Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Преодолеть сопротивление среды

Социальная справедливость, помощь нуждающимся, комфортная жизнь на Дальнем Востоке для всех, а не для некоторых - все эти дела не должны быть лозунгами и выполняться для галочки.

Ольга Курилова, руководитель представительства Агентства стратегических инициатив в Дальневосточном федеральном округе – о том, для кого и для чего придумана Национальная социальная инициатива

Преодолеть сопротивление среды
Фото: Наталья Миронова
- Ольга Сергеевна, сам факт выдвижения «инициатив» в социальной сфере, как правило, указывает на скрытое неблагополучие или несправедливость, которую надо изжить. По Вашему опыту работы на Дальнем Востоке – какие болевые точки для его жителей сейчас самые чувствительные? С чем вы в первую очередь планируете бороться работать?

- Если я скажу, что мы пытаемся переломить ситуацию «с равнодушием к людям», «с бюрократией», это прозвучит, возможно, пафосно. Но, по сути, так оно и есть. В социальной сфере все состоит из «жизненных ситуаций» - и, зачастую, мелочи, с которыми сталкивается человек, сильно осложняют жизнь. Цель социальной инициативы – улучшить качество жизни человека и помочь ему в решении жизненной ситуации, а непросто выдать разные справки. Основной принцип НСИ: человек – главный эксперт во взаимодействии с государственными органами, и на этом мы построили работу в пилотных регионах.

- Главный вопрос – как?

- В апреле состоялся Госсовет РФ, где АСИ представило Национальную социальную инициативу, которая была разработана по примеру Национальной предпринимательской инициативы. Президент подчеркнул, что устранить барьеры в социальной сфере – это одна из первоочередных задач. Доложили о результатах своей работы генеральный директор АСИ Светлана Чупшева и губернаторы, руководители рабочих групп Госсовета.

При разработке инструментов национальной социальной инициативы мы пошли в пилотные регионы. И с прошлого лета плотно работали в каждом из них. На Дальнем Востоке это была Сахалинская область, в центральной части страны – Нижегородская, Новгородская, Калининградская, Кемеровская и республика Башкортостан. Исходили из потребностей человека в конкретной ситуации. На каждом этапе двигались с ним вместе и оценивали результат. Вот, например, считалось: если человеку с инвалидностью выделить коляску – все замечательно, «решение положительное, услуга оказана». Но сплошь и рядом оказывалось, что эта коляска не проходит в дверной проем, на ней невозможно попасть в подъезд и спуститься по необорудованной лестнице и так далее. И человек оставался фактически ни с чем, хотя формально – получал помощь. Сейчас мы оцениваем, удалось в итоге ему помочь, или нужны дополнительные шаги.


Еще один пример – получение современных протезов производства компании «Моторика». Этот проект АСИ поддержала еще в 2015 году, а до Дальнего Востока он дошел только сейчас. Вы не представляете, сколько административных барьеров пришлось преодолевать в таком, казалось бы, понятном практическом деле. Государственные органы очень часто даже не принимали в расчет индивидуальные особенности человека, его пожелания. Закупили протез за государственный счет – и все, скажите спасибо. Понадобилось пять лет, чтобы все-таки начались изменения.

Например, в 2018 году в Сахалинской области при поддержке АСИ был открыт ресурсный центр для людей с ОВЗ, где люди могут одновременно обратиться в офисы нескольких ведомств - соцзащиты, Пенсионного фонда, бюро медико-социальной экспертизы. Оформить инвалидность, получить справки, подать заявки на протезы. И все это – без лишних хлопот, которые человеку с инвалидностью даются особенно тяжело.

Таких ситуаций достаточно много. Мы сейчас ведем работу с представителями социальных служб, центрами занятости населения, образовательными учреждениями, сферой здравоохранения. Нашли понимание во всех дальневосточных регионах у зампредов правительств, которые курируют социальные вопросы. Оказываем методическую помощь, вместе смотрим лучшие практики, которые уже существуют в стране. Это, к примеру, «умные» поликлиники, как в Москве, или центры по трудоустройству. Смотрим, что из этого можно применить в регионах Дальневосточного округа.

- Все-таки одно дело – столица и совсем другое – настолько далекие от нее территории. Президент неслучайно упомянул такое понятие, как рейтинг качества жизни в регионах. Вы учитываете эту разницу?

- Ее нельзя не учитывать. Но надо помнить главное: регионы должны стремиться к тому, чтобы такой разрыв сократить. Создать условия, когда человек получает необходимые ему услуги одинаково быстро и качественно в любой точке страны. Это цель, к которой мы стремимся.

Первый шаг к этому – проанализировать, что конкретно требуется для улучшения качества жизни в том или ином регионе. Выяснить проблемы и потребности людей. Например, насколько быстро приезжает по вызову «Скорая помощь». Есть ли в городе или поселке места, куда можно сходить (именно сходить, а не съездить) отдохнуть и погулять с детьми – парки, бассейны, катки, зеленые скверы. Какие существуют «точки роста на территории». Каждая территория уникальна, везде есть свои плюсы и минусы, их надо учитывать. И если мы говорим о рейтинге качества жизни – важна динамика. Насколько быстро происходят перемены к лучшему, встречают ли у власти отклик инициативы людей и критические замечания. В этом смысле мы всегда за конкуренцию между регионами – она прекрасный двигатель прогресса. Если сравнивать условия жизни и ведения бизнеса – тут-то и видишь, что в одном месте «Скорая» к больному едет в среднем полчаса, а в другом – несколько часов, и это считают нормой. Где-то право собственности можно зарегистрировать за неделю, а в соседнем регионе на это уходит три недели. Но люди не обязаны «входить в положение» какого-то ведомства и сочувствовать их проблемам. Его задача – снимать все эти проблемы. И если в одном регионе это возможно, другие должны активнее перенимать такой опыт. У АСИ есть такая платформа обмена лучшими управленческими практиками «Смартека».

 - Но объективные трудности, тем не менее, существуют. Например, это касается демографической ситуации, оттока населения с Дальнего Востока, который пока остановить не получается. Какие меры могут здесь подействовать?

 - Как коренная дальневосточница во втором… нет, даже в третьем поколении могу сказать: мы здесь родились, мы хотим здесь жить и хотим, чтобы наши дети здесь жили. Было бы замечательно, чтобы талантливые молодые люди, приезжали, открывали бизнес или начинали новые проекты. Это могут быть ученые, предприниматели, инженеры, студенты. Нужно создать им привлекательные условия, а преграды - свести к минимуму. Например, сейчас возраст получателей дальневосточной ипотеки ограничен 35 годами. Почему бы не увеличить его еще на десять лет? Это привлечет людей экономически активных, зрелых, ответственных.


Мы разговаривали со многими молодыми ребятами, которые живут сейчас на Крайнем Севере – на Чукотке, Камчатке, в Магаданской области. Спрашиваю: вы планируете отсюда уезжать? Отвечают: а кто, если не мы, будет развивать свою территорию? И если люди готовы здесь жить, их надо поддерживать. Например, на Сахалине, кроме маткапитала, при рождении первого ребенка выплачивают еще 150 тысяч рублей. Есть ряд других региональных социальных мер поддержки – в том числе доплаты некоторым льготникам при покупке квартиры на сумму до миллиона рублей.

Естественно, помощь должна быть адресной. И человек, чтобы ее получить, не был вынужден обивать пороги, собирать множество справок. О переходе к такому проактивному, беззаявительному порядку, кстати, не раз говорили и президент, и глава правительства, и руководители регионов. Дело постепенно движется, но не так быстро, как этого хотелось бы.

А если уж мы создаем на Дальнем Востоке территории опережающего развития – надо по крайней мере задуматься о том, чтобы и в других местах бизнес не чувствовал себя обделенным. А предпринимателям было комфортно работать в любом муниципалитете субъекта Дальнего Востока. Уже в ближайшие дни, в восьмой раз на Петербургском международном экономическом форуме огласят результаты Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в субъектах РФ. Рейтинг как раз про создание условий для предпринимательства для всех, кто ведет бизнес в регионах Дальнего Востока.

- Люди все равно уезжают. За последний год – свыше 22 тысяч в целом по ДФО. Рождаемость практически не растет. Может, дело не только в выплатах и пособиях? Нужно что-то еще?

- Последний год – не самый показательный. Слишком много добавилось неблагоприятных обстоятельств. Нередко решения приходилось принимать под давлением обстоятельств. Что же касается отъезда… Люди всегда ищут, где лучше. Даже вокруг Москвы есть регионы, из которых до столицы полтора-два часа на автомобиле. Оттуда многие уезжают просто потому, что слишком велик контраст между жизнью в мегаполисе и «ближней провинции». На Дальнем Востоке ситуация, конечно, непростая. Но если вспомнить, как обстояли дела еще лет десять назад, разница колоссальная. С 2013 года, когда были приняты законы об опережающем развитии, недавно Национальная программа по развитию Дальнего Востока, отношение к региону в целом и внимание первых лиц государства стало кардинально другим.

- Вас не смущает возможный разрыв между «громадьем планов» и достаточно скромными результатами?

- Ничто не меняется к лучшему само по себе и немедленно. Для этого требуется ежедневная работа. И в дополнение к большим проектам – людям нужна возможность «спешить медленно», иметь право на пробы и ошибки. Приведу в пример – остров Русский. Когда были только задумки по развитию острова Русский, а потом и мысли о создании университета, мало кто вообще верил и высказывался о целесообразности развития этой территории. Сейчас на Дальнем Востоке самый современный кампус в России. Недавно там создан инновационный научно-технологический центр, а во время экономических форумов на остров Русский приезжают персоны первой величины. Это действительно точка роста, которая способна дать импульс для всего Дальнего Востока, обеспечить синергию этого огромного макрорегиона. Но такие глобальные проекты должны дополняться и более скромными, ориентированными на повседневную жизнь людей.

- Например?

И в первую очередь – это работа с молодежью, школьниками. Когда мы проводим с ребятами какие-то мероприятия, мы видим, что из каждой сотни человек 70-80 хотели бы уехать с Дальнего Востока и попытать счастья где-то еще. Можно огорчаться из-за этого – но лучше прямо сейчас начать действовать. Показывать школьникам, что здесь для них тоже есть перспективы. Уже создаются и модернизируются предприятия, появляются новые рабочие места. И даже если человек уедет учиться, он вполне может потом вернуться и помочь развитию своей территории. И, возможно, изменить ее жизнь. Есть же при вузах фонды, которые работают с выпускниками и вовлекают их в работу альма матер. Точно так же можно не терять связи с уроженцами целых регионов.


Очень важна и работа с родителями. Все-таки за школьников решение, как правило, принимают взрослые. А они по собственному опыту видят – есть перспективы или нет. Достойная работа, хорошая медицина, возможность получить образование, ходить в театры, отдыхать на природе, жить насыщенной и интересной жизнью – это решающие факторы. И чтобы люди готовы были остаться на Дальнем Востоке, государству надо вкладывать средства не только в инфраструктуру, в строительство дорог, научных и медицинских центров, но и параллельно работать с человеческим капиталом.

И еще один непростой момент. Вопрос местных кадров, тот самый «человеческий фактор», в который все упирается. Очень часто начинаешь выяснять, почему тот или иной предприниматель прекратил работу и уехал, а в ответ слышишь одну и ту же историю. Бился-бился с главой местной администрации – это не дают, того не разрешают, гоняют по кругу, давят… И вместо того, чтобы продолжать такие мытарства, бизнесмен сворачивал дело, продавал оборудование и уезжал в другое место, где нет таких проблем. И сейчас, даже несмотря на беспрецедентные меры поддержки якорных резидентов ТОРов или СПВ, подобные ситуации не редкость. Упорное «сопротивление среды» преодолеть очень сложно.

- И как вы можете на это повлиять?

- Пока мы начали с обучения региональных команд. Правда, столкнулись с проблемой: спустя пять лет после таких программ людей из «первого набора» на местах уже почти не осталось. Кто-то ушел на повышение, другой оставил государственную службу, третий просто переехал. Мне кажется, в таких курсах для управленцев надо все-таки предусмотреть что-то вроде «отработки», которую практикуют в отношении студентов-целевиков.

Но в любом случае надо решать проблемы системно, увязывая все меры в единый комплекс. Находить точки роста в различных регионах, применять самые лучшие наработки по всей стране. Именно для этого мы и разработали такую платформу как «Смартека» для поиска и обмена лучших практик в самых различных сферах, Национальную социальную инициативу, которая опирается на ряд уже опробованных практик и механизмов. Рассчитываем, что эта работа даст ощутимые результаты уже в скором времени.

2 августа: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика