Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Приморский край: итоги – 2014

Приморский край: новый старт в политике и экономике

Приморский край: итоги – 2014

EastRussia.ru продолжает цикл публикаций «Дальний Восток – итоги 2014 года». События последнего года показали, что Приморский край остается одним из ключевых регионов российского Дальнего Востока, и что с ним по-прежнему связаны большие надежды и перспективы федеральных властей. 

Как известно, после завершения саммита АТЭС в 2012 г., перед которым край получал огромные федеральные деньги, наступила некоторая пауза. В прошлом году, в процессе формирования новой дальневосточной политики федерального центра, стало понятным, что Приморье окажется одним из главных бенефициаров этой политики. Регион получил ярко выраженную федеральную поддержку, сегодня с ним связаны многие федеральные инициативы. Теперь Приморье находится в ожидании реализации ряда крупных проектов. На этом фоне произошло укрепление позиций действующей региональной власти, поскольку Владимир Миклушевский успешно прошел через прямые выборы.

«Подоходный» регион

Однако пока можно говорить скорее о появлении важных предпосылок и перспектив, чем о каком-либо бурном развитии традиционно непростого региона. На данном этапе в Приморье по-прежнему ощущается нехватка крупных производств и инвестиций, а значительная часть экономики остается в тени. Об этом свидетельствуют многие статистические показатели. Например, за январь-август 2014 г. в промышленном секторе Приморья отмечался спад. Сокращение производства происходило и в сельском хозяйстве. Поэтому регион и в самом деле остро нуждается в новых стимулах для своего развития, поскольку его существующая база исчерпана (не случайно в прошлом году не раз рассматривалась ситуация в таких «старых» его отраслях, как лесная отрасль, рыбное хозяйство, горнодобывающая промышленность, но прорывных решений найти не удалось). Надо заметить, что и федеральный центр, проводя оценку эффективности региональной власти в 2013 г., не особенно высоко оценивал текущую ситуацию в регионе, который занял только 69-е место в рейтинге. Наиболее низко оценивались как раз динамика экономического развития (таковой по сути и не было) и уровень развития социальной сферы, а остальные индикаторы находились на среднем уровне.

Но в течение прошлого года уже отмечалось улучшение инвестиционной ситуации. Велась разработка, а в некоторых случаях и реализация важных проектов. Объемы инвестиций заметно выросли. Хотя, надо заметить, пилотный проект Агентства стратегических инициатив (АСИ) дал крайне неутешительные результаты состояния инвестиционного климата в Приморье. Регион попал в самую плохую – пятую группу (два других региона Дальнего Востока, где проводилось это исследование – Якутия и Хабаровский край – оказались хотя бы в четвертой, но тоже неблагополучной группе). Данный рейтинг основан на опросе региональных предпринимателей и свидетельствует именно об их оценке сложившейся ситуации. Вероятно, региональным властям Приморья в самом деле не хватает конструктивного взаимодействия с местным бизнесом, который явно не удовлетворен их инвестиционной политикой.

Тем не менее, заслугой региональных властей при таких условиях можно признать ситуацию в финансово-бюджетной сфере, которая выглядит неплохо, если учитывать, что положение в экономике края трудно признать блестящим. Сейчас по объему региональных доходов, в том числе своих собственных Приморье занимает третье место, после лидеров дальневосточного сырьевого сектора – Сахалина и Якутии. В частности, Приморье опережает по этим показателям своего традиционного соперника – Хабаровский край. Зависимость региона от федеральных трансфертов сейчас не очень велика: на 78,5% край обеспечивает себя сам (здесь и далее приводится финансовая статистика за январь-октябрь 2014 г.).

Однако анализ бюджетной статистики опять же демонстрирует слабость реального сектора экономики в Приморье. Поступления от налога на прибыль составляют лишь 18,1% от налоговых и неналоговых доходов краевого бюджета. Налицо явный перекос в сторону подоходного налога (41,7%). Вероятно, данная ситуация является наследием тех времен, когда региональные власти рассчитывали главным образом на федеральные трансферты, в то время как связанный с ними бизнес предпочитал скрывать свои прибыли, работать в тени и выводить средства из региона. Тем не менее, в Приморье сложился достаточно успешный малый бизнес, который как раз вносит неплохой вклад в региональный бюджет. Так, по доле налогов на совокупный доход в налоговых и неналоговых доходах регионального бюджета Приморье занимает на Дальнем Востоке второе место (эта доля составляет 8,1%). Кроме того, на фоне других регионов Дальнего Востока Приморский край отличается наиболее высокой долей поступлений от земельного налога (3,5%). Значительную долю в доходах составляет и налог на имущество организаций (10,6%). Тем не менее, ясно, что главная проблема в наполнении регионального бюджета по-прежнему состоит в отсутствии крупных бюджетообразующих предприятий-налогоплательщиков. Портовые комплексы с этой функцией тоже не справляются.

Тем временем федеральный центр продолжает играть значительную роль в наполнении регионального бюджета, хотя рекордные финансовые вливания остались в недалеком прошлом. Дотации составляют почти 10% доходной части бюджета. Но что более важно, Приморский край получает на Дальнем Востоке самые большие объемы субсидий и субвенций. Иными словами, федеральная власть продолжает давать региону средства на те или иные проекты (которые обычно проходят по линии субсидий).

Динамика роста регионального бюджета была в прошлом году положительной, но в целом не означающей резкого улучшения ситуации. Так, собственные доходы выросли на 7,4%, что, безусловно, хорошо, но эти темпы роста ниже, чем в России и на Дальнем Востоке в целом. Главным позитивным сдвигом является рост поступлений от налога на прибыль (на 12,8%), что все-таки свидетельствует о постепенном преодолении ситуации, сложившейся ранее, и связанного с ней перекоса в структуре доходов. Кроме того, экономические субъекты стали давать в казну гораздо больше поступлений налога на свое имущество (рост на четверть). В то же время и федеральный центр продолжал поддерживать регион финансами, хотя и в этой поддержке произошли свои изменения. Регион стал получать больше дотаций и субвенций, но при этом снизились поступления от основного вида дотаций – на выравнивание бюджетной обеспеченности (что является косвенным свидетельством улучшения бюджетной ситуации в регионе) и от субсидий. Это значит, что для увеличения финансовой поддержки из центра, которая пойдет на те или иные отрасли и проекты, региону придется активнее задействовать свои лоббистские возможности. Если же продолжать традиционное сравнение с Хабаровским краем, то бюджетная политика Приморья выглядит более сбалансированной. В течение года Приморье в основном сохраняло бюджетный профицит. Небольшой была и долговая нагрузка на бюджет (по итогам 2013 г. ее показатель составляет 16,7%, лучше ситуация на Дальнем Востоке была только на Сахалине).

Акцент – на здравоохранении, образовании и социальной политике

В то же время в расходной политике региональных властей Приморья есть свои определенные перекосы. Например, регион тратит мало средств на ЖКХ, которое переведено в режим «свободного плавания». Расходы на ЖКХ составляют немногим более 6% бюджетных расходов Приморья, и по их объему регион тратит примерно столько же, сколько Магаданская область. С другой стороны, заметно внимание региональных властей к социальным вопросам, что они постоянно подчеркивают в публичной сфере. Так, Приморский край является на Дальнем Востоке одним из лидеров по расходам на здравоохранение (доля расходов в бюджете составляет около 15%). По расходам на образование в целом (составляют более 27%) регион лидером Дальнего Востока не стал, но зато занимает первое место по доле расходов на дошкольное образование (почти 8%). Также Приморский край оказался лидером Дальнего Востока по объему расходов на социальную политику (их доля составляет более 21%). Таким образом, отказавшись от массированных вливаний в ЖКХ, Приморье стремится выполнять социальные обязательства перед населением по другим направлениям.

При этом власти Приморского края тратят и достаточно много средств на общегосударственные вопросы (8,6%, что выше средних показателей по России и ДФО). Интересно, что значительная часть средств уходит на представительные органы власти: именно по их финансированию Приморье является лидером ДФО. Зато доля расходов на СМИ невелика (0,3%) и ниже средней по стране и Дальнему Востоку (несмотря на то, что в Приморье проводилась губернаторская кампания).

Надо заметить, что ситуация в ЖКХ в Приморском крае является сравнительно хорошей, что и в самом деле может свидетельствовать в пользу сценария его «разгосударствления». Например, Приморский край отличается наименьшей долей ветхого и аварийного жилья по Дальнему Востоку (2,3% по данным 2013 г.). Хотя доля убыточных предприятий ЖКХ все-таки велика (почти 44% за 2013 год), но все же не является рекордной.

Внимание региональных властей к социальным расходам в условиях Приморского края, безусловно, необходимо, поскольку в регионе в социальной сфере есть и успехи, и недоработки. Например, в образовательной сфере заметны низкий уровень зарплат и низкая обеспеченность учителями (самый плохой показатель на Дальнем Востоке). В здравоохранении, которое, напомним, финансируется лучше, чем в большинстве дальневосточных регионов, Приморье достигло сравнительно высоких уровней бюджетных зарплат. Результат для населения тоже, кстати, неплох: ожидаемая продолжительность жизни в Приморье находится на втором месте на Дальнем Востоке после Якутии. Однако по обеспеченности койко-местами Приморский край опять же оказывается дальневосточным аутсайдером (тогда как обеспеченность врачами находится на среднем уровне). Таким образом, краю все равно не хватает расходов на образовательную сферу в целом, а также на улучшение состояния медицинской инфраструктуры.

Ставка на Приморье

Отношения с федеральным центром являются для Приморского края особенно важными, поскольку его выгодное географическое положение по-прежнему сулит региону большие перспективы, но при этом пока явно не хватает собственных ресурсов для развития. Федеральный центр и в самом деле не раз демонстрировал, что он делает ставку на Приморье, как на опорный и стратегически важный регион не только Дальнего Востока, но и России в целом.

В частности, губернатор Владимир Миклушевский получил полную и однозначную поддержку центра на выборах. Ему было разрешено избраться досрочно, причем задолго до окончания срока полномочий (в этом отношении он стал одним из рекордсменов, сократив свой срок ради перехода в новое политическое качество выборного губернатора). Минвостокразвития подтвердило свой интерес к региону, приняв решение о размещении в нем самого крупного своего регионального офиса. В течение года федеральные власти приняли немало решений, свидетельствующих о привилегированном статусе Приморья. По решению правительства здесь была создана новая особая экономическая зона промышленно-производственного типа (в интересах автомобилестроения). В самом конце года из уст главы государства прозвучала инициатива создать во Владивостоке режим свободного порта. Минрегион, пока он еще существовал, включил в число пилотных проектов по созданию агломераций и Владивостокскую агломерацию, проект которой давно продвигали региональные власти. Решению проблем ряда моногородов Приморья и их федеральному финансированию в этой связи может способствовать их включение в первую, наиболее проблемную категорию (куда попали Дальнегорск, Ярославский и Светлогорье с их неблагополучной горнодобывающей промышленностью).

В центре внимания федеральных властей находится и ряд стратегически важных проектов, которые могут быть реализованы на территории Приморского края. К их числу можно отнести четыре проекта – порт Зарубино, судоверфь «Звезда», Восточную нефтехимическую компанию (ВНХК) и «Владивосток-СПГ». Большинство новых проектов имеет промышленную специализацию, что может позволить региону решить свои проблемы, о которых мы говорили выше. Но, разумеется, значительная часть перспектив связана и с инфраструктурными проектами, среди которых, помимо порта Зарубино, транспортные коридоры «Приморье-1» и «Приморье-2» (в прошлом году появилась и инициатива по созданию коридора «Приморье-3»). Необходимы региону проект рыбопромышленного кластера, а также меры по развитию береговой рыбопепеработки. Отмечается оживление в процессе создания на территории Приморья игорной зоны, одной из четырех, которые могут существовать в России по действующему законодательству.

Приморский край важен федеральному центру и как приграничный регион, при участии которого можно продвигать крупные международные проекты. Например, в прошлом году интенсифицировалось сотрудничество России и КНДР, а сухопутное сообщение с Северной Кореей осуществляется только через Приморье. Со стороны региональных властей прозвучали новые предложения по развитию приграничного сотрудничества России и Китая, в том числе через создание туристических кластеров, облегчение визового режима и т.п.

Конкуренция проектов

В то же время обилие потенциальных проектов и групп влияния, заинтересованных в их реализации, создали свою несколько неожиданную ситуацию неопределенности. Обострилась конкуренция между проектами и их инициаторами, и в этих условиях осталось очень мало проектов, реализацию которых можно считать гарантированной. Об этом свидетельствует ситуация с теми проектами, которыми занимается Минвостокразвития, и которые призваны создать новые условия для социально-экономического развития Дальнего Востока. Например, под территории опережающего развития в крае предлагалось отдать сразу пять площадок с весьма серьезными перспективами. Но в итоге было принято (возможно, временное) решение отказаться от ряда инициатив для стимулирования наиболее крупных проектов, реализуемых федеральными ФПГ (ВНХК и Зарубино). На первые позиции вышел более «скромный» проект ТОР «Надеждинский». При этом защищенными можно считать и позиции ТОР на острове Русский, тем более что этот проект важен для Дальневосточного федерального университета, которым в свое время руководил Владимир Миклушевский.

Но еще более сложная ситуация возникла вокруг списка приоритетных инвестиционных проектов, когда ни один из проектов Приморского края не попал в первую группу. В то же время во второй группе, составляющей своего рода «лист ожидания», оказались сразу четыре приморских проекта (производство минеральных удобрений, производство метанола, реконструкция Находкинского морского рыбного порта, создание Центра ядерной медицины на острове Русском). Разумеется, Приморский край не останется без ТОРов и приоритетных инвестиционных проектов. Но всеобщий интерес к этому региону создал и новую конкурентную ситуацию, когда какими-то проектами придется пожертвовать.

Кроме того, в течение года напоминали о себе и старые региональные проблемы. Некоторые из них, возможно, заставят федеральный центр быть сдержанным при реализации новых приморских проектов. Как известно, не были достроены некоторые объекты саммита АТЭС, и это в прошлом году не ускользнуло от внимания главы государства во время его визита во Владивосток. Наиболее скандальная история с постройкой океанариума вылилась в заведение уголовных дел и аресты. Формально это не имеет отношения к новым проектам и нынешним региональным элитам. Но очевидно, что контролировать их реализацию федеральные власти постараются жестче, чем раньше.

Растущий интерес крупных федеральных ФПГ к Приморскому краю тоже является тенденцией последних лет, создающей в регионе, который в 1990-х гг. считался «закрытым» для внешних игроков, совершенно новую ситуацию. Пожалуй, успешнее других продвигала свои интересы группа «Сумма» с ее новым проектом порта в Зарубино. Ей удалось, прежде всего, выйти на договоренности с китайской стороной (в том числе с властями провинции Цзилинь) об использовании порта для транзита грузов из северо-восточных провинций Китая, не имеющих выхода к морю, в прибрежные восточные и южные районы этой страны.

Проекты ведущих государственных корпораций, в свою очередь, сулили региону рост промышленного производства и налоговых поступлений, но остались на предварительном этапе. Проект «Газпрома» «Владивосток-СПГ» постепенно начинает реализовываться, но в течение года не раз говорилось о том, что он может быть заморожен и отменен. До сих пор нет полной ясности, будет ли этот проект обеспечен сырьем (учитывая недавние договоренности об экспорте трубопроводного газа в Китай), и есть ли у него рынок сбыта. Более того, в течение года возникла конкуренция между дальневосточными проектами СПГ, из которых вряд ли все могут быть реализованы. Как известно, на Сахалине в то же самое время тот же «Газпром» намерен расширить мощности действующего завода СПГ, а «Роснефть» продвигает свой проект «Дальневосточной СПГ».

Что касается «Роснефти», то она в Приморье намерена реализовать проект по созданию здесь нефтепереработки и нефтехимии (ВНХК), но столкнулась с трудностями при поиске финансирования. Очевидно, что «Роснефть» хотела бы рассчитывать на средства из федерального бюджета, но в процессе борьбы за Фонд национального благосостояния (ФНБ) натолкнулась на сопротивление части правительственных чиновников. В итоге давно задуманный проект остается пока в несколько подвешенном состоянии. В сферу интересов Игоря Сечина входит и проект строительства новой верфи «Звезда», который обсуждался в том числе при участии Владимира Путина (напомним также, что Владимир Путин подписал 21 июля 2014 г. указ «О развитии судостроения на Дальнем Востоке»). В прошлом году Игорь Сечин взял под контроль работу всего Дальневосточного центра судостроения и судоремонта, возглавив его совет директоров. В то же время вопрос о специализации новой верфи и ее клиентах до конца до сих пор не решен. В частности, российские производители СПГ уже предпочли разместить заказы на строительство танкеров-газовозов за рубежом. Вероятно, ставка будет сделана на строительство шельфовой техники, что особенно важно для России в условиях санкций.

Из влиятельных руководителей государственных корпораций тем временем появляются интересы в Приморье и у Сергея Чемезова. Его «Ростех» планирует построить порт Вера в ЗАТО Фокино для вывоза угля, который будет добываться в Амурской области. Но до реализации этого проекта еще далеко. У другого достаточно влиятельного игрока – группы «Сибирский деловой союз», действующей в альянсе со структурами Геннадия Тимченко, уже возникли проблемы при реализации проекта строительства угольного терминала в бухте Суходол, против которого выступили экологи. Принципиальную позицию по этому вопросу занял и Владимир Миклушевский, принявший решение о запрете на строительство в регионе угольных терминалов открытого типа.

В то же время, пока многие проекты остаются проектами, промышленность в регионе «удерживают» другие игроки. Среди них выделяется группа «Соллерс», сумевшая при участии японского бизнеса создать небольшое, но активно раскручиваемое в публичной сфере производство автомобилей. Теперь его предполагается расширить с 75 до 100 тыс. автомобилей в год. В интересах этого проекта федеральное правительство и создало во Владивостоке особую экономическую зону.

Избран с поддержкой в 77,4% голосов 

Тем временем в политической сфере Приморского края успешно закрепил за собой лидирующие позиции губернатор Владимир Миклушевский. Учитывая, что он является в регионе фигурой относительно новой и не интегрирован в ранее сложившиеся элиты, ему, в самом деле, важно было использовать досрочные губернаторские выборы для подтверждения политического превосходства. Задача была решена успешно, тем более что партии парламентской оппозиции не были в состоянии выдвинуть сильных соперников. Владимир Миклушевский использовал в своих интересах и политические договоренности со «Справедливой Россией», которая не выставила своего кандидата, а наиболее известный ее представитель, депутат Госдумы С.Горячева взамен стала членом Совета Федерации от исполнительной власти региона. КПРФ могла выдвинуть только своего регионального лидера В.Гришукова, который собрал протестные голоса, особенно во Владивостоке (хотя активной кампании не вел), но далеко отстал от лидера, набравшего 77,4% голосов. Впрочем, выборы прошли в условиях низкой явки, что и следовало ожидать, учитывая специфику и региона, и данной кампании.

Губернаторская кампания позволила Владимиру Миклушевскому стать заметной фигурой не только в региональном информационном поле. Он, пожалуй, эффективнее всех дальневосточных региональных лидеров организовал свою PR-кампанию и опережает их по своей упоминаемости. Причем даже сугубо региональные сюжеты с его участием нередко получают освещение в федеральных СМИ.

Также Владимир Миклушевский получил карт-бланш на изменение в своих интересах регионального политического поля. В течение года им были предприняты усилия, направленные на установление контроля над местными элитами и муниципальными образованиями, и можно говорить о том, что вертикаль власти в регионе в целом сформирована. Во время кампании интересным ходом стало назначение вице-губернаторов кураторами тех или иных муниципальных образований. Сам Владимир Миклушевский совершил так называемый «большой проезд» по региону, сопровождавшийся постановкой задач. Уже после выборов было принято решение о повсеместном распространении модели сити-менеджера, в том числе во Владивостоке, глава которого Игорь Пушкарев может быть назван одной из наиболее влиятельных политических фигур в регионе. Тем временем вынужден был покинуть свой пост мэр другого важного города – Уссурийска С.Рудица, на которого заведено уголовное дело. «Жертвами» работы правоохранительных органов в крае стали многие муниципальные чиновники, что позволило губернатору действовать жестче и увереннее. В итоге губернатор обеспечил лояльность местных элит и политически изолировал их наиболее сильных представителей, таких как Игорь Пушкарев. Кроме того, он использовал избирательную кампанию и как возможность для проведения изменений в своей команде и кооптации в нее как людей из своего личного окружения, так и представителей местной элиты (в частности, укрепился на позициях первого заместителя губернатора известный представитель местной элиты В.Усольцев).

Таким образом, 2014 год стал для Приморского края годом укрепления губернаторской властной вертикали и создания новых возможностей для социально-экономического развития. При поддержке федеральных властей и участии крупных ФПГ у региона появились крупные инвестиционные проекты, которые могут способствовать диверсификации экономики и привести, наконец, к появлению действительно крупных налогоплательщиков. Однако реализация этих проектов гарантированной не является, и некоторые из них конкурируют между собой за федеральные деньги и поддержку. Поэтому пока рано говорить о том, что окажется в «сухом остатке» и в самом деле будет сделано, но в любом случае ясно, что Приморский край не останется без внимания и сохранит свой статус привилегированного региона, получающего если не одни, то другие преференции в своем развитии.