торговых партнеров КНР по части экспорта, при этом находясь в десятке стран-партнеров по общему объему внешней торговли. Это значит, что возможностей для экстенсивного развития (вместе с интенсивным развитием, подразумевающим расширение списка наименований ввозимых в Россию товаров и продуктов) импорта из Китая имеется немало, включая инфраструктурные и логистические. Реализация этих возможностей может привести к серьезному росту взаимных инвестиций, в первую очередь – с китайской стороны. В перспективе это может стать платформой для еще более тесного сотрудничества с КНР, особенно на фоне ухудшения отношений с Западом. Одним из катализаторов этого процесса может стать уже подписанный в мае договор на поставки газа в Китай. Еще одно обстоятельство, делающее такой сценарий возможным, – недавнее решение стран БРИКС о создании Банка развития.

В 2013 году экспорт из Китая продуктов питания составил 65,3 млрд долларов, почти 3 % от общего объема экспорта. Надо отметить, что в общем объеме экспорта продовольственные поставки находятся на пятой строчке по выручке (после машиностроительной, текстильной, химической отраслей, а также экспорта мебели). За прошедший год прирост в этом сегменте составил 6,5 %, что на фоне, например, 10 % прироста в сфере машиностроения оставляет приличные возможности для развития.

Что касается конкретных видов продуктов, которые Китай может поставлять в Россию, спектр достаточно велик. Начиная со всевозможного мяса, в том числе свинины и мяса птицы, и заканчивая рыбой и морепродуктами. Сюда же можно отнести фрукты и овощи, объем которых, по китайским меркам, невелик, но вполне достаточен для Дальнего Востока.

Очевидное достоинство китайской альтернативы – сравнительная дешевизна при большом разнообразии и неограниченный объем, что позволяет быстро закрыть многие бреши, появившиеся на рынке. Однако у медали есть и обратная сторона. Качество производимой продукции и ее экологическая чистота вызывают большие вопросы. Про вкус разговор отдельный, выращенные на химикатах продукты по своим вкусовым качествам не могут соперничать с европейскими и российскими товарами.

Индонезия

В данном случае ситуация далеко не такая перспективная и многообещающая, как в отношении Китая. В структуре экспорта Индонезии продовольственные товары занимают весьма скромное место (1,5 %), и куда интереснее с точки зрения инвестиций выглядит добывающая промышленность (в которую российский бизнес уже вложил свой капитал).

Впрочем, предприятия пищевой промышленности в Индонезии составляют 20 % от всех предприятий страны. Тем не менее большая часть производимых продуктов не будет востребована в России. Могут быть интересны морепродукты и, в меньшей степени, фрукты. Однако сложная логистика в результате приведет к высоким ценам на эти закупки, поэтому расширения торговых связей с Индонезией в этом отношении ждать нелогично. То же можно сказать и по поводу возможного превращения Индонезии, как крупной страны, в площадку для реэкспорта запрещенных товаров – это практически исключено.

Вьетнам

Экспорт продуктов для Вьетнама, как и для Индонезии, также скромная статья доходов – те же 1,5 %. Поэтому, опять же, ожидать какого-то взрыва в поставках не стоит. Впрочем, часть потребностей российского рынка может быть обеспечена вьетнамскими морепродуктами и рыбой (относительно дешевыми по мировым меркам, если не учитывать затраты на транспортировку), а также орехами – кешью и бразильскими, по поставкам которых Вьетнам занимает первое место в мире, 24 % мирового экспорта.

Индия

Экспортный потенциал индийской стороны в масштабах страны невелик, но благодаря общим объемам все равно оказывается выше, чем у названных Индонезии и Вьетнама. Из годовых объемов, равных примерно 2,1 млрд долларов, значительную часть составляют замороженная говядина, моллюски и ракообразные, орехи (бразильские и кешью) и замороженная рыба, весьма востребованные в России. Однако налаженных связей между странами в этой сфере пока нет, и расширение поставок видится проблематичным.

Латинская Америка

Помимо перечисленных стран, заместить запретный импорт России готова и вся Латинская Америка, радостно отозвавшаяся на новость об ответных санкциях и выразившая желание начать поставки продовольствия. Наибольший интерес на этом направлении вызывает молочная продукция и сыры – партнеры из юго-восточной Азии в этом плане нам не помогут. И если бы не логистические проблемы, а морем груз идет около 30 дней, это сотрудничество могло бы быть достаточно перспективным.

Инвестиции или импорт?

Отказавшись от европейских и американских поставок, Россия в первую очередь рассчитывает на собственное импортозамещение и развитие пищевой промышленности. В соответствии с новой Доктриной продовольственной безопасности, России необходимо снизить зависимость от иностранных поставок и наладить выпуск собственной продукции. В этом разрезе невозможность заменить целый ряд товаров выглядит вполне логичной, иначе отечественные производители вновь столкнутся в дешевыми конкурентами.

Если обратиться к возможным поставкам продукции из стран АТР, этот тезис можно подтвердить в целом ряде позиций. Прежде всего, отметим недостаток в поставках сыра и молочной продукции. Короткий срок хранения, а также специфика азиатского рынка сводят к минимуму возможность импорта этой продукции из АТР. В сложившейся ситуации создается идеальный климат для инвестиций в пищевую промышленность и инфраструктуру со стороны иностранных партнеров. Эта мера была бы более эффективной и позволила бы создавать продукцию на месте, что решило бы целый ряд проблем, касающихся ввоза товаров и сложной логистики.

Вторая проблема, на которой стоит остановиться, – резкий рост стоимости продуктов в случае их транспортировки из стран Южной и Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Цена, само собой, ударит именно по карману потребителей, что вызовет негативную реакцию у населения. Именно поэтому правительство всеми силами старается сдержать цены. Другой важный момент – логистика. Доставлять продукцию издалека весьма проблематично, а в случае со скоропортящимися товарами и вовсе невозможно.

Иными словами, утверждать, что экспорт продовольствия из Азии расширится кардинально, нельзя. Страны АТР, в первую очередь Китай и Индия – «коллеги» России по БРИКС, обладают действительно впечатляющими ресурсами. Другой вопрос – как стимулировать их использование с целью расширения импорта продовольствия в Россию. Разнообразие и конкурентная среда на рынке пошли бы на пользу всем субъектам экономики, но нет никакой гарантии, что Китай, Индия и другие страны захотят расширять поставки в тех объемах, которые желательны.

На данный момент переориентирование торговых потоков уже идет полным ходом, и АТР в этом процессе пока особенно не участвует. Судя по всему, большая часть продуктов, которые импортировались из ЕС и США, будет замещена продовольствием с Ближнего Востока и из Латинской Америки. Тем не менее резервы Азии (особенно по части поставки морепродуктов и орехов) сбрасывать со счетов не стоит. С точки зрения логистики в Сибирь куда проще привезти рыбу из Китая, чем из Чили, и рано или поздно процесс расширения продовольственных связей с Азией будет запущен. Как уже было сказано, расширение торговли повлечет за собой инфраструктурные инвестиции, улучшение отношений между странами, а также создаст какое-то количество рабочих мест. Тем не менее все эти дивиденды в основном достанутся именно азиатским странам, а не России. 
Очевидно, Россия будет довольно комфортно первое время чувствовать себя, получая азиатские продукты в тех же масштабах, что и до введения санкций, но со временем некоторое переориентирование на импорт продуктов из АТР все же произойдет, сначала в восточных районах страны. Этот процесс для экономики кажется абсолютно нормальным и даже позитивным. Более тесное взаимодействие с партнерами по БРИКС позволит улучшить работу организации и отношения РФ с каждой из стран в отдельности. Что касается Китая, то с расширением торговых связей, на фоне крупнейшего газового контракта, Россия только выиграет, заполучив лояльность своего соседа. Нечего и говорить о том, насколько это важно в эпоху серьезного похолодания отношений с Западом. Похоже, китайские креветки еще сыграют свою маленькую, но вкусную роль в мировой геополитике.