Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Остудили аппетиты

В дальневосточной ФЦП нашли неделимый остаток

Остудили аппетиты

Представители дальневосточных регионов и чиновники министерства по развитию Дальнего Востока обсудили предстоящую работу по практической реализации закона о территориях опережающего развития, а также запуск промышленных мегапроектов в регионе. Подробности – в репортаже EastRussia.

На заседании межрегиональной ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье» в Хабаровске местные чиновники попытались привлечь внимание замглавы Минвостокразвития Кирилла Степанова и средства дальневосточной ФЦП к решению застарелых проблем своих территорий. Впрочем, их федеральный коллега в дискуссиях отстаивал главный приоритет нынешней редакции программы — поддержку территорий опережающего развития и реализацию экспортноориентированных инвестпроектов. Как стало ясно по итогам заседания, дефицит средств наблюдается и здесь, однако полгода назад не было уверенности и в получении 42 миллиардов рублей, которые министерство уже сумело выбить на эти цели.

Не закон, а локомотивное депо

Замглавы Минвостокразвития Кирилл Степанов напомнил собравшимся, что 2014 год был посвящен подготовительной работе. Был принят закон о ТОРах и постановление правительства №255 о порядке отбора приоритетных инвестиционных проектов, «которые реализуются за пределами ТОР, но имеют непосредственное отношение к формированию точек роста на Дальнем Востоке». Сформирована подкомиссия правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока под председательством Юрия Трутнева — она займется отбором приоритетных проектов.

Алгоритм этого процесса таков: сначала регионы совместно с инвесторами определяют перспективные территории опережающего развития, требуемые объекты инфраструктуры, которые должны быть заново построены или реконструированы. Данные предложения будут отрабатываться на заседаниях рабочей группы в Минвостокразвития. При участии регионов будут уточняться показатели проектов на стадии планирования региональных бюджетов. После отработки на министерском уровне, проекты будут передаваться на рассмотрение подкомиссии правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока во главе с вице-премьером и полпредом Юрием Трутневым. «На подкомиссии они будут дополнительно обсуждаться, мы услышим позицию Минфина, Минэкономразвития, и на базе решения подкомиссии будут готовиться акты правительства РФ о создании ТОР. В проекте акта, когда он будет выноситься на обсуждение правительства, должно быть четко определено — какие объекты необходимо создать на данной территории опережающего развития. Это будет дополнительным инструментом для уточнения региональных программ и параметров финансирования со стороны региональных бюджетов», - объяснил заместитель министра по развитию Дальнего Востока.

При этом, как заметил господин Степанов, в федеральном законе напрямую прописана роль субъектов и органов местного самоуправления в формировании ТОР. На стадии формирования территорий опережающего развития министерство будет прорабатывать с регионами соглашения о взаимодействии, и в их рамках решать вопросы, оставшиеся не урегулированные нормами ФЗ. «Это земельные вопросы, вопросы передачи объектов недвижимости, находящихся на этих участках, вопросы финансирования, налогообложения», — перечислил он.

Чиновник напомнил представителям регионов, что в конце декабря 2014 года был направлен на согласование в регионы проект ФЦП развития Дальнего Востока и Байкальского региона, скорректированный министерством Александра Галушки. «Сразу хочу сказать, что ресурсы ограничены. Но при поддержке внебюджетных источников и средств консолидированных бюджетов регионов можно продвинуть ключевые проекты. Из чего мы исходили при формировании программы — транспортная инфраструктура безусловно важна, но недостаточна при обеспечении развития Дальнего Востока, и две задачи — поддержка приоритетных инвестпроектов и создание ТОР как раз направлены на формирование отдельных очагов экономического роста, которые, как локомотивы, обеспечат развитие производств на Дальнем Востоке в целом», — сказал он.

В рамках нового проекта ФЦП предполагается продлить реализацию до 2018 года, сохранить формирование транспортной инфраструктуры, «и самое важное — заложить инструменты и механизмы по финансовой поддержке создания ТОРов на Дальнем Востоке», рассказал Кирилл Степанов. Сейчас на расходы, которые возникли в дальневосточной ФЦП в связи с созданием ТОРов и реализацией приоритетных инвестпроектов, предусмотрены дополнительные ассигнования в размере 211 млрд руб., в том числе 42 млрд руб. на создание территорий опережающего развития.

Однако чиновник напомнил, что из-за 10% сокращения всех бюджетных расходов вместо запланированных на этот год 7 млрд руб. на ТОРы ожидается 6,3 млрд руб. ассигнований, «но это еще не окончательное решение, эти лимиты могут быть скорректированы как в большую, так и в меньшую сторону». При этом одним из критериев отбора площадок станет наличие разработанных региональных госпрограмм для поддержки создания ТОРов и развития приоритетных инвестиционных проектов.

Еще на совещании в Якутске в сентябре 2014 года Владимир Путин попросил регионы разработать меры, направленные на поддержку создания ТОРов и развитие приоритетных инвестиционных проектов. «Как мы видим реализацию этого поручения? В каждом регионе должны быть сформированы региональные госпрограммы, поскольку сейчас федеральный бюджет формируется по принципам софинансирования и проектно-целевого финансирования региональных проектов. В региональных бюджетах и региональных программах должны быть предусмотрены средства. Исходя из последних установок, если мы говорим не о высокодотационных регионах, а к таким относится большинство регионов Дальнего Востока, в параметрах регионального бюджета должно быть заложено порядка 30% софинансирования, федеральная часть составит 70%, — пояснил представитель Минвостокразвития. — На данном этапе мы не можем точно сказать, в каких объемах потребуется региональный бюджет на формирование ТОРов, но в рамках бюджетного планирования региональных бюджетов я предлагаю соответствующие суммы уже закладывать. Потому что механизм финансирования мероприятий ФЦП будет основан на разукрупнении двух крупных мероприятий. Сейчас сказать абсолютно точно — какие объекты инфраструктуры потребуются на тех или иных ТОРах или в рамках инвестпроектов невозможно». По признанию чиновника, данный проект ФЦП — не окончательный, он еще «пройдет обсуждение и согласование в министерствах».

Инвесторы и паспортный контроль

На то, как сложно планировать поддержку инвестиционных проектов в условиях бюджетной и организационной неопределенности, указала заместитель губернатора Еврейской автономной области Елена Василенко. По ее словам, инвесторы, которые уже имеют проекты и пытаются получить для них государственную поддержку, должны выполнить для этого большой объем бумажной работы. «Но судя по тем суммам, которые будут выделены на поддержку, а они незначительные... Есть ли смысл тратить средства на экспертизы, финансовые заключения — когда в принципе нет вероятности рассчитывать на финансирование, после того как уже отобраны несколько проектов и зашкаливает количество новых запросов на средства, которые есть в ФЦП?», — обратилась она к замминистра по развитию Дальнего Востока. В частности, привела она пример, в таком положении оказалась компания «Петропавловск — Черная металлургия», которая собирается строить Кимкано-Сутарский ГОК. «Предприятие стабильное, инвестор стабильный, работа идет — но вероятность получить средства на развитие инфраструктуры из федерального бюджета — как и сроки получения денег — неприемлемы. Как поступать тем регионам, чьи проекты вошли в список (в конце декабря Минвостокразвития опубликовало предварительный перечень инвестиционных проектов — полностью готовые к реализации, требующие незначительных уточнений, и нуждающиеся в серьезной проработке. - прим. автора), но еще не выполнили все требования и отодвигаются в конец списка? А на все, что есть в списке, — средств государства уже недостаточно!», — заявила Елена Василенко. По ее словам, подготовка всех заключений по проекту, чье финансирование к тому же не гарантировано, весьма накладна для инвестора: «Это десятки миллионов рублей. По Кимкано-Сутарскому ГОКу, если не ошибаюсь, там уже миллионов на сто девяносто. Может, эту часть проекта хотя бы не стоит делать до включения в списки?».

С этим предложением Кирилл Степанов согласился: разрешительная документация нужна к этапу рассмотрения проекта на подкомиссии: «Мы пойдем следующим путем. Сейчас, конечно же, инвесторам нельзя давать рекомендации подготовить всю разрешительную документацию за свои деньги по тем объектам, которые ими планируются. Но мы должны идти параллельно — в случае принятия программы в текущей редакции мы обеспечиваем распределение тех дополнительных ассигнований между ТОРами и инвестпроектами. После этого, когда мы имеем общую рамку финансирования, отсматриваем заявки. И на стадии этих заявок не обязательно иметь проектную документацию, тем более согласованную главгосэкспертизой. Надо иметь бизнес-план, надо иметь паспорта инвестпроектов».

Шапошный водоразбор

Денежные вопросы волновали и главу минэкономики Амурской области Василия Орлова, по его словам, средств не хватает даже на завершение текущих проектов «высокой важности», предусмотренных предыдущей редакцией ФЦП. В частности, речь идет о мероприятиях по берегоукреплению и реконструкции набережной Амура в районе Благовещенска. В тоже время, признал чиновник, «с учетом кризисных явлений» надо поддерживать проекты высокой степени готовности, направленные на импортозамещение, продовольственную безопасность. «Мы готовим три ТОРа, один из которых будет работать точно, я имею в виду эффективно — завод газохимический СИБУР, но здесь есть целый ряд вопросов с землей, с управляющей компанией, с инфраструктурой, вопросов очень много. Я предлагаю в ближайшее время созвать совещание в министерства по таким практическим вопросам», — обратился он к заместителю федерального министра.

Кроме того, в области полностью готов пакет документов по созданию Особой промышленно-производственной экономической зоны «Предмостовая», «он прошел все согласования, кроме Минвостокразвития, документы еще в ноябре поданы, инвестиционный проект полностью рассчитан на частные инвестиции, не надо ни копейки федеральных денег. Но мы ни ТОР, ни экономическую зону создать не можем, нет соответствующих нормативных документов. По ТОРам еще год будут писать подзаконные акты. По особой зоне можно начинать работать хоть сегодня, тем не менее Минвостокразвития не согласовывает. Просим создать в области и ОЭЗ, и ТОРы», — сказал он.

Полемизируя со своим амурским коллегой, Кирилл Степанов заметил, что все подзаконные акты по территориям опережающего развития будут писаться «никакой не год». Несмотря на то, что данных документов сейчас нет, министерство уже рассматривает конкретные проекты территорий опережающего развития, четыре ТОРа, признанные приоритетными, подготовлены к созданию в ближайшие годы, «но это не значит, что работа по другим не будет вестись». Как добавил замминистра, крайний срок внесения подзаконных актов к закону о ТОРах в правительство определен до 1 марта, а к 1 апреля должны быть приняты все акты.

Относительно других проектов, о которых говорил представитель Приамурья, в Минвостокразвития в курсе, «если бы были деньги — вопрос был бы снят». Причем средств не хватает даже на уже отобранные перспективные инвестиционные проекты. «Что будет, если мы в рамках ФЦП направим 2 млрд на инженерные сооружения и набережную Благовещенска? Это означает, что из 7 млрд руб., запланированных на 2015 год и предназначенных на финансирование наиболее важных проектов, мы более 30% изымаем!», — аргументировал он. По словам Кирилла Степанова, необходимо искать иные источники финансирования. Так, средства на гидрозащиту могут быть изысканы в рамках целевой программы Минприроды, о чем есть поручение Юрия Трутнева. «Вы все знаете, что в текущих условиях принцип правительства — не начинайте новые инфраструктурные проекты, завершайте старые», — остудил, впрочем, замминистра аппетиты региональных чиновников.

Впрочем, это не остановило их попыток увязать создание территорий опережающего развития с решением застарелых проблем. Так, начальник управления государственных программ минэкономики Хабаровского края Марина Авилова напомнила собравшимся, что в регионе есть два объекта, которые также должны были финансироваться в рамках ФЦП, Тунгусский водозабор и комплекс деманганации водозабора в Комсомольске-на-Амуре. Именно в этих городах будут создаваться два первоочередных ТОРа. Но бюджетные ассигнования на эти гидрообъекты были заморожены, обращения в федеральные органы власти не принесли результата: «все федеральные министерства говорят, что это компетенция Минвостокразвития».

Кроме того, недоумение чиновницы вызвала необходимость прописывать в региональных программах и бюджетах мероприятия по поддержке ТОРов и инвестпроектов. Причем закладывать финансирование из расчета 30% краевых средств на 70% федеральных придется в условиях оптимизации регионального бюджета. Но как понять, что в них прописывать, если неизвестны ни объемы федеральных субсидий, ни конкретные мероприятия, подлежащие финансированию?

«Могу посоветовать — смотрите, как строится наша ФЦП. Мы, в том числе поэтому, не пошли по пути пообъектного распределения средств на реализацию ее мероприятий. И видим в этом в текущей ситуации больше плюсов, чем минусов. Спланируйте расходы, не точно, не до рубля — чтобы в параметрах вашего бюджета была заложена реализация этих проектов», — поделился федеральный чиновник своими соображениями. Что же касается двух упомянутых хабаровской чиновницей долгостроев в Комсомольске-на-Амуре и Хабаровске, то, если в крае смогут обосновать, что те или иные объекты непосредственно относятся к формированию инфраструктуры ТОРов, для их создания будут найдены источники.

Распределительная тяга

Министр экономики Забайкальского края Сергей Новиченко отметил, что с учетом принятых решений в рамках антикризисного плана группа байкальских регионов подготовила обращение председателю правительства, чтобы не допустить секвестирования ФЦП, и хотела бы, чтобы к нему присоединились субъекты ДФО. Он также отметил, что в рамках ФЦП в крае предусмотрены ассигнования на не слишком результативные мероприятия, вроде строительства подъездных автодорог к малонаселенным пунктам, в то время как краю отказано в реконструкции ряда аэродромов, да и энергообеспечение Быстринского ГОКа тоже под вопросом. Эту мысль развил его федеральный коллега, заявив, что следует вообще перенацеливать финансирование с неэффективных строек, а также недоработанных инвестпроектов на более нужные объекты.

Замминистра экономического развития Сахалинской области Ирина Якунина сообщила, что в мероприятия антикризисного плана «ушли» 3,2 млрд руб., предназначенных в 2014 году на развитие паромного сообщения острова с материком. Росморпорт проводил конкурс на генподряд (по строительству новых судов. — прим. автора), но генподрядчик не определился. «Средства будут восстанавливаться, учитывая, что это основной способ сообщения с материком, ведь это федеральный заказчик не выполнил обязательства? А паромы нам жизненно необходимы, они к 2020 году выйдут из строя вообще!», -пожаловалась чиновница.

Замглавы Минвостокразвития назвал этот случай «хрестоматийным примером того, как не надо работать». Программа строительства пассажирских судов планировалась в 2013 году, в нее были заложены определенные параметры финансирования, мероприятия готовилось в срочном порядке. «Не были оценены их последствия и возможности отечественных верфей. В итоге, когда начали отсматривать конкурсные материалы, выявилось несоответствие по срокам, ценам и качеству. Были и субъективные причины, когда конкурс проводился недостаточно эффективно... Итог мы знаем, — подтвердил он наихудшие опасения сахалинцев, — деньги ушли в антикризисную программу». Кирилл Степанов сообщил, что министерство попросило восстановить эти средства из антикризисного фонда для строительства судов с 2015 либо с 2016 года... Но из-за реального увеличения цены возможного контракта, властям региона придется определиться: вместо двух паромов будет один - либо грузопассажирский, либо наливной. При этом, отметил он, в случае перераспределения средств ФЦП нужно учитывать потребности других регионов, которые так или иначе теряют необходимый для них объект инфраструктуры.

Идея перераспределять средства между регионами, если в каком-либо из них недостроен объект инфраструктуры или не доработана документация по инвестпроекту, не обрадовала министра инвестиций и предпринимательства Камчатского края Оксану Герасимову. «Мы предлагаем перераспределение производить внутри субъектов РФ. Сегодня по тем ассигнованиям, которые идут через органы исполнительной власти субъектов, — исполнение стопроцентное. Из запланированных 3,5 млрд руб. региональные 800 млн руб. освоены полностью. В то же время, если исполнителями являются федеральные органы власти — исполнение оставляет желать лучшего. Например, аэропорт в поселке Оссора. При госэкспертизе стоимость была снижена на 300 млн руб., при этом генподрядчик, утвержденный распоряжением правительства, отказался подписывать соглашение, на сегодняшний день оно не подписано. Получается, в прошлом году средства на этот объект не были перечислены!».

Помощи в контроле за федеральными ведомствами представитель Камчатки попросила у Минвостокразвития: «Есть предложение, чтобы в середине года проводилось совещание в министерстве с представителями федеральных агентств, которые строят или реконструируют эти объекты, — готовы ли они в этом году освоить средства полностью». Еще одним «неприятным сюрпризом», к которому на удивление Оксаны Герасимовой ее коллеги «отнеслись спокойно», стала схема софинансирования 30/70. «Когда наш губернатор на заседании правительственной комиссии в Якутске поднимал вопрос, что для нас и 20% много, мы говорили о 5%, и глава края Владимир Илюхин брал на себя обязательства по этим 5% — мы понимали что это подъемная сумма. Сегодня на Камчатке отобраны три инвестпроекта, их примерная стоимость — 3,8 млрд руб., и 30% это более 1 млрд рублей. При нашем бюджете 57 млрд руб., это нереально. По ТОРам — один в высокой степени готовности, попал первую в четверку. Это еще 7,4 млрд руб., и найти 30% от этой суммы мы просто физически не сможем. Здесь нужен индивидуальный подход не только к Камчатскому краю, но и в целом к регионам Дальнего Востока», — сетовала она.

Впрочем, как заверил камчатского министра федеральный замминистра, дотационный статус и уникальность полуострова учтены, «вам дадут 5%».

Первый зампред правительства Якутии Павел Маринычев также начал с перечисления широкого списка проектов республики, которые, как и во многих регионах, еще с прошлого года находятся в подвешенном состоянии (хотя с созданием ТОРов, как он уверил, в Якутии проблем нет). Однако именно он выразил общий вопрос, беспокоивший всех, так и не заданный в явной форме другими участниками совещания.

«Наверное, Минвостокразвития работает по увеличению финансирования мероприятий ФЦП. Вообще, есть ли какой-то свет в конце тоннеля? Потому что все коллеги с надеждой на вас смотрят!» — эти слова он адресовал Кириллу Степанову.

«Надежда есть всегда...»

«И умрет последней?»

«Послушайте, мы еще в середине прошлого года не рассчитывали, до проведения бюджетной комиссии, что нам 42 миллиарда выпадет. Но дали ведь? — апеллировал к уже полученным результатам замминистра по развитию Дальнего Востока. Поэтому надежда есть всегда. Поэтому главное сейчас — очень скоординированно сработать всем по утверждению ФЦП. Если мы не сработаем, деньги как пришли, так и уйдут. Надо принимать программу, и тогда у нас будет заявка на дальнейшее бюджетное финансирование».