Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Под небом голубым есть город Комсомольск

Пять лет назад Комсомольск-на-Амуре объявили городом президентского внимания. Городу обещали миллиардные вливания и строительство дорог, дамбы, больниц других социальных объектов, которые должны были радикально улучшить жизнь комсомольчан.

Через пять лет – в 2025 году – план комплексного социально экономического развития Комсомольска-на-Амуре должен быть реализован. Но как лично удостоверился помощник Президента Максим Орешкин, город президентского внимания оказался обделен и вниманием, и желанием воплотить этот план в жизнь. «Комплексный вопрос развития города и вообще будущего города – вот та ключевая история, которой нужно заниматься. Это тот элемент, который как мне кажется, сейчас в Комсомольске-на-Амуре отсутствует. Есть определенная пробуксовка программы, которая была принята некоторое время назад. Буду Президенту об этом в том числе докладывать –для того, чтобы этих пробуксовок не было и город развивался», - отметил он. Автор EastRussia тоже отправился в «город Юности», чтобы посмотреть насколько достижимо «прекрасное далеко».

Под небом голубым есть город Комсомольск
Фото: Алексей Елаш

«Аккуратнее! Вдруг под лужей яма!» – молодой отец с сыном на самокате гуляют впереди меня по пешеходной дорожке, идущей параллельно одному из главных проспектов Комсомольска-на-Амуре. Комсомольчане, не избалованные ливневками, пандусами и заниженными бордюрами, на уровне рефлексов не доверяют ни дорогам, ни пешеходным дорожкам – слишком уж часто обещания построить что-нибудь новое и сделать это качественно расходятся с реалиями.

Справка EastRussia: Весной 2016 года в России был принят уникальный документ, который касался развития одного конкретного города – долгосрочный план комплексного социально-экономического развития Комсомольска-на-Амуре. В нем было несколько десятков пунктов, которые указывали – какие объекты должны быть построены в Комсомольске-на-Амуре, в какие конкретно сроки и какие показатели (уровень безработицы, продолжительность жизни, охват госуслугами и т.п.) должны быть достигнуты в определенные сроки. План предполагал участие множества федеральных структур – от министерств до госкорпораций, которые должны были предусмотреть в своих программах и планах необходимые средства. Сейчас он включает в себя 34 мероприятия и 30 объектов строительства. Для его реализации выделяется финансирование в объёме 41 млрд рублей, в том числе средства федерального бюджета в размере 27,2 млрд рублей. Однако первые поправки и сдвиги сроков не заставили себя долго ждать.

К 2019 году появились первые результаты.

Так, широкие проспекты Комсомольска-на-Амуре отремонтировали, но уже весной асфальт, как говорится, «поплыл». При этом дорожная техника обошла стороной дворовые и квартальные проезды. Удивительно, но «Комса» (так для сокращения называют Комсомольск-на-Амуре), никогда не знавшая «пробок» (дороги прямые и широкие, а машин мало), вдруг «встала»: началась реконструкция Комсомольского шоссе, которое соединяет центр города с микрорайоном Дзёмги. Стройка шла долго и мучительно, но автомобилисты молча глотали дорожную пыль, веря, что лучшие времена скоро наступят. Параллельно шло строительство еще одной трассы, по которой можно попасть на Дзёмги – улицы Пермская, но «что-то пошло не так» и сегодня она – в новом асфальте и с новым освещением – стоит, перекопанная с двух сторон, чтобы по трассе никто не ездил. Впрочем, комсомольчане уже вновь пробили по ней «народную тропу».

Дороги в городе как будто кто-то проклял. Как и должность начальника дорожного управления – подолгу в этом кресле никто не задерживается.

Между тем чиновники самого разного ранга действительно говорят, что такого масштабного дорожного строительства в четвертом по количеству населения городе Дальнего Востока не было два десятка лет. Случилось это после принятия весной 2016 года долгосрочного плана комплексного социально-экономического развития Комсомольска-на-Амуре. Правда, дороги асфальтируют в рамках национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги». Собственно, в этом и заключается суть комплексного плана – он включает в себя различные федеральные программы и подпрограммы, а также программы госкорпораций, а своего финансирования, по сути, не имеет.

«Долгосрочный план - это, в какой-то степени, уникальный документ, принятый правительством страны для развития отдельного города. Таких документов немного. И с ним горожане связывают свои надежды на развитие Комсомольска», - прокомментировал для EastRussia глава администрации Комсомольска-на-Амуре Александр Жорник.

Примерно до конца 2017 года комсомольчане не без гордости говорили «город президентского внимания». Этот эпитет сулил многое, но на поверку все оказалось не так радужно и уж тем более не быстро.


17-километровую защитную дамбу до сих пор не построили до конца, хотя после разрушительного наводнения 2013 года было еще два сильных паводка; межрайонный онкологический диспансер, который начали возводить в 2018 году, не готов и на 10 %; «буксует» региональный центр спорта. 15 объектов, включенных в план, возводятся с нарушением сроков, а 8 объектов и вовсе не начинали строить.

«Чтобы план выполнялся, необходимы два обязательных условия. Первое - план должен соответствовать реальной обстановке, то есть, чтобы было запланировано то, что нужно и что можно сделать. Второе (при условии выполнения первого) – запланированные действия должны быть обеспечены ресурсами, причем не только деньгами (это само собой), но и проектами, реальными технологиями, ресурсами труда, материальными ресурсами и т.п. Если эти два условия выполняются, то и план будет выполнен так, как он был нарисован», - прокомментировал EastRussia состояние дел научный руководитель Института экономических исследований Дальневосточного отделения РАН Павел Минакир.

Не удалось завлечь в дальневосточный город и крупных производителей, под которых «затачивалась» ТОР (территория опережающего развития) «Комсомольск». Официальным языком это называется «локализация производства по выпуску продукции в интересах военного и гражданского авиа- и судостроения». Как известно, Комсомольск-на-Амуре – крупнейший промышленный центр всего округа, «инженерная столица» и его предприятия - Амурский судостроительный завод, авиационно-производственное предприятие им. Ю. А. Гагарина, где выпускают боевые истребители и гражданские среднемагистральные самолеты «Сухой Суперджет», «Амурсталь» - крупнейшие в регионе налогоплательщики.

Федеральные власти и курирующий огромный регион вице-премьер, а по совместительству полпред Президента РФ в ДФО Юрий Трутнев, нередко вину за срыв сроков, указанных в программном документе, перекладывают на краевые и федеральные власти: мол, это чиновники на местах недостаточно рьяно исполняют свои обязанности.

«Я бы не стал употреблять слова «обвинения», «поиск виновных». Точнее было бы говорить об озабоченности, понимании того, что по целому ряду пунктов выполнение плана буксует, и что для исправления ситуации необходимо принимать меры. К реализации особое внимание всех органов власти. Конечно же, он находится на особом контроле администрации города. Все свои обязательства муниципалитет старается исправно выполнять. Это касается и выделения доли софинансирования на строительства ряда объектов, и организации процесса по разработке проектно-сметной документации, и ещё ряд других вопросов. Здесь мы работаем в тесном контакте с руководством края. Всё, что от нас зависит, делаем», - сказал Александр Жорник.

Вскоре у «уникального документа» появилось народное название - «долгоплан», а Комсомольск-на-Амуре сами жители все реже стали называть «городом президентского внимания». Этому примеру последовали и чиновники. Всех рангов.

«Я лично не употребляю термин «город президентского внимания». Если от кого-то я его и слышу, то только с сарказмом, а порой и с возмущением: мол, какого внимания, если у нас такой бардак?» – рассказывает житель Комсомольска-на-Амуре, краевед Антон Ермаков.

Основной причиной, почему комсомольчане перестали верить в «долгоплан», по мнению самих же горожан, стала «пропасть между тем, что обещали и тем, что удалось сделать». А сделать получилось не так-то уж и много, по крайней мере, из видимых результатов.

Пожалуй, самый осязаемый – реконструкция Драматического театра: массивное здание, как и прилегающая территория, давно нуждались в ремонте. В итоге театр обзавелся новыми интерьерами, вращающейся сценой и свежим фасадом, а площадь - брусчаткой. 

Не повезло с малыми архитектурными формами, установленными вокруг здания: через пару лет они развалились, их отправили на реставрацию, но комсомольчане прямо на той самой новой брусчатке написали, что фигуры им не нужны.


Прилегающая к Драмтеатру площадь, скорее, стала излюбленным местом прогулок, тусовок скейтеров и проведения городских ярмарок.

Примечательно, что последнее время организатором всевозможных ярмарок и выставок выступало муниципальное предприятие «Плодоовощи». Вообще-то, оно должно заниматься тем, чтобы наполнять имеющиеся в городе складские помещения всевозможными продуктами и по возможности за счет этого выступать регулятором рынка. То есть быть неким гарантом продовольственной безопасности. Это, кстати, также прописано в «долгоплане». Но и этот пункт оказался невыполненным: «Плодоовощи» ушли в процедуру банкротства.

«С точки зрения экономики данное предприятие необходимо было давно банкротить – из-за долгов, которые тянули вниз. Но при этом на его базе создавать новое, причем, не просто овощебазу, а центр сельхозкооперации. Сейчас эту задачу берет на себя единственный в округе сельхозкооператив «Кооператор Комсомольска», причем без всяких планов и господдержки», - рассказал экс-руководитель АО «Плодоовощи» Максим Аликин.

Отдельным «долгопунктом» в «долгоплане» числится набережная Комсомольска-на-Амуре. Любой урбанист скажет вам, что город у реки должен иметь свою набережную и прогулочную зону. Тем более, что пространство и сохранившиеся вековые ели здесь это позволяют. Но чиновники эт историю заволокитили, как только можно. Причем даже создали краевое учреждение, которое и должно было заниматься строительством и развитием набережной. 


«Понятное дело, что чем дольше ее строить, тем дольше у тебя будет хорошо оплачиваемое рабочее место», - размышляет местный житель Андрей Иванов. 

Справедливости ради стоит отметить, что на набережной свою работу с успехом провалили и подрядчики: они попросту не справились с предлагаемым объемом финансирования и работ. Еще один бич «долгоплана» - некачественная проектно-сметная документация.

«Грубейшие ошибки в проектно-сметной документации, один из ярких примеров детский медицинский комплекс. И ещё одна причина – недобросовестные подрядчики. На целом ряде объектов, например дамбы на озере Мылки, правом берегу реки Силинка, сорвали сроки работ, да ещё и не везде выполнили их в должном качестве. На перепроектирование нужны средства. На изменения в проектах нужны средства, и время. Зачастую гораздо больше, чем планировалось ранее. На расторжение контрактов с провинившимися подрядчиками, определения новых подрядчиков нужно время. Всё это и привело к срывам сроков», - отметил Александр Жорник.

На днях недостроенная набережная вновь оказалась в заголовках новостей: Олег Чурсин, который в 2015 году три месяца успел поработать министром строительства Хабаровского края, а затем на долгие годы возглавил краевое учреждение "Комсомольская-на-Амуре набережная реки Амур", был пойман сотрудниками ФСБ при получении взятки в несколько миллионов рублей, которые он вымогал с компании-подрядчика за общее покровительство на объекте. Теперь экс-чиновнику грозит до 15 лет лишения свободы, а набережная вновь «обезглавлена».

«Есть еще важное обстоятельство: форс-мажор. За это время произошли наводнения, политические передряги - план принимался при одном губернаторе, в большей степени реализовывался при втором, сейчас третий будет. Это не добавляет скорости», - подчеркнул Павел Минакир.

После провала с масштабными проектами в Комсомольске-на-Амуре перешли к «быстрым победам»: улицы украсились вазонами с топиарными фигурами. Их, кстати, также активно стали устанавливать и в Хабаровске.

«Установить несложно, стоят недорого, заметны в городском ландшафте. Правда, недолговечны в наших условиях и слабоэстетичны. Это тиражные вещи, сделанные людьми, далекими от искусства и гармонии, но несмотря на это, думаю, к осени у нас их еще много появится», - размышляет урбанист Александр Колбин. 


Рядом здание речного вокзала, построенное в 1976 году.  Два года назад его продали частному лицу, но и здесь реконструкция забуксовала: до сих пор вокруг вскрытый асфальт, обнесенный забором. 


«Обратите внимание: в городе большое количество пустующих помещений коммерческого назначения, особенно в сегменте 30-100 квадратных метров. Мелкий бизнес или сильно ужался, или вовсе закрылся. Объяснение одно: в городе стало меньше денег. Вернее, их количество, если смотреть по зарплатам, осталось на уровне пятилетней давности, но вот цены на продукты и ЖКХ значительно выросли и люди попросту не готовы тратить на что-то не первоочередное», - размышляет предприниматель Дмитрий Головинский. Сам он, кстати, в 2016 году переехал в Краснодар и оттуда управляет магазином напитков. 


Отток населения - еще одна проблема, которую власти никак не могут решить, несмотря на то что в «долгоплане» есть и на этот счет пункт. Уезжают, как правило, молодые люди, именно поэтому Комсомольск-на-Амуре по факту уже нельзя называть «город Юности» (именно так его именовали в советские годы и по старой памяти называют до сих пор): средний возраст комсомольчан перевалил за 35.

«Комсомольск-на-Амуре – город президентского внимания. Мы же не просто так это провозгласили. Все думали, что будет увеличиваться население, все побегут в кассу за билетами на Дальний Восток. Но очередей нет, и население убывает. За поликлиниками и дворцами единоборств не едут. Едут за высокими доходами, рабочими местами, качественным образованием и медициной, а этого нет. Вот и получился из плана перечень инженерных решений и строительных объектов», - сказал Павел Минакир.

А вот выпускники школ уезжать стали меньше. Об этом нам рассказывает директор школы № 27 Валентина Капустина.

«Уезжать действительно стали меньше, даже в пределах Дальнего Востока. Но этому есть объяснение: у родителей выпускников стало меньше денег, и они уже не могут обеспечить своим детям жилье и жизнь в другом городе. Поэтому уезжают, как правило, те дети, где в семьях есть деньги. А таких немного», - рассказывает Валентина Капустина.

Возможно, сдерживающим фактором для отъезжающих могло быть стать доступное новое жилье. Но в Комсомольске-на-Амуре оно не просто недоступное по ценам (особенно, в соотношении с доходами населения), а его нет физически: башенные краны – редкость в скайлайне города. Поэтому некоторые задаются вопросом: а для кого все это строится, если за последние 10 лет из Комсомольска-на-Амуре уехали 25 тысяч человек, это 10 % от всего населения города.

«Безусловно, что-то сделано, но с бесконечным затягиванием сроков. И не всегда понятно, насколько тот или иной объект нужен городу. Должны решать сами жители, но не раз в пятилетку, а на постоянной основе. Для этого необходимо участвовать в местном самоуправлении, развивать его, а не ждать, когда нам по чьей-то милости нам что-то перепадает», - размышляет краевед Антон Ермаков.

Под «что-то перепадет» Антон, в том числе, подразумевает пассажирские автобусы, которые мэрия Москвы после списания передала Хабаровскому краю. В этом списке были еще и трамваи, но все они достались Хабаровску, так как в Комсомольске-на-Амуре трамвайное управление тоже обанкротилось и теперь о самом восточном городе Евразии, где ходили трамваи, напоминают лишь рельсы. 


Транспортные проблемы Комсомольска-на-Амуре не ограничиваются лишь территорией города: для того, чтобы выбраться в Хабаровск комсомольчанину придется раскошелиться на четыре тысячи рублей – именно столько стоит место в купейном вагоне в одну сторону. При этом между Хабаровском и Владивостоком, где расстояние в два раза больше, запустили дневной поезд, билет на которой в такой же (и даже лучше) купейный вагон стоит лишь 900 рублей.

- А ведь когда только принимали комплексный план, увязывали с ним ведомственную программу РЖД по замене подвижного состава. Согласно ей, на данном направлении должны были появиться новые пассажирские вагоны повышенной комфортности. К сожалению, ничего этого не произошло, - сетует чиновник, когда-то занимавшийся развитием региона, а потому пожелавший остаться неназванным.

То, что такие вагоны (а еще двухэтажные!) существуют, жители Комсомольска-на-Амуре (да и всего Дальнего Востока) с горечью узнают, когда приезжают в отпуск в западные регионы России. Например, в Краснодарский край. Кстати, чтобы улететь в отпуск, комсомольчанам также приходится ехать в Хабаровск, так как местный аэропорт «Хурба» так и «не полетел» (более того, там даже случались отключения электричества). До краевой столицы, конечно, можно добраться и по автомобильной дороге, но не зря ее прозвали «трассой смерти» - тяжелые аварии на ней, к сожалению, случаются постоянно. Трассу Хабаровск – Комсомольск-на-Амуре с подъездом к Ванино и Советской Гавани в 2020 году передали в федеральную собственность. Вскоре на ней появилась дорожная техника и знаки «Внимание! Дорожные работы», но, судя по всему, этот объект реконструкции также рискует стать частью «долгоплана». 


«Долгоплан нужен, в первую очередь, чиновникам: создаются специальные должности для этого, деньги выделяются. А жителям лучше от этого не стало: дороги менее разбитыми не стали, автобусы лучше ходить не стали, цены в магазинах расти не перестали», - подытожил Антон Ермаков.

Впрочем, комсомольчане – оптимистичный народ и верят, что когда-нибудь будет лучше. Все равно уезжать некуда и не на что. Что касается «долгоплана», то он должен быть полностью реализован до 2025 года. Если, конечно, сроки вновь не пересмотрят.

«Беда у нас стандартная: кто составляет эти планы и исходя из каких соображений принимаются решения, вплоть до инженерных? Делаются типовые вещи. Они говорят: в Хабаровске делают так, давайте и в Комсомольске-на-Амуре так сделаем? В итоге получаются стандартные подходы: лишь бы освоить деньги, а потом все само собой образуется. Но эта идея не работает», - подытожил научный руководитель Института экономических исследований Дальневосточного отделения РАН Павел Минакир.

22 сентября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика