Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Поворот на Восток пора превращать в явление общенациональное

Эксперты НИУ ВШЭ о том, как найти новые точки роста на Дальнем Востоке России

Поворот на Восток пора превращать в явление общенациональное
Фото: spiegel.de
Четыре года прошло с тех пор, как Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию назвал Сибирь и Дальний Восток «национальным приоритетом на весь XXI век» Время подтвердило правильность такой постановки целей. Во-первых, сдвиг центра экономической и политической силы в Азию продолжается: история мира XXI века будет писаться не в Атлантическом, а в Тихоокеанском регионе. Во-вторых, движение Китая на Запад, а России на Восток дает возможности для создания новой зоны сотрудничества и развития в Большой Евразии, которая вполне способна превратиться в новый центр мирового развития, притяжения финансовых ресурсов, товаров и людей. В-третьих, действовавшая в России последних десятилетий экономическая модель, основанная не только на экспорте сырья, но и на централизации управления и концентрации финансовых и трудовых ресурсов в Москве, больше не работает. Необходимо искать новые точки роста. В-четвертых, сотрудничество России с азиатскими странами динамично развивается, в то время как отношения с Западом вступили в тяжелый и долгосрочный кризис.

Усилия по опережающему развитию Дальнего Востока уже дают некоторый результат: темпы роста ВРП здесь четыре года подряд превышают среднероссийские показатели. В 2017 г. позитивную динамику наконец демонстрируют объемы привлеченных инвестиций, промышленного производства, строительства. Первые плоды в виде десятков новых проектов дают территории опережающего развития и свободный порт Владивосток. Впрочем, пока масштаб этих успехов не столь велик, позволяет говорить скорее об опережающем выходе из кризиса, чем об ускоренном росте. Да и в торгово-инвестиционном сотрудничестве России с ведущими азиатскими странами политические декларации нередко идут впереди экономического содержания. На пути российских несырьевых товаров по-прежнему лежат высокие барьеры входа на азиатские рынки, а российские компании с трудом приспосабливаются к новым для них, хотя и перспективным рынкам. Негативную роль играет и инвестиционный климат в стране. Несмотря на все усилия, Восток России так и не стал пока территорией экономической свободы. А только так он и развивался в XVIII и XIX веках.

Российский поворот на Восток сдерживает инерция многолетнего стремления к Европе. Она свойственна бизнесу: в 2000-е гг. он был настолько расслаблен высокими ценами на нефть, что пропустил волну азиатского экономического роста и не воспользовался многими из возможностей, которые он дает. Еще в большей степени инерция характерна для значительной части политической элиты: некоторым ее представителям лишь санкции открыли глаза на то, что жизнь есть и за пределами Запада. Впрочем, даже и сейчас часть этих элит боится поворота на Восток, смешивая его с якобы отказом от европейской цивилизационной идентичности и комфортно оставаясь в привычной, но давно устаревшей системе координат, где Европа ассоциируется с прогрессом, Азия – с азиатчиной, а Евразия – с маргинальным великодержавным евразийством. В действительности, путь современной России к прогрессу и модернизации лежит именно через Азию и Евразию – только там есть растущие рынки для продвижения российских средне- и высокотехнологичных товаров, остаются возможности для распространения российских стандартов, существует потенциал построения мощных технологических альянсов, наконец, присутствует пространство для проявления предпринимательской инициативы. Естественно при этом, что от европейского технологического, финансового и особенно культурного ресурса отказываться безрассудно. Но где будущее, давно пора понять.

Представления о Дальнем Востоке и многих граждан России, и даже ряда федеральных политиков по-прежнему во многом формируются мифами, а иногда и сознательно распространяемой дезинформацией. Например, существуют мифы об ужасном климате Дальнего Востока, о китайской демографической экспансии, о крайне низком уровне жизни в регионе и его общей экономической отсталости. От внимания большинства ускользает и то, что качество человеческого капитала на Востоке России лучше, чем в среднем по стране. Это легко объяснить: столетиями туда уезжали и там выживали самые лихие, свободные, энергичные, трудолюбивые. И этот потенциал необходимо использовать.

Поворот в головах постепенно происходит, но многое можно сделать для того, чтобы его ускорить. России необходимо новая идеология поворота на Восток. Ее задача – создать моду на Восток России, сформировать о нем представление как о регионе будущего, земле возможностей, несущей успех тем, кто готов рискнуть и много работать. Тем более что время легких заработков для России в любом случае закончилась.

Справка EastRussia. Несмотря на значительные усилия по ускоренному развитию Дальнего Востока, динамика основных показателей его экономического развития по-прежнему нестабильна. 2017 год будет первым с 2012 года, когда Дальний Восток превысит, причем сразу значительно, среднероссийские показатели по всем основным индикаторам экономической активности: индексу промышленного и сельскохозяйственного производства, объемам строительства, инвестициям в основной капитал. Последний из этих показателей особенно показателен. После окончания массовых инвестиций, приуроченных к саммиту АТЭС во Владивостоке в 2012 году, последовал трехлетний провал. Однако начиная с 2015 года, то есть с момента, когда заработали первые территории опережающего развития, инвестиции в основной капитал демонстрируют обнадеживающую динамику, косвенно свидетельствующую о том, что применяемые в регионе экономические стимулы дают результат. В то же время, за цифрами валового роста скрывается неравномерность этого роста по регионам. Например, подавляющая часть прироста инвестиций в 2016 году была обеспечена одним регионом – Республикой Саха (Якутия).



Основные шаги, необходимые для ускоренного развития Востока России, хорошо понятны и неоднократно предлагались нами, в частности, в серии докладов Валдайского клуба «К Великому океану». Здесь упомянем наиболее стратегически значимые из них.



Во-первых, необходимо как можно быстрее прекратить искусственное дробление азиатской части России на Сибирь и Дальний Восток. Огромный макрорегион, лежащий к востоку от Уральских гор, обладает историческим, экономическим и транспортно-логистическим единством. Когда идея поворота на Восток лишь начала обсуждаться, в том числе на высоком уровне, Сибирский федеральный округ рассматривался как его неотъемлемая часть. То, что Сибирь выпала из планов, – большое упущение. Дело даже не в ее объективно более высоком экономическом потенциале по сравнению с Дальним Востоком. Важнее необходимость координации развития этих регионов, в которых множество возможностей для промышленной кооперации, а экономический потенциал не может быть реализован без развития общей транспортной инфраструктуры – в первую очередь, Транссибирской магистрали и Северного морского пути. Территории опережающего развития необходимо распространить на Сибирь, как и другие экономические стимулы, опробованные и используемые в настоящее время лишь на Дальнем Востоке.

Во-вторых, важно и дальше менять отношение как политических элит, так и населения страны к природным ресурсам. В России до сих пор добыча, первичная переработка и транспортировка сырья считаются самыми примитивными видами хозяйственной деятельности. В реальности по мере исчерпания легкодоступных запасов и ужесточения требований к защите окружающей среды технологии добычи становятся по-настоящему инновационными. Похожая ситуация наблюдается в сельском хозяйстве и рыболовстве: биотехнологии, генная модификация, капельное орошение, роботизированные сельскохозяйственные машины, геоинформационные технологии, марикультура делают эти виды деятельности все более высокоточными, требующими высококвалифицированных кадров и значительных капитальных затрат. Построение на Востоке России инновационной ресурсной экономики, способной удовлетворять растущий мировой спрос на ресурсоемкие товары при одновременном следовании мировому тренду на «зеленое» развитие – вот цель, к которой следует стремиться. Ее достижение превратит этот макрорегион в одну из самых привлекательных территорий планеты.

В-третьих, необходимо заново открыть историю, природу и повседневную жизнь Сибири и Дальнего Востока для населения европейской части страны, элит и журналистов.
Большинство россиян, включая даже самих сибиряков, плохо знает историю Зауралья. Важно со скорбью и благодарностью вернуть в общенародную память страдания миллионов подневольных ГУЛАГа, строивших рудники и дороги, добывавших золото, уран и другие ресурсы, спасшие страну. В Москве наконец открыт общенациональный монумент «Стена скорби», посвященный памяти жертв политических репрессий. Подобные памятники нужны и на Востоке России.

Туризм на Востоке России должен ориентироваться в первую очередь, на российского туриста. Посещение Байкала, Алтая или Камчатки – это мечта для многих россиян, увы, часто недостижимая. Дорогие авиабилеты, а также нехватка туристической инфраструктуры делают отдых здесь труднодоступным и едва ли не экстремальным, и важно побороть такое восприятие и направить сюда поток российских туристов, в том числе с помощью государственного субсидирования.

Федеральные каналы должны более акцентировано освещать жизнь восточных регионов на экранах. Мода на Сибирь и Дальний Восток могла бы развиваться средствами документальных и развлекательных передач, а также художественного кинематографа.

В-четвертых, важным инструментом нового объединения страны и подъема ее восточной части должны стать массовые студенческие обмены. В ряде специальностей (океанология, востоковедение, геологоразведка, управление природными ресурсами и т.д.) вузы, находящиеся за Уралом, могут дать студентам возможности, недоступные в европейской части страны. 
Даже приезжая на год или семестр, студенты откроют для себя Сибирь и Дальний Восток, и шансы на то, что в дальнейшем они выберут их в качестве места проживания или ведения бизнеса, возрастут. Эти же студенты станут трансляторами знаний о Востоке страны на своей малой родине, будут способствовать разрушению сложившихся мифов.

В-пятых, важно вернуться к вопросу о передаче в один или два сибирских и дальневосточных города некоторых столичных функций. Сюда может быть перемещен целый ряд федеральных ведомств. Это облегчило бы и многократно откладывавшийся перенос на Восток центральных офисов российских госкомпаний, особенно ресурсных – тех, чьи основные активы находятся непосредственно в Сибири. Такой перенос не только создал бы в регионе новые рабочие места и способствовал бы обновлению политических и деловых элит, но и сделал бы жителей региона сопричастными к принятию решений, дал бы сигнал, что для того чтобы преуспеть, необязательно перебираться в другую часть страны.

В-шестых, необходимо качественное улучшение экспертно-интеллектуального обеспечения поворота на Восток. В отношении его внешней, российско-азиатской повестки, за последние годы сложилось целое сообщество ученых, бизнесменов, журналистов, интеллектуально продвигающих и медийно развивающих интеграцию России в Азиатский регион. И их нужно в разы больше, но в отношении внутренней, сибирско-дальневосточной проблематики, такое сообщество еще только предстоит создать.

Для ускоренного развития Востока России государством сделано уже очень много. Теперь настало время перевести поворот на Восток и, в первую очередь, развитие Сибири и Дальнего Востока из явления технократического в явление общенациональное. Привлечь к нему широкие слои образованного среднего класса и молодежи. Добавить в него куража, направить в развитие Востока России позитивную патриотическую энергию, которой сейчас так сложно найти выход внутри страны.