Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Педаль контроля инвестиций заклинило

Минвостокразвития предложило нажимать на контроль слабее, а прокуратура — сильнее

Сегодня в Хабаровске прошла выездная коллегия Генпрокуратуры и Министерства по развитию Дальнего Востока, призванная найти ответ на один непростой вопрос: как сделать так, чтобы инвесторам на Дальнем Востоке было комфортно и вкладывать, и строить. EastRussia внимательно выслушало множество докладчиков, чтобы сделать всего один, но не очень утешительный для инвесторов вывод.

Педаль контроля инвестиций заклинило
НЕСПОКОЙНЫЕ ДИАГНОЗЫ
Собирать фактуру для совместной коллегии Генпрокуратуры и Минвостокразвития, посвященной проблемам инвесторов, прокуроры и чиновники начали примерно за месяц до мероприятия. К процессу подключили бизнес-омбудсменов из субъектов Дальневосточного федерального округа, которым предложили агрегировать жалобы и предложения предпринимателей. Предприниматели, по данным EastRussia, рассказывать о своих проблемах омбудсменам особо не рвались — мол, еще не ясно, не будет ли хуже. Собирали и обобщали информацию Минвостокразвития и управляющая компания — АО «Корпорация развития Дальнего Востока» (КРДВ). Ходили слухи, что как минимум один предприниматель, глава «Доброфлота» Александр Ефремов, выложит на коллегии «всю правду» о давлении на его бизнес силовиков — история с уголовным делом в отношении рыбопромышленников со штурмом судна спецназом за якобы контрабанду тянется с весны 2016 года.

Усиленно готовились к мероприятию и в надзорном ведомстве. Управление Генпрокуратуры в ДФО за пару недель до приезда в Хабаровск генпрокурора Юрия Чайки и полпреда президента в ДФО Юрия Трутнева подробно разобрало все случаи нарушения законных прав инвесторов на межведомственной рабочей группе. Таким образом, господина Чайку, казалось бы, на самой коллегии ничего уже не могло удивить, а задать подчиненным и чиновникам вопросы, на которые у них не было хотя бы предварительного ответа, он как будто бы уже не мог. Все вышло так, но немного по-другому.

Тревожную тональность коллегии задали первые три выступающих — Юрий Трутнев, министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка и заместитель генпрокурора по ДФО Юрий Гулягин. Господин Трутнев упомянул и «Доброфлот», и камчатский аквапарк «Чудо-остров», сданный в декабре 2016 года и с тех пор проверенный различными контрольно-надзорными органами более десятка раз. «По сути, мы идем новый путь и сталкивается с большим количеством препятствий. К сожалению, основным является давление контрольно-надзорных органов: за последние два с половиной года проведено более 130 тысяч проверок бизнеса»,— привел базовую цифру Юрий Трутнев.

Заместитель генпрокурора Юрий Гулягин затем изложил нарекания, которые у прокуратуры вызывает деятельность органов власти: законодательство по ускоренному развитию Дальнего Востока, как водится, принято, но правоприменение хромает. Среди случаев, вызывающих протесты прокуратур разных уровней, следовало из выступления замгенпрокурора, есть и отказы инвестору в субсидировании затрат на инфраструктуру из-за задолженности перед ФНС в размере одной копейки, и затягивание предоставления резидентам Свободного порта Владивосток (СПВ) участков в аренду — господин Гулягин упомянул про пятимесячную задержку, но и менее длительных хватает. Кроме того, контрольно-надзорные органы умудряются игнорировать требования законодательства о согласовании с Минвостокразвития проверок в отношении резидентов территорий опережающего развития (ТОР) и СПВ, отделываясь за это административными штрафами.

Александр Галушка подхватил тему, упомянув и об упавших в национальном рейтинге инвестиционного климата субъектах Дальнего Востока, и об «антигероях» административного давления: от налоговиков, на действия которых по опросам жалуются 35% предпринимателей Дальнего Востока, и до МВД  — полицейскими недовольны 9,5% опрошенных. «На вопрос о том, проводятся ли заказные проверки, отрицательно ответили лишь 5% предпринимателей, а о том, есть ли шансы выиграть в суде у контрольно-надзорных ведомств, 67% ответили нет или почти нет. Половина инвесторов в ТОР и СПВ столкнулась с проверками, хотя 80% из них работают менее года. Более 420 проверок пришлось на 60 инвесторов. 10% проверяли более десяти раз»,— отметил Александр Галушка.

К чему могут привести любой, даже самый успешный бизнес, контрольные мероприятия, с ясностью показал уполномоченный по защите прав предпринимателей в Хабаровском крае Олег Герасимов — ему дали выступить 7 минут от имени всех дальневосточных бизнес-омбудсменов. Господин Герасимов также припас для коллегии красноречивые цифры, из которых становилось понятно, что отношения бизнеса и надзирающих больше похожи на войну, чем на сотрудничество. К примеру, сообщил омбудсмен, суды, которые предприниматели начинают по поводу завышения таможенной стоимости товаров, в 74% случаев ими выигрываются в Хабаровском крае и в 94% случаев в Приморье. Но учитывая, что не все бизнесмены готовы судиться с ФТС, последняя явно выигрывает в целом.

В то же время, в 2014 году проверяющие уходили с найденными нарушениями в 98% случаях плановых проверок по Хабаровскому краю, а в 2015-2016 годах довели этот показатель до победных 100%. А обнаруженные нарушения и штрафы порой приводят к закрытию бизнеса из-за потери деловой репутации — такая ситуация произошла с «Пельменной №1», собственник которой был вынужден закрыть предприятие из-за утраты доверия сетей, и сейчас может произойти с рыболовецким колхозом «Восток-1».

Три конкретных истории рассказали глава «Доброфлота» Александр Ефремов (его выступления ждали все, и в эту историю по ходу коллегии вплелось даже поручение президента Владимира Путина), президент RFP Group Константин Лашкевич и камчатский губернатор Владимир Илюхин. Эти кейсы вызвали вопросы и желание отдельно с ними разобраться и у Юрия Трутнева, и у Юрия Чайки, о чем EastRussia подробно расскажет завтра.


И РАЗНЫЕ РЕЦЕПТЫ
Между тем, устранение вопиющих нарушений прав отдельных инвесторов не исправят всей системы, что отчетливо понимали все участники коллегии. Поэтому предложения большинства выступавших были все же системными. Беда лишь в том, что системы координат у них — пока еще, как видно со стороны, несколько разные. К чести организаторов совещания, это нереально было увидеть, заглянув в объемный проект решения коллегии, подготовленный и согласованный, как водится, заранее. Но это становилось ясно, если просто внимательно слушать.

Так, заместитель генпрокурора Юрий Гулягин предложил среди прочего разработать программы стимулирования инвестиций и предпринимательства в каждом субъекте ДФО, где их еще нет, усилить контроль за исполнением госпрограммы развития Дальнего Востока и соблюдением планов-графиков строительства инфраструктуры ТОР, а также усилить контроль за эффективностью работы КРДВ, управляющей всеми ТОР. На первый взгляд, все логично. Главное в любом деле — это деньги. В данном случае они бюджетные. Эти деньги идут через госпрограмму — в соответствии с планами-графиками строительства — через КРДВ. А если здесь все будет в порядке, инфраструктура будет строиться, то и инвесторы, получается, пойдут на Дальний Восток.

Но министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка посчитал, что главное в защите инвесторов — все-таки другое. Про обязательства государства, реализуемые через Минвостокразвития и КРДВ, министр не упомянул, зато в своих предложениях сосредоточился на деятельности контрольно-надзорных структур. Инвесторам будет хорошо, если будет внедрен риск-ориентированный подход в отношении плановых проверок, следовало из предложений министра. На пресс-подходе после коллегии он пояснил, что принцип риск-ориентированности прост: компания добровольно берет на себя обязательства самостоятельно соблюдать все требования закона, и тогда проверяющих с плановыми проверками на ее объектах не будет вообще. Правда, если нарушение закона все же найдется, то инвестор теряет право на такой режим.

«Внеплановые проверки — их больше. Необходимо изменить нормативно-правовые акты, сократив длительность внеплановых проверок до одного дня, и разрешить проводить их только в отношении того факта, который послужил причиной обращения. Дальнейшее расширение предмета проверки возможно только с согласования прокуратуры, если выявятся нарушения»,— предложил Александр Галушка. Но «изюминкой» его рецепта решения проблемы, создается впечатление, должен стать новый рейтинг — на этот раз эффективности деятельности контрольно-надзорных органов. Министр предложил оценивать влияние проверок на экономический рост, нанесенный ущерб и упущенную экономическую выгоду, трех лучших «надзорников» поощрять, а трех худших — увольнять.

Интересно, что гендиректор КРДВ Денис Тихонов в своем выступлении и вовсе предложил применять требования контрольно-надзорных регламентов к инвесторам-резидентам ТОР и СПВ крайне выборочно. Из перечня того, что можно спросить с предприятия инвестора, он предложил исключить, к примеру, нормы боле чем 15-летней давности, которые применялись без процедур антикоррупционных экспертиз и оценки регулирующего воздействия. «Предлагаю также рассмотреть возможность создания коллегиального органа во главе с вице-премьером или другим чиновником высокого ранга, который будет рассматривать предложения не применять к резидентам ТОР конкретные требования, которые мешают и ничего не дают».

Парадокс этого предложения, которое, если оно будет реализовано, станет своеобразной квинтэссенцией неприкосновенности инвестора, в том, что у ТОР и СПВ уже сейчас крайне либеральный режим — по крайней мере, в отношении проверок предприятий. Но все это не мешает надзорным структурам игнорировать требования законодательства и усиленно резидентов проверять — поистине устрашающие примеры на этот счет EastRussia приведет в завтрашнем материале.

Таким образом, разница в подходах даже прокуратуры и Минвостокразвития к тому, что же мешает инвесторам, налицо. В первом случае предлагается усиливать контроль и надзор, во втором — его ослаблять.

Как с этим справятся власти, как минимум интересно. А как инвесторы — как минимум поучительно.