Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Поворот России на Восток: продолжение следует

Зачем и как нужно строить "Большую Евразию"

Отношения внутри Евразийского континента со временем будут только укрепляться по линии взаимодействия России со странами Востока, говорится в очередном докладе дискуссионного клуба "Валдай". Несмотря на то, что торгово-экономическое сотрудничество России с азиатскими соседями по-прежнему не вышло на высокий уровень, оно будет только усиливаться. В то же время, одним из ключевых направлений должно стать создание различных систем, в том числе безопасности и транспортных связей, внутри "Большой Евразии" - потенциальной новой опоры России в мировой политике.

Поворот России на Восток: продолжение следует
КРИЗИСА В АЗИИ НЕТ
Большинство российских исследователей сходятся во мнении, что нынешний этап российского поворота на Восток можно охарактеризовать как всеобъемлющий и стратегический. В частности, данная точка зрения занимает центральное место в докладе «К Великому океану – 5: от поворота на Восток к Большой Евразии», подготовленном экспертами международного дискуссионного клуба «Валдай».

По-прежнему Китай остается приоритетным направлением, и в обозримом будущем имеются все предпосылки для дальнейшего углубления стратегического партнерства. Важным преимуществом является отсутствие системных противоречий между Пекином и Москвой, а также единство внешнеполитических взглядов, что нашло подтверждение в ходе визита президента РФ Владимира Путина в Китай в июне 2016 года, а также первого в истории форума «Одного пояса, одного пути», прошедшего в Пекине в мае 2017 года.

Вместе с тем за последнее время российской дипломатии удалось сформировать тесную сеть партнерских связей с другими крупными региональными игроками. Наблюдается улучшение отношений с Японией, которая заинтересована в диверсификации внешнеполитических связей и рассматривает Россию в качестве мощного независимого игрока. В этом отношении стоит подчеркнуть количество и качество встреч на высшем уровне с японской стороной, в частности, решение возобновить переговоры между странами в формате «2+2» (министры обороны и министры иностранных дел), а также представление плана из  восьми пунктов по развитию двустороннего экономического сотрудничества.

Более весомую роль в российских внешнеполитических приоритетах начинает играть Индия, которая с приходом к власти премьер-министра Нарендры Моди активно подключается к евразийским инициативам. Так, например, в 2017 году Индия официально вступила в ряды Шанхайской организации сотрудничества.

При этом имеется ряд обстоятельств экономического характера, которые препятствуют развитию сотрудничества России с азиатскими партнерами. Главным из них является довольно низкий уровень торгово-экономических связей. В частности, тенденцией последних лет служит сокращение товарооборота с большинством  партнеров по региону, что, прежде всего, связано с падением темпов экономического роста в России, а также в отдельно взятых странах АТР. Также можно упомянуть и слабую диверсификацию экспортных поставок России в государства региона. Так, например, в структуре российского экспорта в Китай 64% приходится на минеральные продукты (нефть и газ), в странах АСЕАН данный показатель составляет 55%.

Таблица 1. Динамика товарооборота России с азиатскими партнерами, млрд. долларов
Страна
Год

2013
2014
2015
2016
Китай
89,7
88,3
63,4
66,1
Япония
33,3
30,7
21,2
16,2
Республика Корея
25,2
27,1
17,7
15,1
Индия
10,1
7,6
6,8
7,7
АСЕАН
17,5
20,6
12,7
13,6
Источник: Trade Map. Bilateral Trade

Несмотря на негативную динамику двусторонней торговли, данную тенденцию нельзя рассматривать как свидетельство кризиса в отношениях со странами региона. Более того, в обозримом будущем стоит ожидать активизации усилий Москвы и региональных партнеров по наращиванию экономического взаимодействия. В частности, большие ожидания на развитие российско-китайского диалога связаны с продвижением сопряжения Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути, а также подписанием двустороннего соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве.

Имеется потенциал увеличения объемов торговли с Японией, что обусловлено, в первую очередь, заинтересованностью японских компаний в расширении присутствия в энергетическом секторе России. Так, доля японской стороны в проекте «Сахалин-1» составляет 30%, в проекте «Сахалин-2» - 22,5%.

Что касается Республики Корея, то здесь наибольший потенциал связан с привлечением корейских инвестиций в российский Дальний Восток, прежде всего, сельское хозяйство.
Неплохие перспективы открываются у России и Индии во взаимодействии в нефтегазовой сфере. Одним из наиболее перспективных соглашений представляется подписание контракта между «Роснефтью» и индийской корпорацией Essar на поставку в Индию 100 млн. тонн нефти в течение 10 лет. Помимо этого, в июне 2017 г. Индия и ЕАЭС начали официальные переговоры по заключению соглашения о создании зоны свободной торговли (ЗСТ).

Наконец, Россия и страны АСЕАН также осознают необходимость активизации экономического диалога. Особую роль в этом направлении сыграл юбилейный саммит Россия-АСЕАН, прошедший в Сочи в мае 2016 года. Он ознаменовал формирование отношений стратегического партнерства между сторонами, а также взаимный интерес к развитию экономического сотрудничества в формате ЕАЭС-ШОС-АСЕАН.


ФОРМИРОВАНИЕ ПРОСТРАНСТВА БОЛЬШОЙ ЕВРАЗИИ
Продвижение данной идеи вкупе с другой флагманской инициативой сопряжения ЕАЭС и ЭПШП служит символом российского поворота на Восток, и закладывает основу для создания нового геоэкономического и геополитического пространства Большой Евразии. В силу своей молодости концепция «Большой Евразии» пока еще не получила четкого практического наполнения, ее итоговые цели, основные механизмы взаимодействия носят расплывчатый характер. Однако уже сейчас можно выделить основные контуры евразийского партнерства. Во-первых, речь идет о создании общеконтинентальной системы соразвития, сотрудничества и безопасности от Джакарты до Лиссабона на основе уже имеющихся мега-инициатив и институтов. Во-вторых, Большая Евразия не будет исключительно опираться на накопленный багаж российско-китайских отношений. Значимую роль будут играть другие незападные центры силы – Индия, Иран, Япония, Республика Корея, АСЕАН. 

В-третьих, Большая Евразия является открытым партнерством, в том числе для Европы, о чем неоднократно говорилось на высшем уровне. В-четвертых, Большая Евразия представляет собой независимый полюс роста, отвергающий гегемонизм, военно-политические альянсы, ассиметричную зависимость, санкции и любые другие формы экономической и дипломатической войны в качестве способа достижения внешнеполитических целей. В этом отношении в Большой Евразии складывается иное отношение к мировой политике. Возводятся в абсолют такие важнейшие принципы, как уважение международного права, признание ведущей роли ООН, политический и культурный плюрализм, уважение суверенитета и территориальной целостности стран.  В-пятых, Большая Евразии предлагает своим участникам либерализацию экономического пространства, большую открытость и гибкость, отказ от политизации экономических связей и в целом взаимовыгодное сотрудничество.

С международно-политической точки зрения, Большая Евразия — это важная опора России в мировой политике, фактор ее становления и укрепления в роли международного центра силы, сотрудничающего с основными игроками. Важнейшим национальным приоритетом XXI века на пути формирования консолидированного евразийского пространства является форсированная модернизация Сибири и Дальнего Востока, превращение дальневосточных территорий в активного участника региональных процессов сотрудничества и соразвития. При этом ключевыми инструментами интеграции России в технологические, производственно-сбытовые цепочки в АТР служат созданные на Дальнем Востоке территории опережающего развития (ТОР). На сегодняшний день уже запущено 18 ТОР, на территории которых действуют 11 предприятий, на стадии строительно-монтажных работ находятся еще 34. Для реализации поставленной цели России, прежде всего, необходимо расширять номенклатуру поставляемой в страны региона продукции с особым акцентом на производстве ресурсоемких, энергоемких и водоемких товаров.

Кроме того, важнейшей задачей служит повышение эффективности работы Министерства по развитию Дальнего Востока и профильных структур. Одной из ключевых проблем в этом направлении является низкий уровень информированности об этих институтах и ТОР в странах, на которые они ориентированы. Примечательно, что до сих пор не запущена версия сайта о ТОР на восточных языках и в ближайшее время изменений не предвидится. Значимым барьером также служит отсутствие четкого разделения обязанностей между региональными агентствами (Российский экспортный центр, Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Дальнего Востока), ответственными за поддержку российских экспортеров.

Среди других недостатков можно отметить отсутствие прочных каналов связи между институтами развития Дальнего Востока и ведущими научными учреждениями в регионе и стране в целом (вузы, аналитические центры, фонды). Более того, серьезным административным ограничением является отсутствие достоверной информации у местных властей о развитии деловых связей между Китаем и соседними регионами России, в результате чего оценить реальные масштабы приграничного торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества не представляется возможным в полной мере.


ДОЛГОСРОЧНЫЕ ЦЕЛИ ПОВОРОТА
Достигнутое в рамках российского поворота на Восток требует не только развития уже заложенных направлений, но и запуска новых инициатив и проектов и, что самое важное, долгосрочной стратегии развития в более широком региональном контексте.

Одним их ключевых направлений российской повестки должно стать создание системы континентальной безопасности. Пространство Большой Евразии характеризуется ростом конфликтогенного потенциала. Происходит обострение по линии США-Китай, которое с приходом администрации Дональда Трампа рискует стать более открытым и системным. Стремительно глобализируется проблема Южно-Китайского моря и северокорейская проблема. Обостряется индо-китайский конфликт из-за плато Доклам, по-прежнему напряженными остаются отношения между Пекином и Токио. Все это вкупе со слабостью региональных институтов безопасности, в первую очередь, асеаноцентричных – АРФ и ВАС, формирует «запрос» на активного и относительно независимого арбитра и поставщика безопасности. Данное обстоятельство создает дополнительное «окно возможностей» для России в плане расширения своего влияния на площадках многостороннего сотрудничества в Евразии. Предполагается, что именно Шанхайская организация сотрудничества должна станет основной переговорной площадкой в сфере безопасности в Евразии. При этом России, как одному из лидеров ШОС, критически важно будет перестроить нынешний институциональный формат с учетом недавнего расширения без потери эффективности организации.  

Не менее важной задачей служит создание координируемой транспортной стратегии Большой Евразии и укрепление институтов интеграции. Ведущим институтом, призванным сформировать правовые условия для создания транспортно-логистической инфраструктуры на пространстве Большой Евразии, должен стать ЕАЭС. Для России укрепление международного сотрудничества вокруг центра Евразии полностью отвечает задаче становления Союза в качестве состоявшегося межгосударственного объединения с элементами наднациональной интеграции.

Помимо этого, необходимо качественное усиление вовлеченности ЕАЭС в региональные интеграционные инициативы, прежде всего, за счет расширения переговорной повестки Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) и координации работы ЕЭК с деятельностью российских министерств и профильных ведомств. С точки зрения российских интересов, стратегически важным направлением служит продвижение Министерством по развитию Дальнего Востока запросной позиции через ЕЭК с целью улучшения условий для российских экспортеров в странах АТР.

В практическом плане реализация данной цели видится возможным путем принятия следующего комплекса мер:
•    выработки специальных форматов заключения преференциальных и непреференциальных торгово-экономических соглашений с региональными партнерами;
•    заключения и последующей реализации инвестиционных проектов по схеме «снятие тарифов в обмен на привлечение инвестиций»;
•    регулирования визового вопроса и режима пребывания иностранных рабочих на территории Дальнего Востока;
•    регулирования транспортных и туристических услуг со странами АТР с учетом интересов Дальнего Востока.
России также целесообразно наладить тесную связь с международными и региональными институтами развития - Азиатским банком инфраструктурных инвестиций (АБИИ), Фондом Шелкового пути, Новым банком развития БРИКС, Евразийским банком развития (ЕАБР) для реализации масштабных инфраструктурных проектов на территории России с акцентом на Дальний Восток. При выстраивании работы с институтами развития стратегически важным для России представляется увеличение числа предлагаемых проектов и привлечение эффективных консультантов для подготовки заявок, а также координация подобных проектов со стороны как российских профильных ведомств, так и Евразийской экономической комиссии.