Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Огурцом и гадом

О том, что можно было бы и есть, и продавать

Огурцом и гадом
Фото: shutterstock.com

Александр Савельев

руководитель Информационного агентства по рыболовству
Начну с трепанга.

Сообщения о задержаниях китайцев, возвращающихся на родину с грузами, чаще всего сушёного трепанга, регулярно приходят с Востока России. На Западе страны эти новости читают с некоторым недоумением. Впечатляет не столько объём вывозимого трепанга, сколько стоимость нелегального груза: два миллиона рублей, четыре, шестнадцать… За что, собственно? За этот склизский «морской огурец»?

Китайцы считают иначе. Они готовы платить по 20 тысяч за килограмм уникального голубого трепанга, именем которого до сих пор называют бухту Золотой Рог. Это — легендарный деликатес не только китайской, но и корейской, и японской кухни с приятным, но специфическим вкусом. Это — кладезь витаминов и микроэлементов. Это — омолаживающий эликсир, мощнейший иммуностимулятор.  Это — поистине феноменальный морепродукт.

Мы только-только распробовали морские деликатесы, которые ещё наши дедушки и бабушки называли морскими гадами. Помню, ребёнком собирал в Подмосковной речке ракушки. Но мне и в голову не могло прийти, что их можно употреблять в пищу. Однако и двадцати лет не прошло, как я с удовольствием уплетал мидии и добавлял их в салат.

А вот в Приморье давно известна скоблянка из кукумарии. Согласитесь, очень вкусное название. А уж насколько полезен такой супчик! Кстати, тоже из голотурий, родственников трепанга. В наших морях этой прелести с необычайным вкусом, внимание, 50 видов!

Вообще на Востоке России такого добра… Осьминоги, кальмары, креветки, крабы… А ещё мидии, спизулы, устрицы, морские ежи, гребешки… А ещё ламинария – морская капуста. 30-40 грамм в день — и ваша суточная доза йода в норме!

Этого богатства столько, что всё вылавливаемое мы не съедим. Минтая-то из полутора миллионов тонн от силы четыреста тысяч осиливаем. Всё остальное — на экспорт. Пока сами не распробовали, мы бы могли накормить не только Китай с Японией, а и всю Юго-Восточную Азию. Ну, если своё здоровье не хотим поправить, то хотя бы заработать надо.

В мире целая индустрия работает по производству продуктов питания, медикаментов, косметических средств из морских гадов. Вылов только головоногих, которых насчитывается 75 видов, приближается к 4 млн тонн — в основном в Японии и в странах Юго-Восточной Азии. В Пусане мой знакомый корейский предприниматель рассказывал о десятках российских судов, которые ежедневно заходят в порт с сотнями тонн нашего краба. «Вот это всё,—  он окидывал взглядом портовые сооружения, гостиницы, окрестные бильдинги — построено за счёт вашего краба».

Пять лет назад учёные Росрыболовства подготовили программу развития марикультуры на Дальнем Востоке. Так вот, потенциал только марикультуры, то есть промышленного разведения морских рыб, гидробионтов и водных растений, составляет порядка 3,5 млн тонн. Реализация этого проекта позволит создать более 1 млн новых рабочих мест.

Программа пока остаётся программой. И даже закон об аквакультуре, подписанный президентом России летом 2013 года, так и не заработал.

Тем временем, мировой рынок аквакультуры прирастает ежегодно в среднем на 10%. И наш рынок активно осваивают импортёры. В Москве, надо понимать, вполне легально, полно предложений… китайского трепанга. Выжимки, БАДы, трепанг на меду.

Это не тот трепанг, который под угрозой уголовного преследования втридорога переплавляют из Приморья в Китай. К нам едет другой трепанг, который китайцы научились выращивать в марикультуре. Качество его, конечно, ниже. Но цена — нет, не ниже.

Ну, не гады?