Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Петр Фрадков: ракеты – знают, а шампуни – нет

Российский экспортный центр предложил радикальное решение для наращивания экспорта в Китай отечественных товаров

Петр Фрадков: ракеты – знают, а шампуни – нет
Российский экспортный центр предложил радикальное решение для наращивания экспорта в Китай отечественных товаров. Для этого, по мнению РЭЦ, надо построить сеть логистических центров по всей России (на первом этапе — в ее европейской части), всерьез вложиться в продвижение российских брендов в Китае, а также активизировать использование транспортного коридора между РФ и Китаем. О тонкостях проекта на полях второго Восточного экономического форума ИА Eastrussia.ru рассказал генеральный директор РЭЦ Петр Фрадков.

– Петр Михайлович, в чем основная суть проекта РЭЦ?

– Поставка на экспорт в Китай российских товаров народного потребления, прежде всего, продуктов питания. Но не только. Речь идет, например, и о детских товарах – и не только детского питания, но и одежды, средств гигиены и т.п. В Китае на это существует большой спрос. Однако для существенного роста поставок требуется формирование контейнерных поездов где-то на территории Российской Федерации. Их нужно собирать, потому что небольшими партиями что-то поставлять в Китай бессмысленно. И второе — нужно, чтобы эти поезда проходили границы очень быстро. Поставки по морю — это долго. Сейчас мы работаем по разным направлениям, в том числе с РЖД, и с китайскими коллегами, для формирования благоприятного тарифа — потому что такие поставки должны обходиться дешево.

– А где будут созданы эти логистические центры?
– Вы правы, очень важно, где такие товары будут собираться. Скорее всего, на первом этапе  мы говорим о Центральном федеральном округе либо Поволжье. Потому что в основном в этих макрорегионах производятся основные объемы таких товаров. Мы говорим про Калужскую область, Воронеж, Татарстан и т.д. В любом случае, думаю, что мы начнем с трех-четырех точек, а там уже будем двигаться дальше.

– В Сибирь и на Дальний Восток?
– Конечно, но это будет следующим этапом. Сейчас мы исходим из того, где сконцентрировано производство тех товаров, на который есть спрос в Китае. Как ни крути, но большинство видов товарной номенклатуры, в первую очередь, производятся в центральной части России.

– А вы реально уверены, что в Китае есть серьезный спрос на российские товары? Там ведь и собственные производства есть...
– Спрос точно есть. Дело в том, что в Китае сейчас происходят две глобальные вещи. Во-первых, там повышается уровень жизни населения, что неминуемо ведет к росту платежеспособного спроса. Во-вторых, как следствие, идет повышение потребительского спроса, прежде всего, к качеству продукции. Китайцы начинают больше внимания обращать на экологические параметры продуктов, на то, использованы ли были при их производстве ГМО компоненты. В самом Китае не все товары соответствуют этому критерию, а в России соответствуют, поскольку у нас ГМО запрещены. Так что спрос есть. Но есть проблема, связанная с продвижением наших брендов в Китае. Говоря совсем просто — наши бренды там вообще не знают. Причем когда мы наши бренды показываем и рекламируем, китайцы сильно удивляются, насколько у нас качественная и конкурентоспособная продукция. Например, кондитерские изделия – в России богатая история производства шоколада. Продукты гигиены для детей – условно, шампуни для детей, причем экологически чистые. За счет отмены запрета на второго ребенка в Китае спрос на детские товары там также растет. Но его надо и формировать, в том числе с использованием ресурса электронных площадок.

– Отсюда и тема с Alibaba?
– Совершенно верно. Но не только этой площадки, но и других. В Китае все больше и больше товаров приобретается через Интернет. И наша цель –  повысить узнаваемость бренда через такие площадки. Однако мы планируем работать на узнаваемость брендов в целом, за счет рекламных мероприятий, гастрономических недель и т.д. Второе направление – создание каналов сбыта через электронные площадки. Для китайского менталитета важно, чтобы человек, обращаясь к Алибабе, попадал на российскую страничку, где все было бы расписано и понятно. И третье, повторюсь – нам надо обеспечить логистическую составляющую: выгодный тариф, срок прохождения, упрощенная таможенная процедура, концентрация и сборка отправлений.

– Если про логистику говорить, у вас есть понимание, какой должен быть тариф? И сколько дней должно тратиться на прохождение контейнеров?
– Не больше восьми дней. И это вполне реально, хотя сейчас минимум в два раза дольше. Про тариф в деньгах не скажу, но он явно должен быть конкурентоспособен относительно морской перевозки. Ведь морем — это в любом случае долго. И хотя сейчас тарифы на такие перевозки ниже железнодорожных, они занимают больше времени. Вообще логика должна быть такая — и быстро, и дешево. По-другому это не заработает. Сейчас уже есть понимание, что нужно вводить специальный тариф. Для РЖД это тоже выгодно, потому что они обеспечат обратную загрузку контейнеров.

– Если говорить про бренд, то каким он будет? Made in Russia?
– А это вообще не важно. Дело не в значке и не в словосочетании. Прежде всего, у китайцев должно сложится стойкое ощущение того, что в России делают качественные продукты. А на выходе мы можем продвигать перечень брендов, условно — от «Аленки» до «Ушастого няня». Для отдельных мероприятий, например, брендированного павильона, можно использовать и какой-то единый бренд. Но в целом, как мне кажется, это упрощенный подход. Мы считаем, что нам надо вывести на китайский рынок хотя бы с десяток брендов, чтобы они там заработали также, как Coca Cola работает во всем мире. И самое важное, что кроме восприятия — все российское качественное и вкусное — должно быть и просто это все получить. Заказал — и через неделю получил. Так все должно быть в идеале.

– А кто обеспечит этот идеал?
– Мы отберем партнеров, которые станут операторами контейнерных перевозок. Потому что поставки — это не дело РЭЦ. Наша задача — не мешать в данном случае бизнесу. Хотя, конечно, мы будем следить за тем, чтобы оператор предоставлял конкурентоспособную услугу, если мы будет с ним работать и его аккредитуем.

– И таким оператором может стать и китайский Sinotrans?
– Почему нет? Но, думаю, будет оператор и на китайской, и на российской стороне. Главное – чтобы мы понимали, что эта схема работает и мы ее контролируем, если надо, помогаем и административным ресурсом, и финансами, и переговорными услугами и т.д. И обеспечиваем общее брендирование. Но направленное на формирование восприятия, что в России производят хорошие продукты и товары народного потребления. А то сейчас в мире знают, что мы ракеты умеем делать. А что еще и шампуни выпускаем отличные — не знают.