Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Оставить всю рыбу в России?

В этом нет смысла!

Оставить всю рыбу в России?

О перспективах рыбной отрасли в новых экономических реалиях мы беседуем с депутатом Законодательного собрания Камчатского края, президентом Ассоциации рыбопромышленных предприятий Озерновского региона, гендиректором ОАО «Озерновский РКЗ №55» Сергеем Барабановым.

- Сергей Анатольевич, какая ниша освободится на российском рынке после ограничения импорта иностранной лососевой продукции? Готовы ли дальневосточные рыбаки заполнить ее своей продукцией?

- В Россию поставлялось примерно 150 – 200 тыс. тонн импортного лосося. Если брать количество, то нашим рыбакам по силам поставить такой объем рыбы на внутренний рынок. Другой вопрос – качество. Норвежцы поставляли нам семгу. А это дорогостоящая продукция. Из всех лососевых, которые добываются на Дальнем Востоке, с ней по качеству может конкурировать только нерка. Производство готовой продукции из нерки на Камчатке составляет около 20 тыс. тонн. Так что предложить равноценную замену импорту мы вряд ли сможем.

Но это не значит, что российский рынок нуждается только в семге. Здесь пользуются спросом все виды лосося. И наши рыбаки готовы удовлетворить этот спрос полностью, даже несмотря на слабые итоги нынешней путины.

- Почему на российском рынке изначально норвежский лосось занял такое важное место? Почему замещение импорта российской продукцией не произошло раньше? Или нашим рыбакам внутренний рынок совсем не интересен?

- Было время, когда российским рыбакам было очень трудно пробиться на свой рынок. Отечественные торговые сети предлагали хорошую цену на зарубежную продукцию, а нашу рыбу хотели купить задешево. Именно в тот период норвежские производители развернули широкомасштабную рекламную кампанию для раскрутки своей продукции и семга стала завоевывать прилавки отечественных магазинов.

Но говорить, что российские рыбаки отдали внутренний рынок на откуп иностранцам, а свою продукцию отправляют только за рубеж, несправедливо. Значительная доля нерки действительно уходит в другие страны. В последнее время зарубежный рынок (Китай, даже США) проявляет интерес к нашей горбуше. И все-таки основная часть выловленной рыбы остается в России.

Например, моя компания продает на внутренний рынок всю горбушу, кету, кижуча, все донно-пищевые виды рыб, добытые в прибрежной зоне. Поэтому объем экспорта соразмерен объему поставок на внутренний рынок. Примерно такое же соотношение и у других камчатских предприятий, которые ведут промысел лосося и прибрежное рыболовство.

Можем ли мы всю рыбу оставлять в России? В этом нет смысла. Отечественный рынок не сможет потребить такой объем.

В одну из прошлых рекордных путин дальневосточные компании поставили на внутренний рынок порядка 240 тыс. тонн лосося. И не смогли продать все это количество, хотя цена упала до очень низкого уровня. Уже в следующую путину нам пришлось повторно перерабатывать остатки прошлогоднего улова и делать из них консервы.

- Никто не спорит, что отечественная дикая рыба лучше искусственно выращенной, привезенной из-за рубежа. Но все же импортная рыба имеет своего потребителя, которого привлекает в том числе и товарный вид этой продукции. Наша рыба выглядит не так привлекательно на прилавке.

- Мы и наши зарубежные коллеги добываем рыбу в разных условиях. Если лосось выращен в садковом хозяйстве, его легко достать, не повреждая, аккуратно разделать, штучно упаковать.

Добыть дикую рыбу намного сложнее. Мы должны в сложных, экстремальных условиях за короткий период изъять и приготовить к реализации несколько тысяч тонн.

Чтобы это не отразилось на товарном виде продукции предприятиям приходится нести дополнительные затраты: нанимать большее количество работников, устанавливать дополнительные разделочные линии. За последние несколько лет дальневосточные компании вложили большие средства в модернизацию производства, что позволило улучшить качество нашей рыбной продукции. Например, благодаря шоковой заморозке рыба после дефростации выглядит практически как свежая.

- Сейчас в российских магазинах наблюдается рост цен на лососевую продукцию. Некоторые «аналитики» утверждают, что виноваты рыбные компании, которые спекулируют на нынешней экономической ситуации.

- Что касается роста розничных цен, это вопрос не к рыбакам, а к торговым сетям. Возьмем, к примеру, горбушу. Сейчас наша оптовая цена во Владивостоке на эту рыбу – 100 рублей за кг. Но почему цена горбуши в московских магазинах достигает 175 рублей, не могу сказать. Потому что розничную цену диктуют не рыбацкие компании.

- А почему вы продаете горбушу по 100 рублей, ведь в недавние годы ее цена составляла в среднем 50 рублей?

- Такая цена на горбушу была в рекордный год, когда вылов составил более 300 тыс. тонн. В последние годы цена не сильно отличалась от уровня нынешнего года. Например, весной горбушу 2013 года предлагали по 120 рублей.

В этом году мы готовились к путине, исходя из тех прогнозов, которые дала отраслевая наука. Закупалось соответствующее количество снабжения, топлива, тары, спецодежды, нанимались работники. Но наука ошиблась. Подходы рыбы оказались значительно меньше, чем ожидалось. Так, в Озерновском регионе к середине августа из рекомендованного объема - 29.388 тонн - выловлено только 17.535 тонн (59 процентов). В том числе, всего лишь 6 процентов горбуши (336 тонн из 5.556 тонн).

За ошибочные прогнозы рыбные предприятия должны расплачиваться сами. Убытки, возникшие при подготовке к путине, нам никто не компенсирует. Особенно остро этот вопрос стоит, когда речь идет о кредитах. Приходится искать пути, чтобы компенсировать свои расходы. Хотя, как бы ни хотелось рыбникам покрыть убытки, они не имеют возможности реализовывать свою продукцию по ценам выше рыночных.

Некоторые виды рыбопродукции мы продаем по себестоимости. Но себестоимость тоже растет постоянно из-за роста цен на топливо, на фрахт транспортных судов. В то же время рентабельность нашего предприятия за семь лет не изменилась. К слову, сельдь и кальмар мы продаем даже ниже их себестоимости.

- Многие ваши коллеги ждут, что благодаря ограничению импорта рыбы государство обратит больше внимания на отечественную рыбную отрасль, снимет административные барьеры. Разделяете ли вы эти надежды?

- Да. Сегодня рыболовную отрасль контролируют порядка 32 ведомств. А сама отрасль работает в рамках 511 различных разрешительных документов. Когда контроль избыточен, то экономического развития быть не может.

Об административных барьерах в рыбном хозяйстве сказано много. Мы просим лишь дать нам возможность нормально работать, зарабатывать и приносить пользу государству, обеспечивая продовольственную безопасность. Я уверен, что в новых экономических условиях рыболовная отрасль получила шанс решить многие проблемы.

Для справки:

Из чего складывается цена на лососевую продукцию:

– затраты на добычу и переработку,

– фрахт транспортного судна для доставки рыбы из района промысла (6 – 8 тысяч рублей за тонну),

– погрузо-разгрузочные работы в порту,

– хранение на холодильнике, пока не появятся свободные рефсекции для доставки рыбы в центральную Россию,

– железнодорожные тарифы (1,8 млн рублей за секцию),

– наценки трейдеров,

– 100% и выше – наценка торговых сетей.

При этом фрахт и услуги железной дороги в период летней путины значительно вырастают, а владельцы холодильников включают «прогрессивку» (стоимость хранения растет, пока продукция лежит на складе). Все это в итоге формируют итоговую цену для конечного потребителя.

Опубликовано в газете «Рыбак Камчатки». EastRussia - информационный партнер газеты «Рыбак Камчатки».