Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Подать Европу в Азию

Как выстроить культурную политику Владивостока с прицелом на АТР

Владивосток постепенно становится культурной столицей Дальнего Востока. Обретению этого почетного статуса в большой степени способствовали усилия федеральных властей по созданию в городе сразу нескольких площадок международного уровня: приморской сцены Мариинского театра, построенной к саммиту АТЭС 2012 года, планируемых филиалов Эрмитажа, Русского музея и Третьяковской галереи. Как известно, нужные договоренности с руководством этих музеев уже достигнуты, и в настоящее время решаются техническое и организационные вопросы. Ожидается, что с формированием этого пакета культурных продуктов город станет местом паломничества туристов из АТР, для которых классические образцы европейского искусства окажется на расстоянии вытянутой руки – в часе лёта от Токио, Пекина и Сеула.

Подать Европу в Азию
Фото: zaryavladivostok.ru
Ожидаемые события должны существенно повысить и культурный статус Владивостока. Для неизбалованных культурными событиями жителей Владивостока возможность запросто увидеть настоящий классический русский балет, да ещё с оркестром под управлением самого Валерия Гергиева – это теперь вполне доступная роскошь, за которой питерцы у себя дома готовы стоять в очереди. Нет сомнения в том, что после открытия филиала Эрмитажа местные жители так же запросто смогут посмотреть на Рубенса и Караваджо, и множество других великих мастеров, благо в запасниках музея ждут своих зрителей порядка трех миллионов единиц хранения. Совсем неплохо для жителей Приморья будет иметь возможность посетить выставки картин Русского музея и Третьяковки - теперь им не придется ехать в Москву для того, чтобы взглянуть на Врубеля или Кандинского. Объективно, такое «окультуривание» работает на задачу, сформулированную местной интеллигенцией задолго до Саммита 2012 года: становление Владивостока как площадки международной коммуникации России в АТР.

Но в связи с этими громкими проектами возникают и новые вопросы, в частности, такой: в чем состоит задача Владивостока в качестве культурной столицы России в АТР? В зависимости от формулировки этой задачи, город можно рассматривать в нескольких разных ролях: как дальневосточную выставочную площадку для экспозиции столичных культурных образцов, ориентированную на азиатскую публику; как «плацдарм» для продвижения русской культуры в АТР, или как место интенсивной межкультурной коммуникации, задачи которой, в свою очередь, требуют уточнения. Переход от культурной провинции к культурному плацдарму следует произвести в ближайшее время, но цели, пути и ресурсы такого перехода пока не обозначены.

Вопросам встраивания (сопряжения) российской культуры в Азиатско-тихоокеанский регион была посвящена специальная секция Дальневосточного медиасаммита «Интеграция или сопряжение: пути российской культуры в АТР», прошедшая 7 июня в кампусе ДВФУ на о. Русский. Модератор секции Владимир Соколов, директор департамента культуры администрации Приморского края, поставил перед аудиторией несколько принципиальных вопросов. В частности, он предложил обсудить взаимодействие с АТР не в терминах «интеграции» (понимаемой как встраивание внешнего субъекта в уже существующую конфигурацию на её установленных правилах), а использовать концепт «сопряжения», введённый в российский тезаурус международных отношений после запуском китайского инфраструктурного мегапроекта «Экономический пояс шелкового пути». На наш взгляд, такая постановка вопроса позволяет обсудить некоторые важные аспекты «культурной политики» Владивостока.

ИНТЕГРАЦИЯ ИЛИ СОПРЯЖЕНИЕ

Концепт «интеграции» как встраивания в существующее целое (экономическую или политическую структуру) применительно к политике России в АТР в последние годы подвергается аргументированной критике: право устанавливать правила вхождения в «целое» принадлежит его архитектору, входящий же должен им подчиниться, оказываясь в зависимой роли. Тогда как «сопряжение» предполагает равноправное вхождение нескольких субъектов в общий процесс. «Культура» в этом процессе выступает уже не как административный набор бюджетных учреждений, а как полновесная часть национальной “Soft Power”, и включает, помимо собственно искусства, массу других вещей, отражающих дух нации и создающих её мифологизированный, быстро узнаваемый образ.

Китай позиционируется в символическом поле через чайна-тауны, фильмы Джеки Чана и цитаты Конфуция, Япония – через суши-бары, Мураками, каратэ/дзюдо и аниме, Корея – через вездесущий Samsung, доширак и Ким Ки Дука. У России набор узнаваемых в мировом поле символов с годами мало изменился. Скажем, аналога японского аниме в России так и не появилось, поскольку российский комикс не состоялся как аутентичный вид массовой культуры. И если в США наша страна до сих пор ассоциируется с матрешками и балалайками, то у соседей по АТР - скорее всего, с дикой природой и отсутствием комфорта.

Если под процессом «культурного сопряжения» понимать межкультурную коммуникацию, то чем новый формат такой коммуникации отличается от уже существующих многочисленных культурных обменов между Россией и Китаем, Японией, Кореей? Разве что тем, что теперь Владивосток станет выносной витриной российских музеев и филиальной сценой Мариинки в северо-восточной Азии. Преодоление судьбы города в качестве «вахтового поселка» для столичных работников культуры связано с развитием собственных культурных ресурсов. В последние 100 лет с такими ресурсами у Владивостока, как советской военной базы, отгороженной от окружающего мира, имелись известные трудности. Отсутствие сильных традиций и школ в сфере искусства, в том числе, известных на международном уровне, стало следствием не только закрытого режима, но и относительно небольшого населения города – трудно вырастить просвещенную театральную публику, имея всего 600 тысяч горожан, треть которых всегда «ходит» где-то в море.

ПЕРСПЕКТИВЫ И ВОЗМОЖНОСТИ

Вместе с тем, нельзя не отдать должное городу в его стремлении наверстать возможности культурного развития, упущенные за прошедшие десятилетия. С 1991 года (время отмены статуса «закрытого города») во Владивостоке появился свой международный кинофестиваль Pacific meridian. Кроме того, фото- и киногеничные ландшафты обеспечили городу пропуск в сферу киноиндустрии: теперь здесь снимают не только российские (например, депрессивную «Сказку о темноте»), но и иностранные фильмы. Правда, пока это, в основном, китайские криминальные драмы, но они вполне способны привлечь в Приморье китайских туристов.

В целом кино, как массовый и демократичный вид искусства, имеет здесь хорошие перспективы развития, особенно в случае появления собственного кинопроизводства – проекта привлекательного и давно обсуждаемого местной креативной общественностью. Представляется, что критическим фактором для его успешности являются не столько творческие, сколько маркетинговые компетенции: снимать кино имеет смысл не только для российского, но и для азиатского рынка, для выхода на который нужно хорошо понимать его устройство и правила. Интересный кейс в плане раскрутки регионального кинематографа – пример якутских творческих групп, которые, начав (практически в гаражах) снимать фильмы «про Якутию и для Якутии», постепенно сформировали в республике вполне устойчивый и аутентичный креативный кластер.

Что касается перспектив экспорта театральной деятельности, то пока они определяются опытом Приморского драматического театра имени Горького, который регулярно посещает соседние страны с гастролями. Возможно, локомотивом продвижения русского театра в АТР выступит Мариинский театр, в составе местной труппы которого смогут вырасти артисты высокого класса - в том числе, за счёт трансформации местного хореографического училища в филиал Вагановского. Есть ещё достаточно эксклюзивная история экс-режиссера Камерного театра драмы Леонида Анисимова, который уже много лет работает в Токио и учит японцев применять систему Станиславского.

Представляется, что российский театр ещё не исчерпал своих интеграционных возможностей в АТР.  Например, на местных подмостках хорошо бы смотрелся театральный фестиваль имени Чехова – единственного из великих русских писателей, лично побывавшего во Владивостоке (хотя в городской топографии и топонимике этот факт никак не отмечен). Учитывая интерес, который вызывает фигура Чехова и в целом русский классический театр у японцев, такой фестиваль мог бы стать отличной поляной для межкультурного диалога, где мы могли бы предложить соседям по Японскому морю не рыбу и лес, а нечто иное - не менее ценное, но куда более респектабельное.

Кроме театров, во Владивостоке существует довольно много других творческих площадок: музей имени Арсеньева, филармония, молодежный театр, концертный зал Академии искусств, Приморская картинная галерея, Союз художников, арт-центры «Заря» и «Хлебзавод», галерея «Арка» и другие. В лютеранской кирхе и католическом костеле периодически проходят концерты органной музыки. Но все эти центры искусств работают на «внутренний рынок», духовно окормляя жителей города, тогда как внимание туристов (в основном китайских) привлекают, в большей степени, ювелирные магазины. Одна из причин отсутствия «культурных туристов» состоит в том, что иностранцы пока не воспринимают Владивосток как культурный центр.

Формирование нового представления о городе связано с активным выходом на международный арт-рынок, в работе с которым важно - как и в случае с кино - не только произвести качественный «продукт», но и уметь его продать. Если подготовка драматических актеров, музыкантов и художников в крае существует достаточно давно, то специалистов по продажам предметов искусства в Азии среди выпускников местных вузов пока не замечено. Хотя можно представить, что кросс-профессиональная специализация «менеджер в сфере культуры в АТР», сочетающая маркетинг, искусствоведение и восточное страноведение, была бы востребована азиатским арт-рынком. В зоне профессиональных интересов таких менеджеров должны оказаться такие перспективные виды активности, как организация в городах стран северо-восточной Азии выставок приморских музеев и картинных галерей, театральных гастролей, концертов, участие в фестивалях, а также создание во Владивостоке трансграничной цифровой платформы для торговли произведениями искусства. Амбиции такого рода востребуют, помимо вышеперечисленных, и недюжинные компетенции в области ИТ.

ПУТЬ К СТОЛИЧНОСТИ 

В дополнение к сказанному выше стоит перечислить ещё ряд шагов, которые следует осуществить для успешного превращения Владивостока в культурную столицу АТР.

Нужно изменить облик городского центра, сделать его комфортным и удобным как для жителей, так и для приезжающих гостей. Сегодняшний Владивосток в центральной части представляет собой винегрет из фрагментов различных, слабо сочетаемых друг с другом ландшафтов – индустриального, административно-офисного, исторического, бизнес-сервисного, жилого и транспортного, с редкими вкраплениями памятников и рекреации. Очевидно, что эти фрагменты, претендуя на одно и то же физическое пространство, ресурсы и инфраструктуру, взаимно парализуют функционирование друг друга. Канонический пример – грузовики и контейнеровозы, вынужденные пробираться по пробкам в торговый порт, разбивая узкие дороги центра. Принципиальное решение проблемы, видимо, состоит в разведении этих ландшафтов в пространстве.

В какой-то мере на это нацелены проекты модернизации города, предложенные недавно японскими архитекторами: в частности, японский мастер-план предполагает превращение центра города из смешанной административно-индустриальной зоны в культурно-историческую, а также вынос за его пределы промзоны - нефтебазы на Первой речке. К сожалению, реалистичность (особенно финансовая) и осуществимость даже этих частичных планов в современной политико-экономической ситуации Владивостока не является очевидной.

Функция культуры сдвигается от обеспечения досуга горожан к формированию культурной среды. Такая среда складывается не только из произведений искусства: кроме мастеров, нужны также зрители и критики. Воспитание тех и других – процесс длительный и трудоемкий. Среда также формируется клубами, тусовками, культурными событиями и – обязательное условие – грамотным медийным освещением этих событий. Качественная журналистика, которая помещает событийный ряд культуры в публичное коммуникативное пространство, переводит текст спектакля или картины на обыденный язык и интерпретирует эти явления в разных контекстах – элемент, для культурной столицы совершенно необходимый.

Нужно формировать новый миф о Владивостоке, поскольку город перестает быть крепостью и превращается в международную площадку торговли, наук и искусств. Пока этот процесс идет медленно даже на символическом уровне - военные корабли до сих пор составляют часть пейзажа в центре города, хотя никакой практической необходимости в этом нет. Впрочем, крепость также может стать частью культурного ландшафта: Владивосток с его фортами, батареями и мемориальной подводной лодкой представляет собой своеобразный “military park”, и эта его особенность вполне может быть использована как культурно-исторический ресурс.

Пока эта задача, которую можно интерпретировать как помещение истории и архитектуры города в новый культурный контекст, не решается. Разговоры о превращении фортов Владивостокской морской крепости в туристические объекты международного уровня идут уже много лет, но пока не имеют заметных результатов. Существующие турпродукты также не впечатляют стороннего наблюдателя, а многих вещей, которые, казалось бы, обязательно должны присутствовать в местном культурном пространстве, здесь просто нет. Например, в местном музее отсутствует развернутая экспозиция, посвященная русско-японской войне - хотя Владивосток остался единственным городом в России, принимавшим (хотя и не в главной роли) участие в этих событиях. Примером такой «политики памяти» соседних стран может служить восстановление в качестве памятника в Йокосуке флагмана японского императорского флота в войне 1903-1905 годов, броненосца «Микаса».

Подводя итог, можно констатировать, что Владивостоку нужна новая культурная политика, по смыслу и охвату выходящая за рамки административного представления о культуре как части «социального блока», и включающая, помимо собственно культуры, сферы образования, медиа, туризма, международных связей и градостроительного проектирования.
Дни Дальнего Востока в Москве – 2018
3–9 декабря, Тверская площадь. 13–15 декабря, Экспоцентр. Официальный сайт мероприятия ddv.moscow