Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Охлаждение ведет в Арктику

Ухудшение отношений с КНДР усиливает интерес Южной Кореи к Севморпути

Несмотря на обострение политической ситуации на Корейском полуострове, Россия не теряет надежд на участие Республики Корея в транспортном проекте Хасан – Раджин (КНДР). Южнокорейские гости ВЭФа от этой идеи не отказываются, но предпочли делать более громкие заявления по развитию Северного морского пути.

Охлаждение ведет в Арктику
Фото: shutterstock.com
Министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка на пресс-конференции, посвященной итогам третьего Восточного экономического форума, напомнил, что оператором проекта Хасан – Раджин является российско-северокорейское предприятие «РасонКонТранс», созданное ОАО «Торговый дом РЖД» (67%) и портом Раджин (33%). «Когда изначально такая структура формировалась, все стороны исходили из того, что в 67 процентах российской стороны 33 процента ждут южнокорейскую сторону. Пока южнокорейская сторона все четыре года считает рентабельность. Мы надеемся, что они ее досчитают, и мы будем не говорить о трехсторонних проектах, а перейдем к практической реализации таких проектов на корейском полуострове», - отметил Александр Галушка.

В 2008-2014 годах ОАО «РЖД» провело реконструкцию 54-километрового участка железной дороги от российского пункта пропуска Хасан до северокорейского порта Раджин (в модернизацию компания вложила 8,3 млрд руб.) и построила перегрузочный морской терминал. Пропускная способность инфраструктуры рассчитана на перевозку 5 млн т грузов ежегодно.

В 2016 году в Раджин было доставлено 1,5 млн т. Планируемый объем на этот год – порядка 2,4 млн т. По данным Дальневосточной железной дороги, по итогам восьми месяцев в сутки через пограничный переход с КНДР в среднем передавалось на 49 вагонов больше, чем за аналогичный прошлогодний период. Добавим, введенные ООН санкции в отношении Северной Кореи, проводящей ракетные испытания, по настоянию России не коснулись проекта Хасан – Раджин.

Сейчас через северокорейский порт осуществляется транзит российского угля в Китай. Хотя какое-то время экспортные поставки шли и в Республику Корея. Также предполагалось, что южнокорейская сторона станет полноценным третьим участником консорциума. Тем более изначально считалось, что модернизация участка Хасан – Раджин положит начало решению такой глобальной задачи, как создание Транскорейской магистрали с последующим выходом на Транссиб.

Однако Сеул свернул свои планы. Представители Южной Кореи отмечали, что все стороны, заинтересованные в развитии перевозок по линии Хасан – Раджин, должны иметь общую цель и общую волю. «Республика Корея, как потенциальный участник, имеет такую волю, но пока видим разные события, в частности, связанные с испытанием ракет и ядерного оружия в КНДР. Южнокорейское правительство и наши компании внимательно следят за ходом этих событий. Полагаем, российская сторона должна участвовать в мирном процессе и прилагать усилия для того, чтобы убедить Северную Корею изменить свою политику», - ранее говорил президент Корейского института международной экономической политики Тхэк Кын Чон. 

Впрочем, по словам Александр Галушки, заявление президента Республики Кореи Мун Чжэ Ина на III Восточном экономическом форуме вселяет определенные надежды. «Я хотел бы, чтобы Корейская железная дорога через Северную Корею была соединена с Транссибом, и на поезде, который отправился бы из Пусана, можно было доехать до Европы. И чтобы российский газ через Северную Корею, через газопровод мог быть доставлен до нашей страны. Я желаю именно так видеть будущее», - подчеркнул Мун Чжэ Ин.

О возможности сотрудничества с северокорейскими коллегами говорил на ВЭФе и президент порта Пусан Е-чон Ву. «Если использовать Раджин и другие российские порты, это даст возможность более эффективно использовать транспортную инфраструктуру данного региона и разработать новые маршруты, более экономически выгодные», - сказал Е-чон Ву.

Однако никаких контактов у южнокорейских делегатов с северокорейской стороной (представители КНДР были в числе гостей на форуме) на ВЭФе не подразумевалось. Да и гости от Южной Кореи, говоря о перспективах транзитных перевозок, акцентировали внимание на развитии Севморпути. Как подчеркнул Мун Чжэ Ин, благодаря использованию СМП время, затраты на перевозку сокращаются на треть по сравнению с Южным маршрутом через Индийский океан и Суэцкий канал.

«Разве не воодушевляет нас освоение Северного морского пути? В случае освоения порта Зарубино на основе корейских технологий по судостроению Северный морской путь станет по-настоящему новым Шелковым путем для открытия новой эры энергетики», - заявил президент Республики Кореи.

Конечно, интерес Сеула к альтернативному трансконтинентальному маршруту связан в том числе с диверсификацией судостроительной отрасли. В августе этого года ледокольный танкер Christophe de Margerie поставил рекорд прохождения СМП. Судно сделало это за 6,5 дней, а весь путь из Норвегии в Южную Корею занял 22 дня. Через Суэцкий канал на это бы ушло не менее месяца. При этом танкер, построенный по специальному проекту на южнокорейской верфи Daewoo Shipbuilding Marine Engineering, проследовал весь арктический маршрут без сопровождения ледокола.

Как сообщил Мун Чжэ Ин, южнокорейская компания получила заказ от России на строительство 15 танкеров-ледоколов для перевозки СПГ. Кроме того, имеется заказ и на постройку большого танкера, работающего на сжиженном природном газе. «Это историческое событие, которое превращает международные морские сообщения в экологически чистые», - подчеркнул глава Республики Корея, уточнив, что кооперация с российской стороной коснется судоверфи «Звезда» в Большом Камне.

«Сотрудничество в области судостроения и морской логистики может стать новой моделью российско-корейских экономических связей, что изменит карту международного морского сообщения», - заявил президент Республики Корея.

Впрочем, рентабельность перевозок по Севморпути также требует проработки. Старший вице-президент Hyundai Merchant Marine Co Ltd Сансик Ли считает, что СМП имеет хороший потенциал в обеспечении транзита контейнеров. «Но есть большое препятствие для этого, оно объективно. Для проводки судов-контейнеровозов необходим ледокол. А это дополнительная стоимость перевозки», - сказал менеджер.