Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Помериться силами

Российская политика активного участия в делах на Востоке встряхивает Азию

Помериться силами

Уже несколько лет Россия и Китай проверяют разными методами силу друг друга в областях, которые каждая из стран считает входящими в собственную зону влияния.

Российский подход более прямолинейный и опирается на военную силу и поставки энергоносителей. Китай же действует тоньше и, пользуясь своей экономической мощью и легендарным терпением, настойчиво давит на востоке и юге, одновременно играя на нервах своего главного оппонента в регионе - Японии.

Российская дипломатия

Западные демократические страны все это время были заняты проблемами рецессии, «Арабской весны» и в последний год угрозой со стороны России на восточной границе – на Украине. Хотя страны Запада часто выпускают это из поля зрения, Россия является серьезной силой и в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), пусть и дремавшей на протяжении последней четверти прошлого века. Она имеет границы с Китаем, Монголией, Казахстаном, Грузией, Азербайджаном, Северной Кореей, Японией и США, от которых отделена примерно четырьмя километрами воды между островами Берингова пролива. Москва играла существенную роль и в войне в Корее (1950-53), и в войне во Вьетнаме (1965-75), а недавно начала проводить политику активного участия в делах Азии, чтобы снова закрепиться в качестве важной силы в регионе.

Вкупе с продолжающимся усилением Китая, возвращение России в качестве активного участника политики в Азии, учитывая ее антизападную риторику, может создать проблематичное соединение двух сил, которые горят желанием изменить статус-кво в регионе.

Наиболее разумный способ противостоять России – с помощью экономической интеграции, которая, по большому счету, была основой успехов стран АТР. Однако это оказывается непростой задачей.

«Регион обращается к чувству общности, – говорит Шиноко Гото, участвующий в Азиатской программе центра имени Вудро Вильсона. - Проблема экономической интеграции заключается в том, что она недостаточно глубока. В Европе страны помимо торговых связей объединены общей системой ценностей, которой пока здесь не существует».

Вместо использования экономических успехов для создания общей идеи, в регионе строятся две торговые организации, возглавляемые лидерами противоположных лагерей. Транс-Тихоокеанское партнерство спонсируется США, тогда как Китай доминирует во Всестороннем региональном экономическом партнерстве. Они должны начать функционировать в этом году. Россия не является их членом. Вопрос, как она будет с ними взаимодействовать, остается на повестке дня, и эта возможность должна быть использована Западом и его союзниками.

Политика Москвы сочетает дипломатические, экономические и военные элементы. Совместные военные учения с Китаем стали привычным делом. В августе прошлого года в Восточно-Китайском море российские и китайские подразделения впервые работали бок о бок, следующие учения планируется провести в Тихом океане и Средиземном море.

Россия также старается балансировать между очагами напряженности и находиться в хороших отношениях со всеми. Японии, главному сопернику Китая в регионе, она предлагает переговоры по вопросу оспариваемых Курильских островов, которые японцы называют «Северными Территориями». Она также усиливает возможности флота Вьетнама с помощью поставок подводных лодок наступательного назначения, снижает цены на энергоносители для любой страны, которая готова покупать, а также восстанавливает влияние в Северной Корее, откуда Китай с радостью отступает, посчитав Пхеньян сложным союзником.

«Рано или поздно Северная Корея будет иметь ракеты, которые будут способны не только нанести урон соседям, но и гораздо более отдаленным странам», – комментирует Кристофер Хилл, бывший помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона.

Второй поворот

Когда президент США Барак Обама объявил о «переориентации» политики по отношению к Азии в 2011 году, он нацеливался на смягчение агрессии в регионе со стороны Китая. Он не думал о «второй переориентации» со стороны России – серьезной силы в Европе, которая показала готовность использовать конфликт для достижения собственных целей.

Если Россия решит действовать в регионе также жестко, как она делала это на Украине, Китаю придется решать, что делать. Должен ли он встать на одну сторону с США из соображений экономического прагматизма или поддержать Россию, потому что на определенной стадии авторитарные государства объединятся против лидеров Западных демократий?

После войн в Корее и Вьетнаме Юго-Восточная Азия вышла из Холодной войны. Американский «зонтик» безопасности позволил создать экономических «тигров», или четырех малых драконов Азии – Сингапур, Гонконг, Тайвань и Южную Корею, но из этого выросла новая идеология, которую Китай и Россия развивают сегодня. Известная, как азиатские ценности, эта идеология сочетает авторитарное управление с серьезным фокусированием на экономическом росте, где в понимании власти права человека подчинены благу общества.

Тайвань и Южная Корея оставили этот путь, чтобы стать демократическими странами, как сделала ранее Япония, и эти три страны на данный момент являются основными региональными союзниками США. Большинство других стран в Восточной и Юго-восточной Азии остаются авторитарными или не полностью демократическими, хотя есть и исключения, такие как Индонезия и Филиппины.

Несмотря на серьезные культурные различия и историю отношений, полную разногласий, Китай и Россия разделяют пламенную веру в то, что демократия западного типа будет для них губительной. Китай недолго пытался применить эту модель перед событиями 1989 года на площади Тяньаньмэнь. Россия до сих пор зализывает раны после демократических экспериментов 1990-х годов.

Будучи более богатым и уверенным в себе, чем в ходе Холодной войны, Китай осознает, что его успех достигнут не благодаря борьбе с демократиями Запада, а благодаря умелой экономической интеграции с ними. На данный момент они настолько связаны, что нарушения прав человека в Китае и недемократическая система управления вряд ли являются темами для обсуждения. Только глупец отказался бы от этого в угоду идеологическим разногласиям, особенно если Россия окажется тем примером, которому лучше не следовать. А лидеры Китая – не глупцы.

Один из вариантов развития событий – США и Китай, работающие в качестве партнеров, создадут новые региональные торговые организации с целью сделать их менее политизированными и противоречивыми. Дьявол, конечно, скрывается в деталях, особенно это касается Транс-Тихоокеанского партнерства, устав которого очень непрост.

Пример трения, которое может привести к обострению – недавние возражения со стороны США в адрес Британии, которая планирует стать одним из государств-основателей контролируемого Китаем нового Азиатского Банка Инфраструктурных инвестиций, рассматриваемого как соперник Всемирного Банка, где, в свою очередь, большое влияние имеют США.

Однако, если различия можно будет сгладить и уставы стандартизировать, именно из этого процесса вырастет та объединенная структура, в поиске которой находится Азиатско-Тихоокеанский регион. Если Соединенные штаты найдут возможности работать вместе с Китаем, у России будет выбор – присоединяться или нет.

История повторяется, и не в последнюю очередь – потому, что в ходе конфронтации с Россией Вашингтону нужен Пекин в виде союзника, а не противника. В этом отношении сегодняшняя ситуация напоминает первую половину 1970-х, незадолго до того, как президент США Ричард Никсон неожиданно посетил Китай и заложил фундамент для действий, которые положили конец Холодной войне.

Автор: Хамфри Хоуксли – специалист по Азии, корреспондент BBC, автор «Третьей Мировой войны» - книги-гипотезы о конфликте между Россией, Китаем, Индией и США.