Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Почему мы терпели корейских браконьеров

Что скрывается за вооруженным конфликтом северокорейских рыбаков и наших пограничников?

Почему мы терпели корейских браконьеров
Отношения России и КНДР очень странные. Ни мы не нужны северным корейцам, ни они нам, по большому счету. Нет даже симпатий, нет серьезных бизнес-отношений. Нет заметного туризма. В КНДР все ещё настолько бедно живут, что даже мысль о том, что нужно потратить две-три тысячи долларов на путешествие и ротозейство, им кажется идиотской. Для многих и многих семей это почти полугодовой доход. Ничего нет между нашими странами, кроме некоторых исторических страниц и десятков тысяч наших граждан с корейскими именами.

Но на высшем уровне (встречи Кимов с нашим президентом) делается вид, что мы, Россия, имеем влияние на КНДР. Корейский полуостров – важная для нас "горячая точка", которая поджигает пятки и США, и Японии.

Лично я считаю, что каждая страна имеет право на то оружие, которое оно может создать. Можно назвать это "мирным атомом" или "космической программой". Мы-то сами так в своё время и делали. И не нам показывать на северокорейским режим пальцем. У нас был свой, очень похожий совсем недавно.

В 1999 году КНДР по нашей просьбе объявила мораторий на испытания ракет. А в 2005 забрала своё обещание обратно и ракетный полигон стал космодромом. И ракета по имени "Ынха" стала ракетой-носителем искусственных спутников земли.

Но когда северо-корейские ракеты летели рядом с нами и падали рядом с нами, мы могли же попросить великого вождя северокорейского народа, чтобы он отклонил траектории запуска. Ракеты иногда падают не там, где должны. Именно поэтому Япония публично возмущалась. А мы вообще никак не реагировали, чуть ли тем самым не намекая, что нам-то известно, куда эти ракеты нацелены и куда летят.

Да ни черта неизвестно. Хуже того, мы даже не могли бы до последнего времени сбить такую ракету, если бы она отклонилась от курса и захотела упасть на Уссурийск. Я долго пытал одного высокопоставленного офицера ТОФ дурацким вопросом: может крейсер "Варяг" сбить "Тэпходон" или "Ынху-2"? Ну не крейсер, а береговые комплексы? Нет? А система ПВО? А?

Собеседник отшучивался и дошутился до того, что мол, если у нас не получится, попросим китайцев...

Извините, что издалека начал, но иначе не понять, что творится в рыболовстве. Многие из нас думают, что это только корейцы заинтересованы в вылове кальмара, минтая, краба в наших водах. На самом деле, мы также получали свои квоты на ловлю в исключительной экономической зоне КНДР.

"Российская сторона сообщила о возможности выделения объектов промысла в ИЭЗ России в следующих объемах: в Японском море кальмара - 9000 тонн, сайры - 400 тонн, анчоуса - 400 тонн; в Южно-Курильском районе сайры в объеме 3000 тонн.

Корейская сторона сообщила о возможности выделения объектов промысла в ИЭЗ КНДР в следующих объемах: скумбрия, сардина, анчоус, сайра, кальмар, рыба-собака (фугу) - 10300 тонн, глубоководный красный краб - 2500 тонн. ....Корейская Сторона обратилась с просьбой о выделении ей на платной основе дополнительной квоты на вылов минтая в объеме 4000 тонн в Западно-Беринговоморской зоне”.

Наше ТИНРО или Приморрыбвод располагают точными данными по годам, сколько, чего и где ловили наши суда и корейские.

Каждый год проходит совещание Российско-корейской смешанной комиссии по сотрудничеству в области рыбного хозяйства. Протоколы можно почитать. Но, что мне в них нравится, что наши иногда вставляют такие строчки: "По объективным обстоятельствам не реализованы мероприятия по пунктам 1.2, 1.5, 1.6”.

Понимать их надо так: корейцы не приехали, хоть обещались, на конференцию по искусственному разведению лососей, или корейцы ничего не сделали, чтобы снизить факты браконьерства.

Последнее нас и интересует.

Я не думаю, что наш посол в КНДР г-н Александр Мацегора каждый раз отправляется в аэропорт Пхеньяна, когда оттуда в Москву летит какой-нибудь северо-корейский чиновник.

А вот 19 июля этого года он лично проводил замминистра рыбного хозяйства Ким Чхан До до трапа и напоминал ему, что корейская сторона не пресекает своих браконьеров. На дипломатическом языке это звучит так: "Посол особо подчеркнул необходимость принятия самых срочных мер, которые бы исключили получившие, к сожалению, в последнее время широкое распространение случаи нарушения корейскими рыбаками правил и норм лова в российских водах".

А куда летел замминистра? На заседание уже 31-ой сессии комиссии по рыболовству. Вот этот протокол я никак не могу найти, что-то висит сайт Росрыболовства.



Мы все тут своими глазами видим: корейских шхун у наших берегов стало намного больше. А вот в протоколах комиссии , если я правильно нашел данные, цифры квот для северных корейцев не сильно-то увеличились. Более того, наши ученые (ТИНРО) выражают опасения, что запасы минтая и сардины подорваны не без участия северокорейского рыболовного флота.

Поговорил я и с пограничниками. Корейцы явно нарушают, ловят больше, ловят не там. Наши "наверх". А "сверху" иногда мат (по корейскому адресу), а иногда молчание.

А почему? А потому, что вроде мы и хотим надавить на КНДР за её неуёмную и для нас тоже опасную ракетно-космическую ядерную программу. Даже поддержали санкции ООН, где не только запрет на экспорт в КНДР товаров роскоши, но и запрет на приглашение соверокорейской рабочей силы. И теперь северокорейских штукатуров ("дёшево корейцы"!) даже во Владивостоке почти не осталось.

Но с другой стороны враги обвиняют нас в том, что мы с ухищрениями, с подвывертом, но отправляем в КНДР из наших портов танкеры с нефтью.

25 апреля этого года Путин прилетел во Владивосток на встречу с Ким Чен Ыном. И как я понимаю в Федеральной погранслужбе на фоне этой встречи было принято мудрое решение нарушения фиксировать, нарушителей вытеснять за пределы террвод, но проявлять выдержку. Можно выстрелить из сигнальной ракетницы в сторону нарушителя...

Корейских рыбаков у наших берегов стало в несколько раз больше, потому что у себя им ловить нечего. Не в том смысле, что они уже всё выгребли. Кальмара и анчоуса к ним много заходит и сейчас. Но, если верить южнокорейской прессе, то в 2019 году КНДР продала свои морские биоресурсы Китаю. За что получила почти 73 млн долларов.

Вы все видели сшитые из досок корейские баркасы. В то время как рыболовный флот Китая – это сейчас один из самых современных и хорошо оснащенных флотов.

Замечательный Владимир Ощенко всё очень точно написал о психологии северокорейских рыбаков. Они газет не читают (только слушают политинформацию). От них страна по-прежнему ждёт валюту. 

На валюту есть план. За его выполнение отвечает "капитан" (госбезопасности). Если флотилия вернется без добычи, кто-то останется нищим и голодным, а кто-то будет уволен и разжалован. Отсюда и отчаянность.

Если наш пограничный корабль не может маневрированием и предупреждениями по рации выгнать северокорейских браконьеров и начинает преследование, высадку десанта и захват судна, то это означает, что капитан получит срок здесь, а судно конфискуют. И в самоубийственном отчаянии северные корейцы бросаются на наших пограничников с веслом, с гарпуном, с топором и ножом. А потом и стреляют.

Оружие на северокорейских рыболовных судах находится потому, что эти суда записаны в качестве тральщиков и канонерок на случай войны. А КНДР, кажется, войну еще не закончила.

PS. В войне заложники – важная вещь. Время от времени северокорейские пограничные суда или рыбаки, считающие себя "стражами границ”, задерживают наших. Вот свежий случай. 17 июля этого года задержано российское рыболовецкое судно «Сянхайлинь-8» с 17 моряками на борту. В 55 морских милях от побережья КНДР (террводы - 12 миль). Несколько дней всех держали запертыми в каютах...

Источник