Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Под страхом черноты

Как «черные списки» банков меняют правила работы бизнеса на Дальнем Востоке

Хотя 2018 год во многом ознаменовался реабилитацией прав бизнеса благодаря усилиям мегарегулятора, банки продолжают заносить предпринимателей в «черные списки» на основании права, предоставленного Федеральным законом № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Однако критерии занесения в список неблагонадежных клиентов продолжают оставаться не ясными до конца для самих компаний, а выход из внутренних «черных списков» некоторые банки на Дальнем Востоке обуславливают покупкой дополнительного пакета услуг от 100 тыс. до 1 млн рублей в зависимости от размера бизнеса. EastRussia разбиралось, как не попасть в «черные списки» и как из них выйти.

Под страхом черноты
Фото: depositphotos.com
С ВНЕСЕНИЕМ В «ЧЕРНЫЕ СПИСКИ»

Федеральный закон № 115- ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», который используют в качестве аргумента внесения клиента в «черные списки» Центробанк и Росфинмониторинг, не содержит исчерпывающих объяснений отказов предпринимателям при открытие счета, выдаче кредита или проведении платежного поручения. Вступившие в силу 30 марта 2018 года Методические рекомендации по реабилитации добросовестных клиентов и информационное письмо ЦБ от 15.06.2017 № ИН-014-12/29, с точки зрения бизнесменов, ощутимого эффекта не принесли.

На Дальнем Востоке блокировка счетов особенно затронула бизнесменов, занимающихся посредническими услугами, в том числе по договору цессии, недвижимости, крупные и мелкие оптовые компании, туристический бизнес, строительство, грузоперевозки и т.д. По словам предпринимателей, кредитные организации в Приморье в течение 2017-2018 гг. могли блокировать любые подобные операции на любые суммы. Фактически впоследствии это становилось основанием для внесения во внутренний "черный список", которым конкретный банк может охотно делиться со своими партнерами по рынку. Далее следует цепная реакция.

Причин, по которым могут приостановить платеж, а затем заблокировать счет, не перечесть. Так, руководитель одной из владивостокских компаний сетует, что банк поставил "стоп" на платеж в 300 тыс. рублей, тогда как потом согласился перевести сумму в адрес этого же контрагента в размере 50 тыс. рублей. В дальнейшем сотрудники банка, входящего в первую десятку системообразующих, намекнули, что большое количество переводов на небольшие суммы также может стать поводом к приостановлению операций по счету.

Постоянные платежи на крупные суммы также вызывают подозрения, как и "приход-уход" денег со счета на счет день в день. Банки часто делают замечания, когда видят, что компания осуществляет несколько видов деятельности, хотя компании официально имеют несколько кодов по классификатору ОКВЭД (содержит перечень видов экономической деятельности), что зафиксировано в Едином государственном реестре юридических лиц.

Одну из приморских компаний коммерческий банк с иностранным участием в соответствии с Положением Банка России от 20.06.2017 №550-П внес в так называемый "черный список" за платежное поручение по перечислению заработной платы своим сотрудникам перед Новым годом. Как оказалось, настоятельные требования руководства фирмы исполнить платеж только усугубили уверенность банкиров в своей правоте "в борьбе с отмыванием денег".

ТРУДНООБЪЯСНИМЫЕ ОТКАЗЫ

«Пока отчетливо прослеживается следующая тенденция - мы, то есть бизнес, обязаны соблюдать закон, а банки - нет. Даже указания ЦБ они трактуют по своему усмотрению и несвоевременно или вообще не отвечают на наши запросы. Согласно поправкам в Федеральный закон № 470-ФЗ от 29 декабря 2017 года, вступившим в силу 30 марта 2018 года, банки обязаны раскрывать своим клиентам причины отказа в открытии счета или не выполнения той или иной операций. Но я, как юрист, могу ответственно заявить - банки по прежнему продолжают ссылаться на 115-ФЗ без объяснения конкретных причин, не проводя анализ всей поступившей к ним от клиента документации», - сетует  руководитель компании "Веста", занимающаяся бухгалтерским и юридическим обслуживание организаций и частных лиц.

«Фактически отказ оформляют на личностном уровне. Отчетливо виден пробел в аналитиках, штат которых сокращен. И теперь федеральные банки, имея так называемые "хабы" по обработке платежей в Новосибирске или Екатеринбурге, не успевают за сутки оценить и обработать денежную операцию. В таком случае присылают отказ, за которым, как правило, следует блокировка счета. А уйти в тень респектабельному оптовому бизнесу - это все равно, что поставить на себе крест. Наличный оборот строго ограничен суммой 100 тыс. рублей в день, и то - для розничных компаний», - говорит эксперт.

В соответствии с новыми правилами банки должны сообщать в Росфинмониторинг о любых отказах своим клиентам в проведении операций. Но в нюансы бизнеса на Дальнем Востоке специалисты Росфинмониторинга не вдаются. Один из приморских предпринимателей, который легально ведет деятельность более 15 лет, был просто шокирован вопросом от сотрудников этой службы в ходе видеоконференции из Новосибирска, почему он, перевозя мазут в танкерных баках из Петропавловска-Камчатского, не может сделать дозаправку, используя собственные мощности, а делает остановку в Корсакове?

ПРАВО НА РЕАБИЛИТАЦИЮ

Оспаривание блокировки в суде занимает, по подсчетам предпринимателей, минимум полгода – плюс несколько месяцев на апелляции. Кроме того, инорегиональные или федеральные банки могут заявить другой город подсудности, например, Москву, где зарегистрирован головной офис банка.
В Дальневосточном ГУ Банка России сообщили EastRussia, что в ноябре 2017 года Центробанк совместно с Росфинмониторингом разработал методические рекомендации по реабилитации добросовестных клиентов, сведения о которых могли попасть в информационный массив из-за технических ошибок или по основаниям, не связанным с риском отмывания (п.13.4-13.6 ст. 7 Федерального закона 115-ФЗ и Указании Банка России от 30 марта 2018г. N 4760-У). При устранении оснований для отказа банк должен в течение дня представить сведения в Росфинмониторинг, который в свою очередь доводит данную информацию до всех финансовых организаций. А Банк России направляет информацию о реабилитации в адрес всех банков практически в режиме реального времени.

«На сегодняшний день в целом по России аннулировано более 7,7 тысяч отказов в связи с представлением клиентами необходимых документов, более 4,5 тысяч клиентов было реабилитировано. Можно сказать, что наблюдается эффект «домино» – когда реабилитация клиента одним банком влечет за собой «реабилитацию» этого же клиента рядом других банков. В целом, за январь-май 2018 года число отказов, по сравнению с тем же периодом прошлого года, сократилось на 33%. При этом количество физических лиц, включенных в перечень так называемых отказников, снизилось более чем в два раза», - замечают в пресс-службе Дальневосточного ГУ Банка России. Статистика на региональном уровне, к сожалению пока отсутствует, также как и полная статистика за 2018 год.

В межрегиональном управлении Росфинмониторинга по Дальневосточному федеральному округу сообщили, что информацию о том, сколько компаний и ИП внесены так называемые "черные списки" по федеральному закону № 115-ФЗ, предоставить СМИ ведомство не может. Сведения могут быть предоставлены Росфинмониторингом только в правоохранительные и налоговые органы в соответствии с их компетенцией. В остальных же случаях действует служебная, банковская, налоговая, коммерческая тайна или тайна связи.

БАНКИ ГОВОРЯТ

Неофициально в кредитных организациях говорят, что на особом контроле обналичивание средств с расчетного счета ООО и ИП: «Многие предприниматели начинали свой бизнес в 90-х гг. XX века, так там и пребывают по сей день, считая, что, например, деньги ИП - их личная собственность: "сколько хочу, столько и снимаю". Но сегодня политика ЦБ такова, что банки ограничивают свои транзакционные риски и приостанавливают подобные операции, блокируют счета или корпоративные карты постфактум».

«Транзитные операции также - в "опасной зоне". Например, пришли деньги в счет оплаты товаров или услуг на ООО, а его руководитель раскидывает их по частям на свои ИП, тем самым уходя от налогов. Мы их также блокируем. Клиенты, конечно , опосредованно понимают причину, об этом признаются нам в ходе неформального общения. После блокировки направляем клиенту запрос по сомнительной, с нашей точки зрения, операции, если же он не ответил в положенный срок, направляем данные в Росфинмониторинг. В ряде случаев просим клиентов деликатно закрыть счет и открыть его в другом банке, или перевести деньги на физическое лицо», - говорят банкиры.

В принципе любой клиент банка может попасть под подозрение в недоплате налогов, причем сама налоговая претензий к бизнесу не имеет. «Часто предприниматели возмущаются: что вы пристали к моей налоговой нагрузке? Налоговая не выставляет подобных требований. Но у нас есть собственные расчеты, по которым налоговая нагрузка на предприятие должна составлять 13-18%, а мы требуем лишь от 1 до 3%», - объясняются сотрудники банков.

Бизнес такой подход удивляет. Например, порой банки требуют выплатить сначала НДФЛ, а затем  - зарплату сотрудникам. «Банк часто рассчитывают предполагаемую нагрузку на компанию, считая все деньги в обороте. Поэтому, порой, специально направляем в счет налогов большую сумму, чем это предусмотрено налоговым режимом. А потом начинаются проблемы с налоговой инспекцией, которая в ходе камеральной проверки спрашивает, а почему вы в декларации, согласно расчетам по Налоговому кодексу указываете одну сумму, а оплачиваете другую?» - говорят предприниматели.

С ЗАТРАТОЙ НЕРВОВ

Попадание во внутренние «черные списки» банков, которые не дошли до Росфинмониторинга, на первый взгляд представляются «легким испугом». Но и при внесении в них получение кредита или овердрафта становится нервозатратным мероприятием.

Учредители ООО «Новый мир» рассказывают, что для них все началось с того, что при подаче заявления на кредит в одном из банков-партнеров им заявили, что готовы вывести компанию из списка проблемных клиентов, куда их занес другой банк. «В итоге для того, чтобы защитить свое честное имя, мы подготовили целую стопку документов. Поскольку банк является федеральным, а штат аналитиков давно сокращен, выехать на место и проверить, действительно ли наш бизнес легален, и мы находимся по адресу, возможности у местных специалистов не оказалось», - говорят предприниматели.

В другом федеральном банке камнем преткновения стало залоговое имущество: его стоимость должна в три раза превышать объем кредита. «Закладывать единственное жилье мы не посчитали возможным. Нам, кстати, намекали, что легче всего оформить кредит на физическое лицо до 3 млн рублей и не мучиться с кредитом для бизнеса в 1 млн. рублей», - рассказывают бизнесмены.

«Один из крупнейших приморских банков так нудно и долго рассматривал наши документы, что мы сами махнули рукой и отказались от его услуг. Другой небольшой региональный банк одобрил выдачу кредита, служба безопасности банка предоставила положительное заключение, а Гарантийный фонд Приморского края подтвердил залоговое обеспечение. Но банк нам не открыл счет как раз из-за существования внутреннего "черного" списка», - продолжают в «Новом мире».

Предприниматели говорят, что каждый банк выставлял собственные требования при рассмотрении заявки на кредит - одни смотрели оборот, другие – залог, и так далее. В итоге компании удалось открыть овердрафт в одном из небольших федеральных банков, «пусть и не на самых выгодных условиях, но оперативно и без лишней волокиты».

ПРИОТКРЫТЬ СИСТЕМУ

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Хабаровском крае Олег Герасимов отмечает, что главная сложность для бизнеса при попадании в "черные списки" состоит в том, что "предпринимателям никто не объясняет, что же именно вызвало подозрение банка". "У нас в прошлом году было несколько таких обращений. Мы вместе с заявителями разговаривали с банками. Как правило, ссылаются на пресловутый 115-ФЗ и нормативы Центробанка, больше ничего не объясняя. ЦБ разъяснений не дает. А так как большинство банков у нас, как правило, представлены филиалами, то все дальнейшие вопросы просто адресуют руководству банка в другом городе", - говорит бизнес-омбудсмен.

И если в крупных дальневосточных городах, продолжает Олег Герасимов, предприниматель может просто перейти на обслуживание в другом банке, то в небольших населенных пунктах, где представлены одно-два кредитных учреждения, попадание в "черные списки" ставит бизнес в безвыходную ситуацию. "Сейчас у нас на контроле как раз одно такое обращение из Охотска, где работает всего два банка. Для предпринимателей в небольших поселках попадание под банковскую блокировку - это колоссальная проблема, фактически закрытие всех расчетных операций", - говорит он.

Все известные ему случаи попадания бизнеса в "черные списки" заканчивались переходом на обслуживание в другой банк: положительного опыта оспаривания блокировки, хотя его порядок и определен, ему не известно, признает хабаровский бизнес-омбудсмен. Уполномоченные по защите прав предпринимателей, по его словам, просили у ЦБ опубликовать "внятные критерии отнесения операций к подозрительным и нежелательным, по которым любой бизнесмен мог бы проводить самооценку - не попадает ли он в зону риска": "Но такие критерии до сих пор не раскрыты".

"В любом случае, проблема постепенно становится все более резонансной, ее обсуждают на федеральном уровне. Ведь по существу все случаи необоснованного внесения в "черные списки" или блокировки операций - это перегибы: пытаются бороться с одним, а заодно сметают и другое. Мы считаем, что банковские структуры придут к тому, что начнут объяснять предпринимателям: в чем они не правы и как это исправить. Возможно, должна быть какая-то специальная служба или "одно окно" в каждом банке, где любой попавший под блокировку сможет получить конкретную информацию о том, что делать, чтобы остаться клиентом банка. Нужна открытость и прозрачность в этом вопросе", - считает Олег Герасимов.