Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Ощущаю себя иркутянином, и только потом – космополитом»

Предприниматель Александр Соболев о благотворительности и роли голода в создании своего дела

Александу Соболеву 38 лет, и в бизнесе он уже больше 20 из них. В Иркутске и за пределами Приангарья Соболев известен как создатель благотворительного фонда «Оберег», дающего приют людям, оказавшимся в трудной ситуации. Для проекта «Неуехавшие» Александр рассказал EastRussia, почему не думает о переезде в другой город.

«Ощущаю себя иркутянином, и только потом – космополитом»
Фото: Мария Чернова
ПЯТЕРО СВОИХ И ДЕСЯТКИ ЧУЖИХ
Первым делом Александр извиняется за то, что провести начало интервью придется в машине – в семье Соболевых пятеро детей: одного надо забрать с занятий, другого отвезти на день рождения, третьего – к родственникам, и так далее. В итоге он привык делать несколько дел одновременно – вести совещание с партнерами во время прогулок, планировать торговлю гаджетами и играть с детьми.
 
– В благотворительности я, можно сказать, с первого класса: садили за одну парту с двоечниками, я воспитывал всяких хулиганов, подтягивал по разным предметам. Рос в маленьком поселке на севере, где было всего две улицы – Геологическая и Геофизическая. Родился в Иркутске, просто родители уезжали на север «строить коммунизм». В девятом классе вернулся, поступил в лицей №3, потом в госуниверситет, потом еще раз в госуниверситет, две аспирантуры закончил. Я специалист комплексного управления административными ресурсами. В ИГУ закончил факультет социальных наук, готовился быть регионоведом, чиновником. Даже поработал на втором курсе в правительстве области. Две недели. Понял, что это совсем не мое. Я предприниматель до мозга костей: всегда смотрю, как все организовать так, чтобы эффективно работало.
 
Сейчас Александр – наблюдатель общественного совета регионального минсоцразвития, и на критику работы чиновников не скупится.
 
– Они в итоге не выдержали: «Раз во всем лучше нас разбираешься – на тебе государственный контракт». Есть такое президентское поручение – до 10% всех социальных услуг регионы должны передать в руки НКО. Получает госконтракт тот, кто предложит сделать работу дешевле. Мне в итоге дали заняться ангарским приютом в поселке Майск. На то время в центре работало 37 с половиной человек, а обслуживали они 53 бомжей. После того, как я туда зашел, работников стало 16. Зарплату они получают больше, плюс пособия, продукты. А принимаем мы уже 78 человек. Если раньше на всю область государство выделяло 16 миллионов рублей на прием 156 бездомных, то сейчас в рамках этого контракта я принимаю 200 бомжей (в Ангарске и иркутском «Обереге») и трачу на это только 8 миллионов рублей из казны. Остальные бездомные – уже за мои деньги. И всем выгода – мне помощь из госбюджета, государству – экономия.
 
Предприниматель говорит, что благотворительность для него – основное направление, а не приложение к бизнесу.
 
– На сайте минюста есть информация: полмиллиона рублей каждый месяц из своих денег трачу на содержание фонда, и расходуются они у меня суперэкономно. Плюс те гранты, которые выделяет государство, но их доля пока невелика: в позапрошлый год их объем составил 4% от всех трат фонда, в прошлом – уже 14%. В этом году, если мы еще один грант делаем, то госденьги где-то 40% расходов фонда закроют.
 
Центр помощи «Оберег» для семьи Соболевых начался прямо в роддоме, откуда Александр забирал свою жену с первым ребенком. Ее соседка по палате плакала, но отказывалась от новорожденного сына.
 
– Классика: девушка приезжает из деревни, влюбляется, беременеет, парень ее бросает. Через 10 минут «Оберег» открылся – мы ее забрали к себе домой. Она, кстати, довольно быстро нашла работу, устроила сына в ясли, сняла комнату. Знаю, что она позже квартиру получила от государства, все у нее в порядке. Молодые мамочки в этом плане самый результативный объект для помощи – довольно быстро устраиваются в жизни самостоятельно, главное поддержать их в критический момент.
 
За время работы мы сэкономили государству 3 миллиарда 700 миллионов рублей. Это те женщины, которые за 18 лет пришли в наш центр и в результате не отдали ребенка в детский дом. Сейчас если ребенок попадает в детдом, государство тратит на него одного 47 тысяч в месяц. Потом еще пристраивает в ПТУ, покупает ему квартиру – огромная нагрузка на бюджет. В нашем центре мы принимаем маму с трудностями в жизни, ведем, потом выпускаем в жизнь, когда она работу находит или новую семью устраивает. Мы прямо пофамильно уже показывали чиновникам – вот дети, которые к вам не попали, – рассказывает предприниматель.  
 
По словам Александра, бездомные, в отличие от мамочек, публика неблагодатная. Он также им помогает, для людей организовано бесплатное питание, они могут переночевать в центре. Но статистика за все время работы такова – только 10% из всех пришедших найдут работу и в итоге начнут новую жизнь.
 
– В Ангарске, где для бездомных уже не ночлежка, а центр помощи, статистика должна быть на порядок лучше, но пока рано говорить. Там после того, как отмыли-накормили, мы определяем кого в геронтологический центр, кого – в хоспис, у многих обнаруживаются психические диагнозы. На улицу уже мало кто вернется.
 
В ТИРАЖ
Александр говорит, что по всей стране таких центров, как его, всего порядка 25. В этом году они выиграли президентский грант, но "не чтобы покушать, а для тиражирования наработок на всю страну". За опытом к ним приедут из центров Новосибирска, Красноярска, Тувы и Бурятии. По экономической эффективности они на первом месте: 5 сотрудников работает на 80 проживающих. Предприниматель признается, что не думал об эффективности центра, но оказалось, что, например, у коллег из Подмосковья 1,7 миллиона уходит в месяц, а живет всего 14 человек. Зато есть непонятные бухгалтера, кадровики…
 
– В Иркутске мне особо не с кем поговорить на тему благотворительности. Безусловно, иркутские меценаты в массе своей позитивные персонажи, но вот когда они откажутся от супердорогих авто с личным водителем, и на благотворительность будут переводить не кусочек, а большую часть прибыли – тогда респект. Если зарабатываешь 10 миллионов и на благотворительность переводишь 50 тысяч – это отмазка. В прошлом году я 85% своих доходов (в этом будет меньше) отдал на благотворительность, не преследуя никакие скрытые цели. Не размер, а процент от заработанного имеет значение.
 
ЗЕМЛЯ, ЛАЗЕРТАГ И МАГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ
– В «Обереге» сейчас не только помощь молодым мамочкам оказываем, в общей сложности там 12 направлений. К примеру, набираю 50 молодых людей, желающих заняться бизнесом, обучаю их. Нет, бизнес необязательно социальный, но все они обязаны у меня в «Обереге» отработать 10 часов волонтерами. Обучение бесплатное или за символическую тысячу. Зову известных предпринимателей–практиков, которые умеют зарабатывать. И результат нашего обучения не какая-то защита, а их собственный бизнес. Среди наших выпускников уже есть очень успешные: например, Никита Чен Юн Тай, который придумал робота, создающего дома. У него уже устойчивый контракт с Сан-Франциско, с московским застройщиком «ПИК» работает. Считаю, именно такие люди меняют мир.


 
По дороге мы заезжаем в один из офисов Александра, и там выясняется, что у него никогда не было собственного кабинета или даже стола.
 
– Как только меня бизнес гнетет, я его сразу сворачиваю. Сейчас чисто коммерческих проектов у меня шестнадцать, в самых разных отраслях. Из самых крупных – «LaserPeople» (спортивно-развлекательный комплекс с лазертаг-ареной). Это самая большая арена в стране, правда, бизнес не самый доходный. «Invest38» – одна из старейших моих компаний, занимается оформлением и продажей земли. Я покупаю большие участки, подвожу свет, воду, делаю дорогу, режу на мелкие участки и продаю. Сейчас запускаем два больших мировых проекта. Вот с французом делаем «Мозгобум» – развивающие плакаты для детей. У меня сын еще не разговаривает, а 50 стран мира на этом плакате может показать. Это он еще до остальных не дотягивается. «Мозгобум» пойдет во Францию и Канаду. По России уже продаем, но пока не очень хорошо. Спрос есть, надо над ценой подумать: три с половиной тысячи за плакат – это москвичей пугает дешевизной, зато многие в столице покупают вип-образец за 5 тысяч. Другое направление – школа научной магии «Чарлэнд»: 12 аниматоров, которые обучают детей науке в игровой форме. Взрываем, дымим, пыхтим, объясняем.
 
Александр вспоминает, что за свою жизнь реализовал 65 бизнес-проектов, и где-то до 35-го всем с гордостью говорил «я такой удачливый парень, ни одного провала». А после началось – многие проекты на стадии роста уходили в большой минус.
 
– Первое время было трудно сразу закрывать, до последнего бился. Вот недавно опять на миллион попал: купил 3D-очки с рюкзаком, аттракцион виртуальной реальности. Оказалось, слишком дорогое оборудование, и часто его долбят в щепки: мальчик надевает очки, с зомби и вампирами дерется, поворачивается и начинает бежать в стену. В итоге за 20 дней приняли решение закрыть бизнес, переформатировали сотрудников – сейчас они пишут игровые программы для такого оборудования. Квест по космическому кораблю, например. За рубежом его уже готовы покупать.
 
ГОЛОД И ОБРАЗОВАНИЕ
Иркутянин уверен, что образование очень важно для предпринимателя, но, возможно, не в классическом его понимании.

– Я лично получил достаточно слабое образование, и еще на первом курсе университета специально ходил на лекции в другие вузы: на САФ (Сибирско-Американский факультет ИГУ. – EastRussia.), филфак, журфак, в нархозе постоянно лекции слушал.
 
Потребность в подработке была с юности. Что бы ни говорили, а реальная нужда в деньгах – основная мотивация для бизнесмена. Вот моя семья – родители, я, сестра с маленьким племянником – в 90-е жили впятером в двухкомнатной квартире. Родители-учителя получали копейки, коммунальные платежи по полгода не вносили, денег не было, ужинали – куриную ножку одну на всех и картошку с огорода. И это больше всего мотивирует заработать, – подчеркивает Александр.
 
За время нашей встречи он не перестает уделять внимание сыну Алеше: отвечает на его вопросы, и одновременно рассказывает свою историю.
 
– Потом, когда появляются деньги, уже входишь в раж. И ход бизнеса зависит больше от личных качеств, профессионального опыта. Вот я сейчас, если честно, уже могу иногда лениться, но знаний хватает для того, чтобы принять грамотное управленческое решение.
 
Какие качества важны в бизнесе? Я бы на первое место поставил умение планировать и достигать цели. У моих детей есть специальная книжка, куда мы записываем их планы на год. Если он читать еще не умеет – рисуем. Я не зомби-планировщик, но куда иду, должен знать. Все ли исполняется, что запланировал? Нет, в этом плане не силен, но буду работать, – уверен предприниматель.
 
РОДИНА И ПУТЕШЕСТВИЯ
Путешествия для Александра – важнейшая часть его жизни. Это единственное, на что он готов тратить большие деньги.
 
– Вот на мне сейчас рубашка за тысячу. Никаких предметов роскоши принципиально не покупаю. Жену иногда балую, но она к этому тоже довольно инертно относится. А вот на что, бывает, не хватает – на поездки. Детей своих постоянно вожу, но не так, чтобы на пляже полежать. Мы в музеи постоянно ходим, к местным жителям в гости, встречаемся с волонтерами. Да, сами тоже привечаем – вот у нас сейчас в семье живет парень из Франции, с которым мы «Мозгобум» делаем.
 
Иркутянин признается, что лет семь назад мог бы долго зажевывать тему, как важно быть патриотом.
 
– Сейчас я не то, чтобы толерантно к этому отношусь, я патриотизм вообще вредным качеством считаю. Нравится фраза Эйнштейна о том, как пугают люди, которые маршируют и кричат «Да здравствует отечество!» по разные стороны границы, искренне ненавидя друг друга.
 
У меня куча друзей за рубежом – во Франции, Италии, Америке, Израиле, Таиланде, Камбодже… Хорошие люди, которых я уважаю. Уважаю ли я кого-то из них больше, чем какого-нибудь пьяницу в иркутском селе? Нет, для меня все люди на Земле одинаковы. Я патриот своей планеты.
 
Для себя Александр решил, что из Иркутска уже вряд ли переедет: тут комфортнее, здесь друзья, родная культура.
 
– Если спросить, кто я – прежде всего иркутянин, второе – космополит. Иркутск, тайгу, Байкал очень люблю. Это прямо мое. Меня ломает, если я на травке не полежу. Я весь Байкал пешком обошел, на лодке объехал. Но детям своим, хоть и маленькие еще, говорю – сами решите, где жить будете.