Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Поговорить надо

Леонид Бляхер о том, о чем не зашла речь на четвертом ВЭФ

Прошел уже четвертый по счету Восточный экономический форум. Прошел более чем успешно. Шесть тысяч участников, лидеры всех крупнейших стран и экономик региона – это ли не показатель? Кроме привычных «протоколов о намерениях» на форуме заключались реальные инвестиционные соглашения на огромные суммы. Под стать форуму были и отчеты о развитии Дальнего Востока России. Темпы роста экономики в регионе вдвое выше, чем в целом по стране, а по ряду отраслей и еще более высокие. Словом, в регионе отмечаются два основных состояния – «очень хорошо» и «пока еще просто хорошо». Причем, что удивительно, все оно так и есть.

Поговорить надо
Фото: Сергей Фадеичев / Фотобанк ВЭФ, ТАСС

Леонид Бляхер

профессор, зав.кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, доктор философских наук
И только где-то, на заднем фоне красочной картинки форума явственно слышалось что-то другое, непонятное, гораздо менее радужное. Бросилось в глаза невероятное число «таксующих» водителей и дешевизна такси. На мой вопрос о причине такого подарка гостям города водитель ответил: «Так работы же нет. Вот мужики и таксуют, чтоб как-то прокормиться».  Это выглядит странно. Ведь стройка идет по всему региону. На самом деле идет. Вот только, как отметил еще один знакомец: «Наши там не работают. Там подрядчики неместные со своими рабочими приезжают, даже материалы им свои люди поставляют». Наверное, это не совсем так. Но факт остается. Главная причина, на которую указывают представители никак не желающего уменьшаться  потока понауехавших граждан: нет работы. При этом упоминание о длинном списке вакансий, имеющемся на сайтах центров занятости, особого впечатления не производит. Реакция стандартная: «А ты попробуй на эти двадцать тысяч прожить».

И цены в динамично развивающемся регионе, действительно, не радуют.  Когда Москву или Париж называют «дорогими городами», жителю Якутска или Петропавловска-Камчатского остается только грустно улыбаться. А жителю будущего глобального города Владивостока, постоянно «мешающего» проведению очередного крупного мероприятия самим фактом своего существования – лишь сокрушенно махнуть рукой.

Все это, скорее всего, мелочи, издержки роста. Ведь в нашей дальневосточной квартире идет Большой ремонт. Понятно, что в условиях снятого паркета и содранных обоев жить не особенно комфортно. Вот потом, когда ремонт будет закончен….  Но есть что-то еще. Некий не вполне внятный посыл, идущий из тех самых окраин динамично развивающегося и развиваемого региона. Такое ощущение, что там, за фасадом развития жила и пока еще живет иная реальность.

Та самая, что ловила рыбу, возила и ремонтировала автомобили, рубила лес, добывала золото и алмазы. Словом, как-то жила. В этой реальности без помпы, но и без государевой опеки строились больницы и школы, дороги и развязки, выходили газеты, работало радио и телевидение, проводились джаз- и рок-фестивали. Много что там было. В ней, в этой реальности десятилетиями жили дальневосточники. Идею «развития Дальнего Востока» дальневосточники восприняли как идею помощи им в их, этой, понятной и привычной жизни.

Но все оказалось совсем не так. Стране нужен (и это уже, кажется, не оспаривает никто) выход на Восток, ворота в мир Азии, все более превращающийся из окраины мира в его центр. Все виды деятельности, которые десятилетиями кормили дальневосточников вдруг стали не особенно интересными, а какие-то и просто были объявлены «вредными». И без того не стремящаяся к публичности реальность жизни миллионов дальневосточников превратилась в «невидимку». Будучи «невидимкой», она не смогла даже найти слова, чтобы сказать о том, чем не довольна. Сказать, что исчезли сотни тысяч рабочих мест, а появились в лучшем случаи десятки, что судьба тысяч и тысяч дальневосточников оказалась взорванной несущимся мимо локомотивом общественного прогресса. Не нашлось слов и у тех, кто по профессии должен выражать общественное мнение. Этих слов просто не было.

Местная реальность ушла на периферию, превратившись в параллельный мир, маленькую жизнь. Вроде той, что описана Ильфом и Петровым в «Золотом теленке»: «Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами».

Но проблема в том, что именно в этой «маленькой жизни» мы живем и, как не странно, чаще всего не впадаем в экстаз от того, что ей (нашей реальностью) пожертвовали. Пожертвовали не по злобе, а просто потому, что о ней не знали, каждый раз искренне удивляясь, когда какой-то «параллельный» смысл прорывался на поверхность, видя в этом «привычку к нытью», когда «работать надо». То, что для адресата (дальневосточника) это слышится и воспринимается как: «Работай, работай, солнце еще высоко…», видимо, не осознается.

Есть ли логика и, простите за пафос, правда в словах и действиях прогрессоров из прекрасного далека? Безусловно. Именно на Востоке и на Юге сегодня закладывается будущее России, создается ее шанс на процветание. Именно поэтому необходимы мосты и дороги, склады и аэропорты, морские терминалы и суда ледового класса, ТОРы и «Свободные порты». Но не меньше правды в «нытье» дальневосточников. Они живут здесь и, как это не преступно и постыдно, хотят жить хорошо. Так, как умеют, а не так, как запланировали прогрессоры. Но если «большая реальность» звучит из всех утюгов, то маленькая таится на лавочках у подъездов, в разговорах в автобусах, проявляясь в «неожиданных» результатах выборов, в продолжающемся отъезде.

Даже самые критически настроенные журналисты пишут о том, что тот или иной проект «не нужен» или «реализуется плохо». Но проблема ведь не в этом. Две реальности, которые могли бы и должны были усиливать друг друга (кто лучше знает Восток Азии, чем дальневосточники?) не видят друг друга, старательно не замечают одна другую.

Есть ли выход? 

Конечно. 

Разумные люди всегда могут договориться ко взаимной выгоде. Достаточно просто создать площадку, где большая и маленькая реальность смогут встретиться, увидеть друг друга и говорить не языком взаимных обвинений. 

Возможно ли такое? 

Думаю, что да. И тогда на следующем ВЭФе реальность дальневосточников будет обсуждаться не вместо, но вместе с реальностью «больших людей» в рамках одной общей реальности – России.
Дни Дальнего Востока в Москве – 2018
3–9 декабря, Тверская площадь. 13–15 декабря, Экспоцентр. Официальный сайт мероприятия ddv.moscow