Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Пониженный тариф на электричество попросили продлить

«Три года – это слишком мало», – говорят дальневосточные промышленные потребители

С 1 июля для пяти регионов Дальнего Востока существенно снизились тарифы на электроэнергию. Этой теме была посвящена отдельная сессия на ВЭФ: участники попытались выяснить, какой реальный эффект принесли тарифные изменения и нуждается ли мера в доработке.

Пониженный тариф на электричество попросили продлить
Фото: ТАСС / Фотобанк ВЭФ
ЭФФЕКТНОЕ СНИЖЕНИЕ
Новый базовый тариф на электроэнергию для Чукотки, Сахалина, Якутии, Магаданской области и Камчатки составляет 4 рубля за кВт*ч. До снижения бизнес в этих регионах был вынужден платить в среднем по 6–13 рублей за каждый киловатт, констатировали на сессии. Теперь разницу компенсируют энергосбытовым компаниям с помощью субсидий: на эти цели предусмотрено 48 млрд рублей.

Но какое влияние окажет принятая мера на реальные бизнес-проекты? «Чтобы обсудить этот вопрос, мы постарались пригласить все заинтересованные стороны», — объяснил модератор сессии «Снижение энерготарифов: эффекты для проектов», старший партнер McKinsey & Company Степан Солженицын.

Главным эффектом уменьшения стоимости электроэнергии для потребителей ожидаемо стало снижение издержек. «Мы уже сегодня можем видеть, что в среднем на Дальнем Востоке издержки по промышленности снижаются на 1–1,5%», — отметил первый замминистра РФ по развитию Дальнего Востока Александр Осипов. В то же время он указал на большой разрыв показателей в зависимости от отрасли. Там, где речь идет об энергоемких производствах, экономия достигает 25–30 %, указал чиновник.

Сильнее всего разницу почувствовали чукотские потребители. «На Чукотке самые высокие тарифы среди дальневосточных регионов. До этого решения наши тарифы на электрическую энергию составляли от 11 до 93 рублей за кВт*ч. Снижение составило от 60 до 96 %», — рассказала замгубернатора Чукотского автономного округа Алеся Калинова.

По ее словам, уже заметно увеличение объема потребления электроэнергии в добыче полезных ископаемых, а некоторые недропользователи задумываются о строительстве линий до месторождений, которые пока снабжаются от локальных источников энергии.

«По отдельным отраслям эффект от снижения тарифов видим в снижении себестоимости (продукции), — добавила Калинова. — Например, если мы говорим о производстве хлеба, то это порядка 20%».

Представители бизнеса также подтвердили, что тарифные меры позволяют добиться уменьшения издержек. Так, тепличный комплекс «Агро инвест» сэкономит до 70 млн
рублей в год на счетах за электричество, рассказал гендиректор компании Никита Соин.


НЕ ХВАТИЛО ГОРИЗОНТА
Однако для будущих проектов эффект от снижения не столь однозначный. «Кредитующая нас организация — офис проектного финансирования Россельхозбанка — с января месяца заморозила начало финансирования, ожидая, пока выйдет документ. Когда в конце июля вышел закон, в котором было написано «три года», это внесло неопределенность в финансирование нашего проекта», — объяснил глава «Агро инвест». Он отметил, что тариф на уровне 6 рублей 20 копеек за кВт*ч «был понятен, просчитывался, хотя и был высоким». После введения нового, пониженного тарифа на ближайшие три года, появился «элемент неопределенности». «В мае 2019 года запускается объект, а в конце 2019-го заканчивается тариф. Каким будет тариф в 2020 году, для банка непонятно», — заключил Соин.

По мнению руководителя компании, новый тариф «нужно распространить на весь инвестиционный цикл — минимум 10 лет, а лучше 15, чтобы вернуть определенность в те проекты, которые только будут запускаться».

Главу агрокомплекса поддержали коллеги из добывающих и энергокомпаний. «На принятие инвестрешений три года — это очень мало. В горнорудной промышленности 5 лет — рекордный срок, а вообще надо говорить про 7–8 лет от получения лицензии до запуска предприятия. Мы должны видеть горизонт лет 10, чтобы принять инвестрешение», — заявил вице-президент по работе с госорганами ПАО «Полюс» Сергей Журавлев.



По мнению заместителя гендиректора ПАО «РусГидро» Сергея Толстогузова*, исходя из трехлетнего срока «бессмысленно ввязываться в какие-то инвестиционные проекты, не понимая, что будет дальше». «Ни один банк деньги не даст, ни одна инвестпрограмма этого не выдержит, модель финансовую нельзя посчитать», — пояснил он.

На краткосрочность меры посетовали и представители регионов. Замгубернатора Чукотки Алеся Калинова признала, что «три года — это очень мало». «Необходимо время не только для подготовки бизнес-плана, но и для завоза оборудования и материалов. В наших условиях, когда в этом году навигация заканчивается, о завозе можно говорить только в следующем году — летом-осенью 2018 года. И за оставшееся время невозможно реализовать какой-то проект с эффектом», — отметила Калинова. Она также выразила надежду, что будет принято решение о продлении тарифов на срок не менее 10 лет.


ОБРАТНО ПОД КОНТРОЛЬ
Правила игры для рынка нужно устанавливать на длинную перспективу, в целом согласился с подходом участников сессии замминистра энергетики Вячеслав Кравченко. «Тариф должен быть долгосрочным и предсказуемым, – подчеркнул чиновник. — Регулирование дальнейшего cost+, по-хорошему, это путь в никуда. В моем понимании, более правильно создавать долгосрочные правила игры, с тем чтобы все заинтересованные в этом стороны, в том числе и производители, которые продают свою продукцию энергетикам, могли планировать свое производство».

В свою очередь, бизнес-омбудсмен Борис Титов, который также присутствовал на сессии, призвал не только продлить горизонт планирования, но и усилить контроль за тарифами. Уполномоченный по защите прав предпринимателей подчеркивал, что для этого следует вернуть процесс принятия тарифных решений на федеральный уровень. «Конечно, тарифы могут различаться по регионам, но окончательный контроль и принятие решения все-таки должно быть на федеральном уровне», — заявил Титов.

Замруководителя Федеральной антимонопольной службы Виталий Королев объяснил на сессии, что ведомство устанавливает предельные уровни стоимости услуг, в том числе на передачу электроэнергии. Но после этого «тарифный орган субъекта на основании того, что у компании есть инвестпрограмма, может без какого-либо уведомления и уж тем более без какого-либо согласования с ФАС этот уровень превысить». Однако в правительство уже внесен проект закона, который лишит региональные органы права превышать предельные уровни тарифов, добавил Королев. А значит, проблема может решиться довольно скоро.


Опубликовано в журнале «Экономика Дальнего Востока»

* К моменту публикации материала на сайте EastRussia в структуре управления дальневосточными активами ПАО "РусГидро" произошли изменения. В частности, Сергей Толстогузов покинул свой пост.