Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Прочитать Владивосток по камушкам

Книга Нелли Мизь «Владивосток: прогулки в прошлое» приглашает в увлекательное историческое путешествие по улицам, скверам, домам, судьбам и характерам приморской столицы

Прочитать Владивосток по камушкам

«Владивосток: прогулки в прошлое». Нелли Мизь, Общество изучения Амурского края. 
Автор и проекта и издатель: Александр Филькин

Представьте себе статную полную женщину с двумя орденам на груди, умным взглядом и волевой складкой губ – это Анна Кравцова. До приезда во Владивосток она руководила хором в Петербургском патриотическом институте, затем переехала вслед за мужем-военным на окраину России и здесь пробыла начальницей Алексеевской женской гимназии более 20 лет. А когда тяжело заболела в 1922 году, то оказалась не нужной новой советской власти и практически была выкинута на улицу. Эмигрировала в Китай, работала там в русском училище и скончалась в Шанхае. А здание женской гимназии до сих пор радует глаз на улице Уборевича, 8.

Или вот: целая орава игроков в лото в душной комнатке в здании Собрания приказчиков. «…Бальзаковские дамы и тощие девицы, жены чиновников и служащих, получающих гроши и ютящиеся в Корейских и Матросских слободках. Влечет их сюда <…> надежда, шутя, воспользоваться чужими деньгами». Дело происходит в нынешнем Пушкинском театре.

А вот «подвыпившие местные купчики» впервые в жизни видят демонстрацию синематографа и бьются о заклад, что «за полотном играют актеры, а их дурачат…» Кино показывают в несохранившемся до наших дней здании на пересечении улиц Светланской и Уборевича.

А совсем неподалеку (во времени и пространстве) предприимчивый швейцарец Рудольф Бюрген по своей воле отказывается от швейцарского гражданства и приносит присягу Российской Империи и царю. Строит во Владивостоке фабрики и дома. А потом, в 1920-х годах, бежит от советской власти в Китай со своей русской женой и 17-ю детьми. Внуки и правнуки которых вернутся во Владивосток лишь в ХХI веке – в качестве обычных экскурсантов из Женевы. Смотреть на дома, которые построил дед.

Или вот купец Иванов, отчаянный делец. Он занимается «предпринимательством без копейки денег в кармане»; накануне объявления его несостоятельным он строит «то пивоваренный завод, то залу для театральных представлений», то отыскивает серебряный рудник. Несмотря на свой авантюрный характер, он все-таки отстроит великолепный театр «Тихий океан». Роскошное здание на Светланской, 1…

Невнимательный читатель книги Нелли Мизь «Владивосток: прогулки в прошлое» может решить, что книга эта – про здания и улицы. Ему может даже показаться, будто автор ставил перед собой довольно амбициозную (но и довольно бессмысленную) задачу «разобрать» Владивосток по камушкам, по кирпичикам. Задокументировать каждую мало-мальски значимую постройку, возведенную до 1917 года, зафиксировать нескончаемую череду строек, реноваций, разрушений, новых строек и новых разрушений.

Однако, как любая хорошая книга, произведение Нелли Мизь – с двойным дном. Конечно, же это книга не о домах и архитектуре (хотя и о них тоже), но о людях и судьбах.

Прекрасно изданная, богато иллюстрированная, это книга берет читателя под руку и ведет по улицам старого Владивостока, попутно рассказывая о судьбах людей, приводя обширные цитаты из документов и газет. Эта книга — отличный собеседник и проводник в прошлое.

На страницах словно оживают яркие типажи из прошлого и снова заселяют город, которого по сути больше не существует. Тот город исчезнет после 20-х годов XX века…  Тогда судьба сделает крутой поворот, и во Владивостоке станут жить совсем другие люди – с другими ценностями, ориентирами, установками. 

И город на долгое время забудет себя, словно забудется сном – и лишь сейчас, в ХХI веке, вдруг вспомнит, что на самом деле составляет его истинную плоть и кровь: здоровый авантюризм, предпринимательство, творческая инициатива, открытость всему миру, гордость и стойкость первооткрывателя.

А здания? Они по-прежнему как зеркала своего времени и своих хозяев: какие-то сверкают и процветают вопреки времени и невзгодам, а иные – умирают, даже не родившись.