Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Порядок бьет класс, это про нас»

«Порядок бьет класс, это про нас»

Николай Брусникин

О системности во взаимоотношениях власти и бизнеса EastRussia рассказывает первый заместитель председателя правительства Хабаровского края по вопросам инвестиционной, территориальной и промышленной политики Николай Брусникин.

«Мы не пошли по африканскому пути, когда за высоким забором создаются условия для бизнеса»

— Николай Юрьевич, в ближайший год Хабаровском крае будет создано две территории опережающего развития, в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. Предусмотрены ли уже в краевом бюджете расходы на обустройство их инфраструктуры?

— В части развития инфраструктуры территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) необходимо говорить о двух основных направлениях, которые мы видим. Во-первых, это инженерная инфраструктура, которая должна позволить резидентам начать строительные работы, осуществлять свою производственную деятельность. В этой части нами совместно с сетевыми организациями, органами местного самоуправления, специалистами Минвостокразвития России определены основные мероприятия по обеспечению площадок сетями, а также даны предварительные оценки затрат на это.

Несомненно, о конечных суммах мы сможем говорить только после разработки проектно-сметной документации. На текущий момент первоочередные мероприятия по развитию инженерной инфраструктуры ТОСЭР в агломерации Хабаровска оценены нами на сумму порядка 2,3 млрд руб.; ТОСЭР в Комсомольске-на-Амуре — на сумму 1,2 млрд руб.

Масштаб финансового участия правительства края будет определен после получения конкретных ценовых параметров, разумеется, с учетом возможностей краевого бюджета.

Но не менее важной стороной является развитие объектов социальной инфраструктуры, направленных на создание благоприятной городской среды. По этому направлению мы уже начали работу. В Комсомольске-на-Амуре сумма первоначальных вложений в социальную сферу по нашим оценкам составит 13 млрд руб. По ТОСЭР в Хабаровске аналогичные затраты будут определены в ближайшее время.

Безусловно, развитие социальных объектов — это, прежде всего, компетенция регионов, муниципалитетов, но, учитывая, сложную финансовую ситуацию на уровне местных бюджетов, в наших планах максимально задействовать потенциал федеральных целевых и государственных программ.

— Кто на сегодняшний день является «якорными инвесторами» этих площадок?

В Хабаровске это ОАО «Хабаровский аэропорт» с его планами по развитию деловой и коммерческой части авиаузла; металлургическое производство на базе ООО «Торэкс»; строительство новых мощностей по производству базальтового утеплителя и стройматериалов ООО «Технониколь»; шпунтовое производство, инициатопром которого является ООО Трест «Запсибгидрострой»; проект по созданию пищевых производств ООО «Сергеевское»; производственно-логистический комплекс ООО «Невада».

В Комсомольске-на-Амуре задачей ТОСЭР будет создание кооперационных связей с авиа- и судостроителями. Планируется производство композитных материалов, инструмента и оснастки для авиа- и судостроения, механообработка. В числе инвесторов ЗАО «МТЕ Финанс», ГК «Энергия», ГК «Дальэнергомаш», ООО «РФП Групп».

— Как запуск ТОСЭР отразится на экономических показателях края?

— Ну, во-первых, речь идет о притоке прямых частных инвестиций в экономику края в объеме 50 млрд руб., и это только первый пул резидентов. Во-вторых, это более 6,5 тыс. новых рабочих мест, преимущественно высококвалифицированных. Кроме этого, последует улучшение социальной и инженерной инфраструктуры городских агломераций. В течение 10 лет налоговые поступления только от первого пула инвесторов составят в агломерациях Комсомольска-на-Амуре и Хабаровска соответственно 5 млрд руб. в и 16 млрд руб.

— Как заявляют в Минвостокразвития, все необходимые для работы ТОСЭР нормативные акты должны быть приняты к 1 апреля. Как вы оцениваете темпы работы над формированием «законодательного портфеля»?

— Работа идет в полном соответствии с графиком, и она очень насыщенная. Специалисты краевого министерства инвестиционной, земельной и имущественной политики «не выезжают из Москвы». В свою очередь работники министерства по развитию дальнего Востока и полпредства — постоянные гости и активные участники процесса здесь, в Хабаровске. Готовится проект правительственного постановления, проекты нормативных актов.

К строительной фазе, по нашим оценкам, проекты подойдут к концу этого года. Проблема в том, что от замыслов и идей надо приступать к формированию реальных очертаний этих площадок: нужны проекты планировок, нужны изыскания, нужно понимание всей технологии подключения к инженерной инфраструктуре. Это все непросто, каждый ТОР — это мини-город. Если возьмем площадку в Хабаровске, это же 700 га! На инноград Сколково отводилось 400 га, причем финансирование было на порядок больше.

Территории опережающего развития будут работать в постоянном соприкосновении с городской средой, инфраструктурой землями муниципалитетов. У местных властей будут какие-то рычаги воздействия на происходящее там?

— Муниципальная власть является одной из сторон, которая будет подписывать инвестиционное соглашение о создании ТОСЭР, этот порядок определен законодательно. Но федеральный закон также гарантирует некую обособленность территорий опережающего развития. Они не будут развиваться изолированно, мы ведь не пошли по африканскому пути, когда за высоким забором с колючей проволокой создаются особые условия для бизнеса, а простым смертным туда путь заказан. Автономия будет, но мы много общаемся с Минвостокразвития, и нас поддерживают в следующем: основные возможности для управления даются краю, но под контролем министерства.

— Будет ли положительный эффект для территорий, сопредельных с ТОСЭР?

— Однозначно будет. Мы ожидаем существенный мультипликативный эффект, связанный с материальным спросом резидентов, потребительским спросом работающего персонала. Важно усилить кооперационные и производственные взаимодействия с краевыми предприятиями, но мы не готовы вменять резидентам определенные обязанности. Нельзя для построения эффективной экономики конкретных проектов использовать нерыночные механизмы давления.

Для режима ТОСЭР по определению характерны тесные связи с региональной экономикой, что обусловлено наличием общей инфраструктуры, рыночных ниш, логистики. Это в первую очередь инструмент развития регионов, а уже потом механизм поддержки отраслей.

Количественных оценок пока нет, но, по нашим ощущениям, смежный эффект для сопредельных территорий будет сопоставим прямому. Дополнительные стимулы к развитию получат малые предприятия. Речь идет о сфере обслуживания, для которой появление нового сегмента является только плюсом.

«Проект является значимым для всего макрорегиона»

— Хабаровский край позиционируется как регион с хорошей логистикой, своеобразный хаб для Дальнего Востока. Но транспортные и инвестиционные потоки идут туда, где есть реальная инфраструктура — складская, дорожная, перегрузочная...

— Действительно, государственная политика по развитию Дальнего Востока основывается на использовании конкурентного преимущества транзитного потенциала его территорий. В этом макрорегионе Хабаровский край играет исключительную роль и является транспортно-транзитным центром, включающим все виды современного транспорта. Главное место в наращивании транзитного потенциала отведено формирующемуся Ванино-Советско-Гаванскому транспортно-промышленному узлу. Он имеет выход на международные морские линии, связывающие порты Ванино и Советская Гавань со странами АТР, и является ключевым звеном международного транспортного коридора «Восток—Запад».

Реализация проекта выходит за рамки Хабаровского края, проект является значимым для всего макрорегиона. Это связано с тем, что транспортный узел комплексирует экономические интересы грузообразующих субъектов Российской Федерации, тяготеющих к зоне БАМ и Транссиб, а также крупных промышленно-сырьевых холдингов, реализующих проекты в горно-рудной, металлургической и других отраслях.

Компании, которые ведут разработку крупных месторождений в Сибири, Забайкалье, Якутии, Амурской области и ЕАО, заинтересованы в строительстве современных терминалов для перевалки экспортных грузов в морских портах Ванино и Советской Гавани. Также имеется интерес в строительстве терминалов по перевалке контейнеризированных грузов и импортного глинозема. Кроме создания логистического центра проект развития узла предполагает размещение биоресурсных и перерабатывающих производств, развитие судоремонта.

На основе механизма государственно-частного партнерства ведется взаимоувязанное развитие обеспечивающей инфраструктуры: железнодорожной, автодорожной, энергетической, портовой. В настоящее время ОАО РЖД осуществляет поэтапное развитие железнодорожной инфраструктуры БАМа. Завершается строительство автодороги Хабаровск—Лидога—Ванино с подъездом к Комсомольску-на-Амуре. В городе Советская Гавань ОАО «РусГидро» ведется строительство ТЭЦ мощностью 120 МВт. ОАО ФСК ЕЭС строит высоковольтную линию 220 кВ Комсомольск—Селихино—Ванино. С вводом в эксплуатацию этих объектов будет обеспечена возрастающая потребность тренспортно-промышленного узла в энергии.

Развивается и портовая инфраструктура. Значительная часть территории портов Ванино и Советская Гавань занята инвесторами — дочерними компаниями холдингов ОАО СУЭК, Volga Group, ООО «Тувинская энергетическая промышленная корпорация», ОАО «Мечел», ОК РУСАЛ, ГК «Трансбункер», RFP Group, ОАО «НК Альянс», ведущими реконструкцию и строительство новых портовых мощностей для перевалки экспортно-импортных грузов. Нацелены на размещение здесь своего бизнеса холдинги ООО «Петропавловск — Черная металлургия» и ОАО «Росагроснаб».

— Владивосток может быть объявлен свободным портом, получив ряд беспрецедентных льгот. Не стоит ли поменять подход к развитию портов Хабаровского края?

Законопроект федерального закона «О свободном порте Владивостока», подготовленный Минвостокразвития России, размещен на Едином портале для его публичного обсуждения. Примечательно, что согласно законопроекту в границы свободного порта Владивосток включается почти все побережье Приморского края, но также могут быть включены морские порты ДФО. При этом в территорию свободного порта Владивосток не могут входить территории, на которых созданы особая экономическая зона, зона территориального развития или территория опережающего социально-экономического развития — поскольку эти режимы имеют схожие меры государственной поддержки.

Развитие же портов Советская Гавань и Ванино основано на применении именно существующих механизмов особых режимов ведения экономической деятельности: федеральной портовой особой экономической зоны (ПОЭЗ) и территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). Цель данных режимов, как и свободного порта, — формирование благоприятных условий осуществления предпринимательской деятельности для привлечения инвестиций. Согласно действующему законодательству резидентам ПОЭЗ и ТОСЭР предоставляются льготы по налогам и таможенным платежам, различные преференции административного характера. Государство со своей стороны софинансирует создание необходимой инфраструктуры. Благодаря преференциям и созданной за счет бюджета инфраструктуре общая экономия затрат инвесторов может достигнуть 30%.

Существующая площадка ПОЭЗ создана по постановлению правительства Российской Федерации от 31.12.2009 № 1185 на базе морского порта Советская Гавань и находится на территории города Советская Гавань и рабочего поселка Лососина. Первоочередное освоение ПОЭЗ запланировано на наиболее приближенной к действующей инфраструктуре площадке в Советской Гавани — участке «мыс Марии». На эту площадку привлечены инвесторы — дочерние компании ООО «Петропавловск-Черная металлургия» и ОАО «Росагроснаб», планирующие строительство терминалов по перевалке различных грузов.

Со второй площадкой, «мыс Муравьева», дело обстоит сложнее из-за отсутствия железнодорожной ветки от станции Совгавань-город, конечной станции БАМа, до мыса Муравьева. В связи с этим в 2013 году правительство Хабаровского края представило в Минэкономразвития России обоснования для создания рыбоперерабатывающего комплекса на территории бывшей Базы океанического рыболовства в поселке Лососина с использованием действующих федеральных причалов по обработке рыбопромыслового флота. Ключевыми инвесторами рыбоперерабатывающего комплекса являются действующие небольшие компании из Советской Гавани и московские инвесторы ООО «Энпорт» и ОАО «Росагроснаб».

При этом промышленно-сырьевые холдинги — СУЭК, Volga Resources, «Тувинская энергетическая промышленная корпорация» и «Мечел», планирующие строительство крупных портовых терминалов, выступили с инициативой расширения режима ПОЭЗ на порт Ванино. Отдельные компании, такие как ООО «Сахатранс» (холдинг Volga Group), планируют, помимо перевалки «собственного» угля, предоставлять услуги по принципу «порт общего доступа». Таким образом за счет новых площадок планируется расширить территорию ПОЭЗ с 290 до 1630 га. Соответствующий проект постановления находится на рассмотрении в правительстве РФ. Кроме того, принято решение о формировании в перспективе здесь площадки ТОСЭР.

В течение 2015 — 2025 годов общая стоимость комплексного проекта по развитию транспортно-промышленного узла составит более 100 млрд руб. Это даст в бюджеты всех уровней более 30 млрд руб. налоговых поступлений, и около 4 тыс. рабочих мест. Перспективный общий грузооборот к 2025 году составит около 125 млн тонн в год. При этом сформировалась четкая специализация портов: порт Ванино — это специализированные терминалы, а порт Советская Гавань — универсальный порт с производственными и рыбообрабатывающими мощностями.

Если говорить о расширении ПОЭЗ, то основным игроком, а в ряде случаев сдерживающим фактором со стороны федерации является министерство экономического развития. Для того, чтобы осуществить эти планы, требуется серьезные изменения в федеральное законодательство, в частности, об особых экономических зонах. Говорить, что мы сильно продвинулись в этом отношении, нельзя, но наконец-то после семи лет работы получили решение о создании управляющей компании ПОЭЗ. Рассчитываем на продолжительную и тяжелую работу.

— Какие иные крупные проекты сейчас реализуются на территории края, какие планируются в ближайшее время?

— Если говорить в общем, то на территории Хабаровского края реализуется 167 инвестиционных проектов, всего с начала реализации проектов вложено порядка 265 млрд руб. Если рассмотреть их по отраслям, то в топливно-энергетическом комплексе можно отметить ОАО «Хабаровский НПЗ» с проектами строительства комплекса гидропроцессов и нефтепровода-отвода ВСТО — ХНПЗ, всего вложено 42,7 млрд руб. НК «Роснефть» в Комсомольске-на-Амуре строит комплекс гидрокрекинга на Комсомольском НПЗ и нефтеотвод ВСТО — КНПЗ, стоимость этих проектов 5 млрд руб. ОАО «Ургалуголь», дочерняя компания СУЭК реализует проект строительства обогатительной фабрики на Ургальском каменноугольном месторождении — 2,18 млрд руб. Можно отметить ОАО «РусГидро» с проектом строительства ТЭЦ в Советской Гавани — это около 1,1 млрд руб.

В промышленности Комсомольский-на-Амуре завод осуществляет масштабное техническое перевооружение и модернизацию производства на 1,78 млрд руб. В деревопереработке ООО «Азия Лес» намерена организовать производство строганных и профилированных пиломатериалов в пос. Берёзовый Солнечного района, стоимость проекта 3 млрд руб. ОАО «Дальлеспром» принадлежит идея создания Дальневосточного центра глубокой переработки древесины в г. Амурске с 1 млрд руб. инвестиций. ООО «РИМБУНАН ХИДЖАУ МДФ» с проектом выпуска новых видов продукции и комплексной переработки древесины — 0,18 млрд руб.

В рамках развития круизного и яхтенного туризма планируется проект создания круизного кластера «Остров Большой Уссурийский–Шантары», предусматривающий восстановление круизного судоходства на реке Амур.

«На фоне финансового дефицита эти механизмы послужат оживлению экономики»

— Понятно, что у региона есть собственное видение инвестиционных потребностей. Но в какие проекты хотят вкладываться сами инвесторы, в том числе западные? Кто из инвесторов уже готов работать в ТОРах?

— Инвестиционный спрос в рамках создания ТОСЭР достаточно разнообразен. Это смежные производства авиастроительного комплекса, включая композитное производство, механообработку, производство авиаинструмента, литейное производство, промышленность строительных материалов и конструкций, пищевое и сельхозпроизводство, логистика, бизнес-инфраструктура и услуги. В рамках создания ТОСЭР в крае в основном мы имеем дело с прямыми инвестициями. Портфельные инвестиции со стороны западных партнеров на данный момент не заявлены. В то же время мы уже можем говорить о ряде проектов зарубежных компаний, среди них JGC с проектом по созданию тепличного хозяйства, Bitumina с проектом по созданию битумного завода.

— Возникают ли проблемы с кредитованием проектов в текущих финансовых условиях?

Нельзя ответить на данный вопрос однозначно. Сейчас объясню почему. Ко мне обращаются инвесторы по различным вопросам. И один из них это повышение кредитных ставок в целом, а также в одностороннем порядке по ранее выданным кредитам.

И в то же время правительством Российской Федерации формируются различные программы, фонды, которые служат инструментами для финансовой поддержки инвесторов. Сегодня запущен механизм кредитования организаций реального сектора экономики на долгосрочных и льготных условиях в соответствии с программой поддержки инвестиционных проектов на основе проектного финансирования. Она утверждена постановлением правительства РФ от 11 октября 2014 года № 1044. В документе определены критерии и порядок отбора инвестпроектов, финансовых консультантов, уполномоченных банков, порядок рассмотрения проектов межведомственной комиссией.

В узком определении проектное финансирование выступает как метод финансирования инвестиционных проектов, характеризующийся особым способом обеспечения возвратности вложений. В основе его лежат исключительно или в основном денежные доходы, генерируемые инвестиционным проектом, а также оптимальное распределение всех связанных с проектом рисков между сторонами-участниками.

Проектное финансирование используется для реализации масштабных и капиталоемких проектов в мировой практике уже несколько десятилетий. По мере интеграции России в мировое экономическое пространство этот механизм становится все более востребованным и необходимым и у нас. На фоне финансового дефицита программа поддержки инвестпроектов на основе проектного финансирования, мы надеемся, послужит, оживлению экономики и улучшению инвестиционного климата.

Правительство Хабаровского края также прилагает немало усилий в этом направлении, предлагая и применяя различные механизмы поддержки, как на краевом, так и на федеральном уровнях. В этом году для участия в конкурсном отборе инвестиционных проектов, планируемых к реализации на территории Дальнего Востока, инициатором которого стало Минвостокразвития, от Хабаровского края направлены шесть заявок. После проведения конкурса в феврале 2015 были отобраны для финансирования два проекта: строительство угольного терминала в морском порту Ванино, в бухте Мучке, инвестор ООО «Сахатранс», дочерняя компания Volga Group, и увеличение добычи угля в на Ургальском месторождении, инициатор — ОАО «Ургалуголь», дочка СУЭК. Еще один проект вошел в реестр отобранных и после доработки документации будет участвовать в конкурсе на получение финансирования. Это создание горно-обогатительного комбината по освоению Правоурмийского месторождения олова, инвестор — ОАО «Русолово».

— Кстати, по результатам отбора инвестпроектов и ТОРов край лидирует...

— Да, мы чемпионы. Взяли две «золотые медали» из шести по результатам отбора инвестпрограмм и два ТОРа из трех отобранных будут созданы в Хабаровском крае.

— Это результат эффективных лоббистских усилий?

— Это не лоббистские усилия, мы просто создаем системность взаимоотношений с инвесторами, системность в земельной политике, в работе краевых ведомств и служб. Порядок бьет класс, это про нас. Переформатирована система управления инвестиционными процессами. В марте зарегистрировано новое министерство инвестиционной и земельно-имущественной политики, которое объединит полномочия минимущества, комитета по инвестициям и инновационной политике.

В крае в соответствии с требованиями стандарта Агентства стратегических инициатив разработана инвестиционная стратегия, в которой обозначены приоритетные отрасли для привлечения инвестиций в регион. Среди них: промышленное производство, транспорт и логистика, рыбопереработка, туризм, горнодобывающая промышленность, торговля и сфера услуг, жилищное строительство, агропромышленный сектор, инфраструктура.

В данных областях уже реализуются значимые для края проекты. Но мы заинтересованы в большем объеме инвестиций, в связи с чем осуществляем активную инвестиционную политику в этом направлении.

Нами обозначены и структурированы масштабные комплексные проекты, к участию в которых, пользуясь случаем, мы приглашаем инвесторов. Среди этих проектов развитие Ванино-Советско-Гаванского транспортно-промышленного узла; развитие авиастроительного кластера («КнААЗ – Гражданские самолёты Сухого»); формирование авиационного хаба в Хабаровске; модернизация монопрофильного поселка Чегдомын; развитие острова Большой Уссурийский, как перспективного ТОСЭР.

«Проект не меряется годами, с этим надо свыкнуться»

— И как обстоят дела с инвестиционным планом обустройства Большого Уссурийского?

— На сегодняшний день Минвостокразвития России во взаимодействии с правительством Хабаровского края разработана концепция развития российской части острова Большой Уссурийский и «дорожная карта» по ее реализации. Концепция и план мероприятий предусматривают создание основных зон развития острова в соответствии с их функциональным предназначением. Это международный конно-спортивный комплекс и дворец боевых искусств, круглогодичный природный парк, включающий парк диких животных, кластерный участок государственного природного заповедника «Большехехцирский», а также тематический парк, зона конгрессно-выставочной и торгово-развлекательной деятельности, зона объектов рекреации и активного отдыха, зона агропромышленного парка и сельскохозяйственных земель, совместный российско-китайский научно-исследовательский институт проблем Амура, круизный кластер «Остров Большой Уссурийский — Шантары».

Сегодня создана региональная управляющая компания по развитию острова Большой Уссурийский. Она займется формированием земельных площадок для расположения основных зон, привлечением инвесторов и проработкой вопросов размещения необходимой инфраструктуры, вопросами инженерной защиты территории.

Для привлечения инвесторов на остров Хабаровский край проводит презентации на международном и региональном уровнях, участвует в различных выставках. Сейчас у нас открывается хорошая возможность представить презентацию о проекте освоения Большого Уссурийского острова на Петербургском Партнериате, который как раз в конце марта проходит в Санкт-Петербурге. Это крупнейшие мероприятие России в области развития экономического сотрудничества и межрегиональных связей.

— Мы много говорим о планах межгосударственного сотрудничества на Большом Уссурийском, но, к примеру, до сих пор не открылся международный пункт пропуска на остров. Росграница пока не определила даже место для его размещения.

Росграница — это государственный орган, и он действует согласно внутренним правилам, российскому законодательству, межгосударственным соглашениям. И, казалось бы, плевое дело – уже давно понятно, где этот пункт пропуска должен быть и с китайской, и с российской стороны... Но есть определенного рода технологические и политические процедуры. Политические: все, что касается границы и пунктов пропуска, определяется межгосударственными соглашениями. А это достаточно сложная дипломатическая процедура, когда страны готовят свои предложения, обращаются с ними в адрес друг друга, обмениваются нотами. Готовятся документы, которые потом подписывается уполномоченными представителями двух стран. Китайцы же вообще никуда не торопятся, они размеренно двигаются вперед. Мы тоже где-то можем подзатянуть, а потом навалиться, и оказаться впереди.

С технологической точки зрения тоже не все просто, потому что у России одна система картографирования, у Китая — другая. И опираться на GPS-координаты здесь нельзя, нужна гармонизация двух государственных систем геопривязки в рамках соответствующих соглашений.

Проект не просто межгосударственный, он уникальный — один остров, одна территория принадлежит двум государствам, при этом оба партнера позиционируют её не как символ разделения, а как символ единства и конвергенции двух систем, двух народов. Проект не меряется годами, с этим надо свыкнуться. Все же «за», но есть сложнейшие вопросы, требующие большущих денег. И дело не в том, что денег жалко — просто в грязь лицом российской стороне ударить нельзя. Всё должно быть солидно, не во времянках. И первым шагом нашего встречного движения стал мост через Амурскую протоку.

Я вам могу рассказать, что решение построить мост принадлежало Вячеславу Ивановичу Шпорту; оно было принято на следующий год после того, как он стал губернатором. И он мог смело этого не делать, не выбивать финансирование под строительство объекта. Но он посчитал, что это движение к восточному соседу должно быть, не будет моста — не будет ничего и на острове. Хотя для того, чтобы создать что-то на Большом Уссурийском, надо ещё в десять раз больше средств, чем на мост.

Сейчас идёт накопление определённых идей, концепций. Мост, пункт пропуска, программа культурно-оздоровительных и спортивных мероприятий — это первые этапы. В прошлом году прошла первая международная регата вокруг Большого Усурийского. Это, кстати, мероприятия, которые не требуют больших денег. Потому что, чтобы начать строить капитальные объекты на острове, требуется берегоукрепление, а это не один миллиард рублей. А значит надо провести изыскания, спроектировать... Это всё годы. К этому надо быть готовыми. Это проект, плодами которого будут пользоваться, понимать громадьё наших планов наши дети, а возможно и внуки.

— Для края он может стать чем-то вроде саммита АТЭС-2012 года для Приморья?

— Нехороший пример, саммит не стал по большому счёту драйвером развития региона. Да, он послужил началом нового витка градостроительства, но чего-то не хватает, живости какой-то. Важно, чтобы мы не вбухали в Большой Уссурийский кучу денег, а делали точечные вложения — рационально, синхронно. И в конечном итоге, хочется, чтобы это была демонстрация нашей культуры, нашей истории, наших традиций, нашего текущего развития и потенциала.

«Главные препоны для бизнеса давно известны»

— Что, с вашей точки зрения, является главным препятствием для инвесторов в Хабаровском крае?

Регуляторная среда. Нас подводят такие показатели, как подключение к электросетям и получение разрешений на строительство. Это наиболее чувствительные вопросы для бизнеса по всей стране. В связи с этим мы проводим работу по сокращению сроков и процедур в этой сфере. По поручению губернатора в регионе создана межведомственная Рабочая группа и разработан план мероприятий по улучшению инвестиционного климата в крае. В него вошли вопросы, связанные с регистрацией юридического лица, получением разрешений на строительство, регистрацией прав собственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, лицензированием предпринимательской деятельности, подключением объектов инфраструктуры, наличием и качеством регионального законодательства о механизмах защиты прав инвесторов и поддержки инвестиционной деятельности, административным давлением на бизнес.

Вторую проблему мы видим в недостаточной обеспеченности инвестиционных проектов энергетической и транспортной инфраструктурой, сопряженной с большими затратами инвестора на ее создание. А они порою достигают 40% от стоимости собственно инвестпроекта. Правительство Хабаровского края прилагает немало усилий в решении данных вопросов. Так, совместно с Минвостокразвития России нами реализуется работа по привлечению финансирования инфраструктурных объектов за счет средств ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года». В настоящее время такая поддержка в крае оказана уже упомянутым ООО «Сахатранс» и ОАО «Ургалуголь». На очереди ОАО «Русолово».

В крае применяются и другие механизмы поддержки, предлагаемые Российской Федерацией.

Вместе с тем, в регионе разрабатываются и свои инструменты поддержки инвесторов. В частности, формируется региональный инвестиционный фонд, предназначенный для финансирования объектов инфраструктуры в рамках проектов, реализуемых на условиях ГЧП.

— Предпринимаются значительные усилия для привлечения инвестиций крупных корпораций, но «питательной средой» для частной инициативы служит малый бизнес. Каковы его проблемы, с какими барьерами он сталкивается, и как их убрать?

— Главные препоны для малого бизнеса давно известны — высокая стоимость кредитных ресурсов, сложность и длительность процедур получения земельных участков, разрешений на строительство; нестабильность налогового законодательства, высокие тарифы на перевозки и энергоносители, незаконный бизнес, создающий неравную конкуренцию легальному предпринимательству.

Чтобы снять остроту проблемы с высокой стоимостью кредитных ресурсов, в крае будет продолжено развитие таких механизмов финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства, как микрофинансирование, лизинг. Это способствует снижению затрат субъектов МСП и позволяет получить мультипликативный эффект.

Также важным направлением финансовой поддержки считаю активное наращивание и продвижение программ «МСП Банка». В настоящее время на Дальний Восток приходится лишь порядка 3% средств по программам банка. Доля предоставленных ресурсов субъектам малого и среднего предпринимательства Дальневосточного федерального округа по программам «МСП Банка» в общем объеме кредитования малого и среднего бизнеса округа составляет только 1,4%.

Для оптимизации процедур получения земельных участков и разрешений на строительство губернатором края 20 февраля 2015 года утверждена дорожная карта по улучшению инвестиционного и делового климата Хабаровского края. Кроме того, считаю крайне важным решить на федеральном уровне вопросы выравнивания энерготарифов до уровня среднероссийских, снижения транспортных тарифов и введения исключительных тарифных ставок на перевозки в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности. Следует на федеральном уровне начать разработку и реализацию комплекса мер по борьбе с теневым бизнесом, включая устранение пробелов в законодательстве, позволяющих нелегалам действовать безнаказанно.

— Как вы считаете, проект предоставления гектара земли на Дальнем Востоке сможет простимулировать частное предпринимательство? Понятно, что большинство дальневосточников просто не знают, что с этой землёй делать, но ведь прогресс движут единицы?

Я столкнулся с несколькими инициативными группами людей, которые либо занимаются интеллектуальным трудом, либо малым бизнесом, работают по найму — словом, представители разных социальных слоёв. Но они понимают, что надо пускать корни. Где-то это происходит на религиозной основе, где-то на основе возрождения русской духовности... Мы сейчас выявляем такие целевые группы и начинаем работать с ними. Сейчас молодые люди и люди среднего возраста вряд ли задумываются о земельном участке, даже понятие дачи для них уже является чем-то непривычным. Но те, кто постарше, понимают, что земля — это ценный ресурс.

Не стоит считать эту инициативу рычагом, который способен перевернуть мир. Но факт, что для какой-то части — 2-3% процентов активного населения страны — это возможность без бюрократических препон получить участок земли, на котором потихонечку выстроить своё дело... Здесь тоже нельзя спешить, торопить людей с освоением земель. Должны быть мотивирующие меры, должен быть контроль, но надо исходить из долгосрочного планирования. Попробуйте гектар в один сезон освоить! Шесть соток-то бывает много. Это требует и усилий, и материальных вложений, прежде чем начнёт давать отдачу.

— В крае продолжается переформатирование руководящих органов, в частности не так давно краевой Минсельхоз был разделён на министерство сельскохозяйственного производства и развития сельских территорий и комитет потребительского рынка, пищевой и перерабатывающей промышленности. Как изменятся задачи и парадигма нового министерства?

— Вячеслав Иванович Шпорт понимает, что надо отслеживать тенденции, искать лучшие образцы развития и проецировать их на инвестиционный потенциал Хабаровского края. Поэтому систему управления сельским хозяйством мы трансформируем в систему управления селом. Планируется кардинально изменить парадигму работы в этом сегменте. Сейчас мы говорим о развитии села, а что в конкретном селе надо развивать — дачное хозяйство или же крупный агропромышленный комплекс, или же наоборот делать ставку на домашние подворья, крестьянско-фермерские хозяйства, это будет решаться в каждом конкретном случае.

Парадокс, но я столкнулся с тем, что в Хабаровском крае даже вблизи крупных агломераций — Хабаровской, Комсомольской — нет оживлённых крестьянских рынков, чего вполне хватает в центральной части России и даже за Уралом. Они возникают в чём-то стихийно, в чём-то целенаправленно, но всегда становятся центрами притяжения тех, кто занимается сельхозпроизводством. А у нас даже вдоль крупных федеральных трасс рыбу продают всё равно «на удочке». Нет элементарных условий для того, чтобы потребитель мог познакомиться и приобрести характерные для края дары леса, дары наших рек, продукцию с частного подворья. Поэтому считаю важной задачей выстраивание с