Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Политическая неопределенность – это просто формальность»

«Политическая неопределенность – это просто формальность»

Как в Еврейской автономной области обстоят дела с приоритетными проектами вроде моста через Амур, где в регионе планируется создать первые ТОРы, что делать со здравоохранением и сельским хозяйством, которые находятся в упадке… Одним словом, как превратить отстающий регион в инвестиционно привлекательный – обо всем этом в эксклюзивном интервью EastRussia врио губернатора ЕАО Александра Левинталя.

- Александр Борисович, о Еврейской автономной области до визита в регион Дмитрия Медведева в прошлом году в федеральных СМИ мало говорили. А если и говорили, то в связи с тем, что ЕАО и Чукотка - лидеры в отставании от остальных регионов ДФО по множеству социально-экономических показателей. Например, по развитию социальной сферы регион в прошлом году занял последнее место, по динамике развития – предпоследнее. В сельском хозяйстве область стала лидером спада сельскохозяйственного производства на Дальнем Востоке. В этом году какие-то положительные тенденции прослеживаются?

- К сожалению, сегодня Еврейская область по целому ряду параметров социально-экономического развития действительно находится на последних или предпоследних местах с точки зрения динамики роста, качественных показателей уровня жизни населения и так далее. Тем не менее определенные положительные тенденции есть - по демографии, в частности. Несмотря на то, что пока еще сохраняется превышение смертности над рождаемостью, прироста нет, как, допустим, в Хабаровском крае, Якутии, положительно то, что есть тенденции к повышению рождаемости и снижению смертности: коэффициент рождаемости растет, ну и коэффициент смертности несколько снижается. Будем надеяться, что тенденции закрепятся. Мы будем над этим работать и тогда сможем говорить о некотором в перспективе приросте населения. Говорить сегодня о положительных тенденциях в целом сложно, потому что наблюдаются кризисные явления, и несмотря на то, что мы готовим целый ряд экономических проектов для запуска, они проявятся в лучшем случае к концу года, или уже в следующем году ощутимый эффект от их реализации будет. Сейчас идет период осмысления текущей ситуации, выработка механизмов ее изменения и запуск мер, которые позволили бы это сделать. Сегодня ставлю задачу, чтобы в плане инвестиционном мы продвигались вперед, по климату инвестиционному, деловому смогли в тройку лидеров в ДФО войти в ближайшие год–два. За это время необходимо создать условия для привлечения сюда инвестиций; будем надеяться, что меры, которые мы предпримем, помогут нам в этом.

- Разработка Кимкано-Сутарского месторождения железной руды и строительство моста через реку Амур – прорывные проекты для региона. По предварительным данным, проект месторождения вроде бы хотели включить в предварительный список приоритетных инвестиционных проектов, которые могли бы пользоваться государственной поддержкой. Но на сегодняшний день никакой информации об этом нет…

- Известно, что на подготовку документации для получения господдержки требуется довольно длительный период, а проект ГОКа уже на выходе, ждать некогда, поэтому инвестор принял решение отказаться от использования предлагаемого механизма и готовит объекты к запуску, в том числе с нашей поддержкой. Она заключается в том, что мы предоставляем льготы со своей стороны, положенные по нашему областному законодательству, прилагаем организационно-политические усилия к ускорению завершения процесса строительства. На заседаниях межведомственного штаба по содействию реализации проекта обсуждаем проблемные моменты, встречаемся с руководством китайской компании, которая строит объекты, и всячески содействуем ускорению процессов завершения строительства. Надеемся, что в этом году во втором полугодии предприятие заработает.

- Какие еще приоритетные проекты планируется реализовывать на территории ЕАО?

- Как вы сказали, прорывной для нас проект - железнодорожный мостовой переход через Амур в районе села Нижнеленинское с российской стороны и города Тунцзян с китайской. Он за собой тянет сразу несколько проектов, так как мост на Китай позволит развить логистические, транспортные функции здесь, «расшить» узкие места с точки зрения взаимодействия двух государств в сфере грузоперевозок. Ну а для ЕАО, для ГОКа, это возможность поставки кратчайшим путем своей продукции на экспорт, соответственно, получение большей прибыли. Вокруг проекта, подчеркиваю еще раз, в перспективе возникнет целый ряд других комплексных проектов таких, как логистический центр, который уже даже прошел государственную экспертизу, также китайцы готовят проект промышленного парка. Кстати, вот на базе логистического центра и, возможно, промышленного парка мы прорабатываем вопрос создания ТОРа – территории опережающего социально-экономического развития. У нас очень хорошие условия для создания ТОРа в ближайшие год-два на этой площадке. Кроме того, есть еще целый ряд проектов, связанных с минерально-сырьевыми ресурсами, в частности, графит, который компания «Магнезит» реализует на территории Еврейской автономной области и который является также, на мой взгляд, очень интересным и перспективным проектом, поскольку связан с добычей графита, востребованного сегодня в металлургической промышленности. Несмотря на то, что сама металлургическая промышленность испытывает сегодня, может, не самые лучшие времена, есть второе направление – это электроника, производство различных аккумуляторных батарей и так далее. Интерес к графиту есть в Китае, Японии, Южной Корее. Преимущество заключается в том, что транспортное плечо здесь минимальное, и то, что месторождение «Союзное» – одно из лучших не только в стране, но и в мире, по оценке специалистов. Серьезность намерений компании подтверждается выполнением сроков реализации проекта: за 2016-2017 годы предприятие будет построено, обустроено месторождение. Сейчас проект в высокой стадии готовности, и мы рассчитываем, что в 2018 году уже пойдет продукция. Еще есть проект по добыче марганца. Буквально на днях я провел совещание с китайским инвестором (который, к сожалению, долго разворачивается) - мы намерены ускорить процесс запуска и освоения этого месторождения. Также у нас есть бруситы, на действующем предприятии возможно увеличение производства, цеолиты и другие минералы, которые можно добывать и перерабатывать. При более глубоком их изучении и поиске инвесторов это может придать хорошую динамику социально-экономическому развитию области. Минерально-сырьевые ресурсы, безусловно, один из важнейших моментов, которые для этих целей возможно использовать.

- В прошлом году в регионе был создан совет по улучшению инвестиционного климата. В чем заключается его работа?

- Это инструмент, работающий на улучшение инвестиционного климата области. В чем он заключается? Выработке дорожных карт, которые позволяли бы сократить время регистрации предприятия, время подключения объектов к сетям, снятии различных бюрократических барьеров, применении лучших практик работы по направлениям. Также необходимо вести работу по улучшению информационного поля, доносить максимум информации при минимуме затрат, в том числе и через Интернет, и так далее. Задача совета и состоит в том, чтобы придать импульс этой работе, создать организационные механизмы, если надо, и финансовые возможности, например, льготы или преференции продумать для каких-то моментов. Надеюсь, что работа совета будет эффективной; а насколько она будет эффективной, мы будем отслеживать по ежегодно выставляемым рейтингам регионов.

- Недавно вы заявили, что сельское хозяйство в регионе находится в незавидном состоянии. «Эта сфера сейчас просто развалена» - ваши слова. В этой связи два вопроса. Первый: в прошлом году региональные власти проводили переговоры с израильской компанией LR Group на предмет строительства молочного комплекса в Смидовичском районе. О чем договорились?

- И не только эта группа - еще и российские соинвесторы, скажем так, вели переговоры о создании в Смидовичском районе комплекса. К сожалению, пока ситуация далеко не продвинулась, поскольку российским инвесторам предстояло взять кредит, но на реализацию проекта кредитные средства пока не выделены. Своих денег у российской компании нет, а израильская тоже колеблется в принятии на этот счет окончательного решения. Есть определенные обоснования, но финансовой схемы реализации проекта пока нет.

- И второй вопрос на ту же тему. На земли ЕАО претендуют китайцы, которые хотят по своим технологиям выращивать сою. Готовы ли вы уступить им площади под их химическое растениеводство?

- Немного странный вопрос. Что значит «химическое растениеводство»? Китайцы всякое ведут хозяйство. Есть и нормальные китайские технологии, которые вполне обоснованы, продуктивны. У них неплохая академия сельскохозяйственных наук, в том числе в Харбине. Говорить о том, что все китайское растениеводство построено на химии, неправильно. Просто там есть отдельные отступления от нормальной технологии, и к сожалению, зачастую они баловались этими технологиями у нас, на территории Дальнего Востока, в том числе в Еврейской автономной области, поэтому создали такой отрицательный ореол. На самом деле есть и нормально работающие китайские предприятия, которые по своим технологиям сою выращивают. У них урожайность 25 центнеров с гектара - дай бог нам такие урожаи получать, у нас же 13 центнеров считается высоким результатом. Если бы у нас по правильным технологиям сельхозпроизводители получали 25-30 центнеров, мы могли за счет половины всей земли, сегодня занятой под сою, получать тот же урожай, который сейчас собираем, а вторую половину использовали бы для севооборота. А то получается, что 85% земель соей засеяли при минимальной урожайности. Если с китайской стороны есть хорошие предложения и китайцы готовы вкладывать инвестиции в землю, у нас есть часть земель, которая не введена в оборот: требуются инвестиции в мелиорацию, приведение земель в соответствие. Мы готовы отдать участки инвесторам, и не только китайским. Главное, чтобы севооборот соблюдался. Выращивать сою - выгодное дело, но, повторюсь, при соблюдении севооборота.

- Этот год выборный для ЕАО. Как вы считаете, политическая неопределенность тормозит развитие области?

- Вы имеете ввиду то, что есть руководитель, временно исполняющий обязанности? Если вы думаете, что это может быть причиной, по которой инвесторы не спешат в область и что-то может затормозиться, скажу, что, во-первых, этот период не такой долгий, осталось 4 месяца всего до выборов. Во-вторых, нам ничто не мешает за это время подготовить ряд проектов, и эту работу мы уже ведем. Честно говоря, я еще не слышал ни от одного инвестора, чтобы он сказал: «Подождите, вот выборы закончатся, мы с вами начнем работать». У нас есть целый ряд предложений. Даже вот пока мы с вами говорили, мне уже звонили по поводу строительства холодильных мощностей на левом берегу Амура – это одно из предложений. Поэтому я считаю, что политическая неопределенность не более, чем формальность, она не может тормозить развитие области. Определенный интерес к области уже сформировался, а у инвесторов, у которых его еще нет, постараемся пробудить. Я уже сказал, что работаем над этим. Наша цель – сделать область инвестиционно привлекательной территорией.

- Недавно вы встречались с представителями Всемирного банка. О каких совместных проектах шла речь на встрече? Удалось ли достичь каких-либо договоренностей?

- Да, мы говорили с представителями Всемирного банка о проектах, связанных с реализацией так называемых местных инициатив. Это такие проекты, которые реализуются муниципальными территориями совместно с банком в отдаленных населенных пунктах, селах, куда серьезные инвестиции как правило не доходят, и где есть необходимость в каких-то социальных проектах, в основном, но весьма ограничены возможности. Поэтому инвестором выступает даже не Всемирный банк, скорее банк выступает в качестве методолога, организатора подобного рода работы. Главные усилия банк приложит к тому, чтобы научить местные сообщества, местных жителей работать по такой схеме, когда они сами определяют, что им надо сделать, допустим, построить там спортивную, детскую площадку, создать библиотеку, колодец сделать, например. Определяющим является то, что люди сами выбирают проект. Второе - они должны соучаствовать в этом проекте, то есть не просто сказать хотим, а своим рублем, копейкой, пусть 200, 300, 500 рублей вложить собственных средств, каждый житель. К этому муниципалитет добавит какие-то деньги, еще выделит областная власть, и вот при таком частно-государственном партнерстве реализуются небольшие проекты стоимостью 500 тыс., 1 млн, 1,5 млн рублей. Они позволяют «развязать» местную инициативу, показать людям, что от них что-то самих зависит, они могут влиять на улучшение ситуации непосредственно. Такого рода проекты мне кажется важным запустить, несмотря на то, что они требуют и бюджетных денег, но на практике это дает очень хороший эффект в тех регионах, где они реализуются. Поэтому такая договоренность со Всемирным банком есть, я буквально на днях согласовал проект механизма реализации местных инициатив, направим его в банк, и летом начнется работа: представители банка будут встречаться с людьми, объяснять,как образуется механизм финансирования этих проектов, их реализации, и так далее.

- Мы уже затронули тему создания территорий опережающего развития в регионе. Давай теперь поговорим о конкретных проектах. Где и какие ТОРы планируется создавать?

- Да, мы сегодня ведем работу, как я уже говорил, по ускорению строительства российской части мостового перехода через Амур для железнодорожного транспорта и освоению территории вокруг этого объекта. То есть первую территорию опережающего социально-экономического развития планируем создать в Ленинском районе. Я говорил, как минимум, о логистическом проекте, предлагаемом российской компанией и китайском предложении создания промышленного парка, которые могут быть включены в ТОР. Это может быть один ТОР. В принципе, весь этот район мы считаем весьма перспективным, сейчас будем прорабатывать вместе с Министерством развития Дальнего Востока потенциальные возможности создания там ТОРа. И вторую территорию мы не сбрасываем со счетов в Смидовичском районе. Будем смотреть, если компания не найдет инвестиции, другие компании будем подыскивать. Агропромышленный ТОР здесь тоже перспективен, так как город Хабаровск недалеко с его большим и емким рынком.

- Какие трудности на пути привлечения инвестиций в регион существуют в данный момент? В региональном парламенте на днях обсуждалась проблема официального оформления земельных участков - точнее, его отсутствия: 61% участков, по данным управления федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, официально не оформлены вообще никак. Депутат Винников отмечает, что привлечь инвестиции в таких условиях крайне сложно. Вы согласны с этой точкой зрения? Как такая проблема могла возникнуть и как ее планируется решать?

- Безусловно, один из важнейших моментов, которые определяют успех в реализации инвестиционного проекта, это земельное обеспечение, выделение участка земли. Причем если это касается агропромышленного комплекса, речь идет о землях сельхозфонда. В этой связи я столкнулся с такой ситуацией. После моего назначения в область на меня стали выходить инвесторы с предложением вкладывать деньги в сельскохозяйственное производство, первый вопрос: дайте землю для реализации инвестиционного проекта. Когда начали рассматривать наши возможности по выделению необходимых участков, оказалось, что земля вроде бы формально есть, а физически ее нет, она вся раздроблена, за кем-то закреплена. И даже если она не оформлена официально, кто-то на ней пашет, сеет, кому-то передал, перепродал, и так далее. Поэтому одним из первых моих решений было разобраться в этой ситуации, понять, что мы имеем, в смысле земли, правоустанавливающие отношения и наши возможности. По моему поручению была создана комиссия по инвентаризации земель сельскохозяйственного назначения, уже проведено первое заседание рабочей группы. Поставлены задачи, работа началась. Надо четко определиться, где земля находится, у кого, в каком она состоянии, соблюдаются ли договоры аренды, если они есть, соблюдается ли севооборот и так далее. Это нужно для систематизации этой работы, привести все документы в соответствие и двигаться дальше в вопросах развития сельского хозяйства, которым область всегда отличалась.

- Будут ли в регионе выдавать гектары бесплатной земли?

- При соответствующем внесении изменений в федеральные законы и отработке схемы выделения земли, будем реализовывать поставленные задачи.

- В середине апреля вы заявили, что вверенный вам регион с точки зрения уровня развития здравоохранения находится "на задворках". Что в связи с этим планируют предпринять региональные власти? Есть уже какой-то план решения проблемы? Московский процесс модернизации здравоохранения пошел по пути сокращения числа медицинских учреждений и медперсонала. Будет ли ЕАО перенимать этот опыт?

- Московский опыт нам не подходит, абсолютно точно могу сказать. В столице избыток врачей, а у нас дефицит. Могу только предложить направить к нам свободных от работы специалистов. Но если всерьез отвечать на этот вопрос, после моего знакомства с учреждениями здравоохранения и медицинским персоналом очевидно, что в Еврейской области первым делом потребуется изменить систему управления здравоохранением, укрепить управленческую структуру специалистами-практиками. Численно и качественно. Нужны практики-врачи с опытом организационной работы. Кроме того, надо решать вопросы укрепления материально-технической базы учреждений здравоохранения. Самое главное - оборудование, которое позволит нормально заниматься диагностикой и лечением, ну и решение кадрового вопроса по обеспечению врачами, фельдшерами, медсестрами. Сегодня обеспеченность врачами в ЕАО составляет 44%, что крайне мало. Несмотря на то, что зарплата в среднем в связи с этим получается достаточно неплохая, вроде даже больше, чем в Хабаровском крае, но ничего хорошего в этом нет. Постоянная работа в две смены, это, конечно, не нормальное явление, поэтому безусловно надо создавать условия для привлечения дополнительно сюда специалистов, которые могли бы работать на современном оборудовании, молодых специалистов привлекать, чтобы сюда ехали работать и жить. На мой взгляд, важно задать нормальный уровень первичного звена, ФАПов, и районных больниц, а также в отдаленных населенных пунктах можно использовать информационные технологии для лучшей диагностики заболеваний, получения консультаций высококвалифицированных специалистов. Если эти три задачи решим - изменим систему управления, укрепим материальную базу и кадры - думаю, сможем в комплексе добиться улучшения ситуации с точки зрения качественного предоставления услуг здравоохранения нашему населению.