Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Перезагрузка Забайкальской действительности

Окончание материала "Забайкальский край: разочарования и надежды"

Перезагрузка Забайкальской действительности

Ростислав Туровский

Доктор политических наук, профессор НИУ ВШЭ, научный редактор East Russia
ОКОНЧАНИЕ МАТЕРИАЛА. НАЧАЛО ЧИТАЙТЕ ПО ССЫЛКЕ.

В значительной степени развитие региона зависит, конечно, и от инфраструктуры. Важную перспективу будет создавать модернизация БАМа, но это значимо только для северной окраины Забайкалья. Тем временем базирующаяся в Чите Забайкальская железная дорога, являющаяся одним из ведущих налогоплательщиков и работодателей региона, демонстрирует хорошую динамику, которую во многом обеспечивает перевозка угля. Так, по итогам прошлого года, ЗабЖД нарастила погрузку на 7,4% - до 16,4 миллионов тонн, из которых 9,9 миллионов тонн составил уголь. Грузооборот дороги увеличился на 4,2% - до 277,4 миллиардов тарифных тонно-километров. Как уже сказано выше, новые горнодобывающие проекты неизбежно означают создание необходимой энергетической инфраструктуры. В этой связи крупным проектом может стать строительство четвертого блока Харанорской ТЭС (входящей в состав «Интер РАО»), который как раз и призван покрыть растущую потребность региона в электроэнергии. Запускаемый сейчас федеральным правительством процесс модернизации российских ТЭС очень важен для объектов местной генерирующей компании ТГК-14 (она же работает и в Бурятии), которые сильно изношены. Ожидается, что при этом может произойти смена собственников ТГК-14, контроль над которой фактически принадлежит структурам ОАО «РЖД», что является единственной такого рода ситуацией в России. Стоит помнить также, что именно базирующиеся в Чите ЗабЖД и ТГК-14 имеют в регионе сильные политические позиции и представлены во властных элитах. Но с недавней сменой власти в регионе политические позиции ТГК-14 стали менее прочными.

ПЕРЕЗАГРУЗКА ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ
Таким образом, не нужно придумывать никакой специальной рекламы, чтобы убедиться в наличии у Забайкальского края перспектив, которым может позавидовать множество других регионов. Другое дело, что эти перспективы требуют сейчас кропотливой работы с федеральным правительством и заинтересованными ФПГ для того, чтобы привлечь инвестиции и приступить к реальной работе. В сущности, именно эта задача и становится одной из главных для нового руководителя региона Александра Осипова. Напомним, что после отставки Равиля Гениатулина, который находился у власти 17 лет, пользуясь немалым авторитетом, но все-таки допустив в регионе застой, в Забайкальском крае уже предпринималась попытка назначить «варяга» в лице Константина Ильковского, но она оказалась неудачной. Породив тогда немалые надежды и ожидания, губернатор не оправдал доверия граждан и был отправлен в отставку. Однако возвращение к власти местных элит в лице Натальи Ждановой проблемы не решило. Сейчас смена власти в Забайкалье выглядит гораздо более фундаментальной, будучи связанной с потребностью в выводе региона из управленческого тупика и зоны социальной депрессии.

Приход в регион Александра Осипова уже ознаменовался и сменой значительной части прежней правящей команды. В новом региональном правительстве появляются люди, связанные, как и Александр Осипов, с Минвостокразвития и «Деловой Россией», имеющие опыт работы в других регионах Сибири и Дальнего Востока (Приморский край, Иркутская область). Этот процесс закономерен, поскольку от новой команды требуются хорошо выстроенные отношения с центром и бизнесом, опыт работы в сфере инвестиционной политики. Местные элиты могут, конечно, выражать недовольство ослаблением своих позиций и искать себе удобные политические плацдармы вроде законодательного собрания и структур «Единой России», но они не в состоянии предложить альтернативную повестку развития региона. Ротация элиты обусловлена и ее коррумпированностью, учитывая, что коррупционные скандалы были связаны с чиновниками, работавшими и при Константине Ильковском, и при Наталье Ждановой. Аресты министров – это, увы, частый случай в Забайкалье. Поэтому важной политической задачей Александра Осипова видится энергичное формирование новой региональной повестки, привлекательной в первую очередь для общества и для инвесторов.

Одной из актуальных задач непосредственно в регионе становится реорганизация власти в краевой столице. Уход мэра Читы Анатолия Михалева, так или иначе правившего городом с 2000 г. и вызывавшего уже большое недовольство граждан, также вписался в политику обновления кадров. Но в данном случае, учитывая важность города и наличие в нем немалого протестного потенциала, стоит и задача по обновлению городской власти в целом, не исключая также реформу местного самоуправления и возвращение прямых выборов мэра (хотя этот вариант может обернуться политической дестабилизацией, а потому требует осторожного отношения). Предстоящие в сентябре выборы городской думы имеют с этой точки зрения значение, не меньшее, чем выборы губернатора.

Особой задачей для новой региональной власти неизбежно становится выстраивание отношение с бурятскими элитами. Не секрет, что на территории Агинского Бурятского округа распространено недовольство объединением с Читинской областью, которое не привело к улучшению экономического положения бурят. Укрупнение регионов, сопровождавшееся ликвидацией бурятских автономий, привело в свое время и к росту бурятского национализма. Но есть влиятельные элиты, с которыми всегда считались власти в Чите, и которые способны оказывать влияние на политическое поведение бурят. Эти элиты представлены главой округа, имеющим статус вице-премьера регионального правительства, занимают прочные позиции в руководстве законодательного собрания. Александру Осипову важно будет сохранить статус-кво на этом направлении, особенно учитывая перспективу губернаторских выборов, где обычно лояльное голосование бурят может сыграть большую роль. В частности, наиболее влиятельная фигура среди бурят – бывший губернатор Агинского Бурятского АО Баир Жамсуев является сенатором от исполнительной власти региона, и Александру Осипову скоро нужно будет принимать решение по поводу этой должности.

Наконец, большое влияние на развитие политического процесса в регионе окажут отношения новой правящей команды с партийной оппозицией, которая пользуется немалой популярностью. Выборы в законодательное собрание в сентябре прошлого года наглядно продемонстрировали, что Забайкалье является одним из самых протестных регионов страны. Напомним, что тогда результат «Единой России» резко упал (с 43,1% до 28,3%), тогда как ЛДПР и КПРФ получили по 24,6% голосов (еще 9% набрали эсеры и 6% - Партия пенсионеров). Фактически электорат поделился на три примерно равные части, что, конечно, является тревожным сигналом для власти, да и обернулось в итоге уходом в отставку губернатора Натальи Ждановой. О депрессивных настроениях в регионе свидетельствовала и крайне низкая явка на выборы – всего 22% (на предыдущих аналогичных выборах – хотя бы 33,2%). Кстати, снизилась в прошлом году явка и на выборах президента, но все-таки поддержка Владимира Путина была на достаточно высоком уровне (72% при явке 58%) и увеличилась в сравнении с кампанией 2012 г. Поэтому потребность в сильных фигурах, способных консолидировать общество, в регионе остается, но среди местных политиков никто на эту роль претендовать не способен. Пока что надежды общества могут быть связаны с Александром Осиповым, и его вероятное участие в выборах в качестве самовыдвиженца, а не кандидата «Единой России» видится вполне логичным.

В то же время потенциал для выстраивания конструктивных отношений с оппозиционными партиями в регионе есть. В частности, это показывает поведение ЛДПР, которая вступила в коалицию с «Единой Россией», что и позволило сохранить доминирование «партии власти» в законодательном собрании, хотя и за счет ряда кадровых уступок «жириновцам». В сущности, практика договоренностей с ЛДПР, для которой Забайкалье является одним из самых электорально благоприятных регионов страны, использовалась и ранее, когда, например, на думских выборах 2016 г. партии в лице ее кандидата В.Кулиевой был уступлен один из двух одномандатных округов. Однако нельзя не учитывать большие амбиции ЛДПР в Забайкалье, которые могут оборачиваться все новыми требованиями, в т.ч. в отношении городских выборов в Чите.

Напротив, отношения с КПРФ обещают быть более сложными, поскольку партия склонна временами к весьма жесткой критике региональной власти, как это было при Константине Ильковском и Наталье Ждановой. У партии весьма опытные лидеры, будь то активный первый секретарь Юрий Гайдук или бывший партийный руководитель Читинской области во времена КПСС Николай Мерзликин, имеющий опыт участия в губернаторских выборах. Эти два лидера постоянно заявляют о себе, хорошо зная регион и его специфику, и могут оказаться сложными оппонентами для любой региональной власти. Практика же взаимных уступок в отношениях властей и коммунистов пока что не отработана, как в случае ЛДПР.

Таким образом, Забайкальский край и в самом деле находится на пороге политических перемен и на пути к реализации весьма солидных планов экономического развития. И это не цитата из рекламного материала, а формирующаяся реальность. Можно с уверенностью говорить о том, что экономические показатели региона будут расти. Забайкалье имеет возможность воспользоваться, наконец, двумя своими стратегическими преимуществами – крупными месторождениями полезных ископаемых и приграничным положением с Китаем. Однако развитие региона может быть сопряжено и с серьезными проблемами.

Во-первых, забайкальская экономическая история такова, что все здесь делается очень долго, учитывая большие издержки. Поэтому реализация крупных проектов может затянуться, и нынешние сроки окажутся весьма условными. Тем временем может продолжаться накопление протестного потенциала, поскольку люди быстро устанут от обещаний и ожиданий «золотого дождя». Это уже проходил в свое время Сахалин с его шельфовыми нефтегазовыми проектами. Да и сейчас в ДФО уже продолжающаяся не один год реализация проектов в рамках ТОР и Свободного порта Владивосток не имеет пока что значимых социальных результатов и не ведет к снижению уровня протестных настроений.

Во-вторых, реализация крупных, но единичных проектов, к тому же – в удаленных районах может не оказать существенного влияния на региональный бюджет и на благосостояние граждан. Далеко не факт, что от этих проектов в региональный бюджет польются миллиарды рублей налоговых поступлений, учитывая и тот факт, что ФПГ выторговывают себе максимально льготные условия, включая режим ТОР. Легко может оказаться так, что для населения Читы и большинства районов Забайкальского края этот процесс в лучшем случае никак не повлияет на их жизнь, а в худшем – станет еще одним раздражающим фактором. Иными словами, реализация отдельных крупных проектов и развитие региона – это не одно и то же, а для развития региона потребуются тщательно выверенная расходная политика региональной власти, действия по реанимации малого и среднего бизнеса, поиск локальных точек роста в районах и городах.

В-третьих, усиливающаяся ориентация забайкальской экономики на Китай может быть благом, но будет подогревать и националистические настроения, потенциал которых в регионе очень велик. Уже сейчас заметно, что практически все новые проекты либо контролируются Китаем, либо ориентированы на экспорт в Китай. Пожалуй, в Забайкалье это выражено сейчас больше, чем в других регионах ДФО. И никто кроме региональной власти не будет озабочен решением задачи по организации «позитивного» приграничного сотрудничества – туризма, торговли, которые снижали бы напряженность по поводу «китайской угрозы»,

В-четвертых, перед Александром Осиповым стоит новая для него, как управленца задача по завоеванию прочных лидерских позиций в неблагоприятной политической среде, где придется столкнуться с недовольством местных элит, интересы которых могут быть легко задеты, активностью оппозиционных партий и протестных групп. Задачи по нейтрализации внутриэлитной оппозиции, выстраиванию отношений с партиями и прямых коммуникаций с обществом имеют для врио губернатора не меньшее значение, чем договоренности по реализации перспективных инвестиционных проектов и выделению федеральных трансфертов, которых пока что достичь не так уж и сложно.
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике