Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Парк спасения

EastRussia - об уникальной ситуации с Бурейским парком

Спасти своими руками несколько видов растений и животных от самого настоящего потопа – оказывается, это вполне реально и после времен Ноя: в Амурской области вот уже более полугода ведется уникальный экологический проект ПРООН по защите флоры и фауны от негативного влияния человека. Если быть точнее – от детища этого самого человека в виде будущего Нижне-Бурейского водохранилища. Причем, как говорят ученые, такого не было ни разу на всем постсоветском пространстве.

Парк спасения

О том, что Амурская область – эдакий речной клондайк, и для гидроэнергетики является перспективнейшим регионом, инженеры знали еще с середины 20-го века: несколько крупных горных рек (Зея, Бурея и Селемджа с притоками) и малая заселенность делали Приамурье лакомым куском для желающих подчинить себе водные стихии (к слову, по данным РусГидро, именно на Дальнем Востоке сосредоточено до 35% гидропотенциала страны). Сначала они начали строить Зейскую, затем Бурейскую ГЭС, но дальше дело не пошло.

"Немногие знают, но в 80-х годах прошлого века проект Селемджинской ГЭС был отложен из-за одного-единственного фактора – экологических рисков, - объясняет руководитель рабочей группы по внедрению инновационных проектов в сфере гидроэнергетики Артур Алибеков. - К примеру, в Селемджинском районе Приамурья сосредоточено до 70% всей сибирской популяции косули – это бы означало верную катастрофу".

И так проекты почти 30 лет оставались на бумаге, пока не настала пора строить совершенно новую ГЭС – Нижне-Бурейскую, которая, согласно проекту, будет второй ступенью Бурейского каскада и, кроме производства электроэнергии, станет выполнять функцию контррегулятора – аккумулировать стоки, приходящие с «верхней» станции. С одним существенным минусом – для ее запуска в 2016-м ниже по течению Буреи будет затоплено порядка 140 кв. км территории с уникальной биосферой.

"Большое количество находящихся тут растений – эндемики, т.е. живут только в этом микроклимате, - объясняет заведующая лабораторией ботаники Амурского филиала ботанического сада-института ДВО РАН доктора ботанических наук Валентина Старченко. - К примеру, этот папоротник: растение, когда-то древнее, имело большой ареал, но в результате различных процессов, ареал разбился на несколько участков. И это как раз самый западный форпост вида, который мы нашли, и во что бы то ни стало его важно сохранить. Некоторые растения мы даже не успели внести в областную Красную книгу, т.к. обнаружили их тут всего пару лет назад".

Всего таких растений специалисты насчитали около десятка, а также включили в список нуждающихся в спасении и животных: кабана, косулю, изюбря, редчайшую утку-мандаринку и аистов – сохранить все это нужно было любой ценой. Иначе бы могла повториться ситуации десятилетней давности, когда при заполнении Бурейского водохранилища мир уже потерял часть уникальной биосферы.

И вот тут на помощь местным экологам пришли организации более крупного масштаба: помимо ООН в защитный проект вступили Глобальный Экологический Фонд, Минприроды России и даже РусГидро.

"В 2000-е мы начали проводить мониторинг, чтобы проконтролировать любую деятельность человека, а также ее последствия, которые он оказывает на природу, строя гидростанции, - рассказывает заместитель гендиректора ОАО «Нижне-Бурейская ГЭС» Владимир Горшенин. - Результаты показали, что само сооружение и водохранилище, не так негативно влияют на природу, как человек после их появления: охота, рыбалка, активный отдых – если это не контролировать, экосистеме будет очень плохо. Чтобы снизить будущий вред, мы, во-первых, резко сократили площади, занятые под объекты строительства. Т.е. та часть, без которой обойтись нельзя, сегодня вынесена в зону затопления и потом просто уйдет под воду. В результате удалось сохранить немало уникальных участков рельефа. Во-вторых, сегодня применяется много новых методов строительства, к примеру, уже построены ограждения, которые заранее как бы "приучают" живность, что здесь нельзя селиться".

Параллельно с этим в амурской дирекции по охране природного мира стали думать, что еще сделать с животными, чтобы хоть немного изменить их природные инстинкты, и придумали – зимой охотоведы уже в рамках нового проекта стали устанавливать подкормочные площадки для зверья до мест будущего разлива водохранилища. Как говорят специалисты, эффект виден уже после полугода прикормок копытных.

"Буквально недавно мы сняли показатели с фотоловушек и посмотрели эффективность проведенных мероприятий. Честно сказать, мне как специалисту было удивительно многообразие диких животных, которые сконцентрировались возле наших комплексов, – радуется первым успехам заместитель начальника дирекции по охране особо охраняемых природных территорий Амурской области Игорь Ковальчук. - Теперь можно с вероятностью в 80% можно сказать, что они уже не пойдут дальше – мы о таком даже и не помышляли".

Вместе с этим ботаники начали переселять и растения – из небольшого распадка они взяли 5 видов и переместили их на 15 км ниже по течению в устье Буреи, которые не будет затапливаться – как прижились редкие виды они начнут проверять в ближайшее время.

"Если что, мы знаем, где находятся эти растения – в GPS забили точки, и в случае, если какие-то растения будут плохо приживаться или надо будет их добавить, мы всегда сможет приехать сюда и взять новые. Где-то год у нас есть, - объясняет Валентина Старченко. - Потом глубина воды в этих местах составит от 5 до 20 метров".

Кроме того, чтобы защитить красивейшие и богатые редкостями места, в апреле амурским правительством было подписано постановление о создании Бурейского парка – отныне вся эта территория будет охраняться охотоведами. Кстати, они же весной начали устанавливать в рамках проекта ПРООН искусственные опоры для аистовых гнезд (которые бывают весом до 500 кг!) и дуплянки (пеньки с дуплами) для уток-мандаринок.

"Подобный проект мы рассматривали еще в 2012-м году - но тогда мы планировали комплексный заказник. Затем изменилось законодательство, и с учетом реалий мы решили создать уникальную форму особо охраняемых природных территорий, - объясняет Игорь Ковальчук. - Теперь правобережная часть парка будет как раз для развития рекреационной составляющей, в т.ч. и экотуризма. Левобережная же - зона особой охраны, где будут проводиться учеты и наши биотехнические «вещи» - запрета находиться для простых граждан ни там, ни там не будет, но во втором случае будет существенно ограничена деятельность человека".

"Такой превентивной подготовки природы к антропогенному воздействию и влиянию ГЭС в мире еще не было, - добавляет Артур Алибеков. - Опыт на НБГЭС по использованию механизмов биотехнических мероприятий позволяет сконцентрировать животных у площадок. Мы прогнозируем, что в течение 3-5 лет миграционное поведение косули должно измениться – она должна сконцентрироваться на левом берегу и не переходить на правый. Ведь были случаи, когда до 1,5 тыс. животных просто гибли, проваливаясь под лед водохранилища, особенно, после сработок воды, когда там оставались пустоты. Сейчас такого не должно повториться".

По словам специалистов, с учетом перспектив развития российской гидроэнергетики и строительства новых гидростанций в Приамурье экологическую безопасность будущих проектов нужно готовить именно сейчас. Для этого экологам необходимы дополнительные подкормочные комплексы, автономные ветро- и солнечные источники питания для фотоловушек, а также ошейники для косуль, чтобы отслеживать пути их миграции. Сейчас специалисты продолжают работу в рамках проекта ПРООН по мониторингу ложа будущего Нижне-Бурейского водохранилища и уже с тем же интересом изучают ложе будущего Нижне-Зейского.