Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Программные возможности и повышенные обязательства

Новая редакция Госпрограммы развития Дальнего Востока ставит сверхцели по многим показателям

Программные возможности и повышенные обязательства
В середине августа премьер-министр РФ Дмитрий Медведев утвердил изменения, внесенные в государственную программу «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона». И первый документ, действовавший с 15 апреля 2014 года, стал историей. А Минвостокразвития России за две недели до Восточного экономического форума (ВЭФ) получило инструмент, в котором прописаны приоритеты и направления работы, проставлены конкретные целевые индикаторы и заданы четкие бюджетные ориентиры. Кстати, сам ВЭФ в Госпрограмме также упомянут – как одно из главных мероприятий в деле комплексного развития ДФО.

Как отметил Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, «госпрограмма должна стать комплексным инструментом управления, направленным на повышение уровня социально-экономического развития Дальнего Востока. Это, в том числе, привлечение отечественных и зарубежных инвестиций, реализация кадрового потенциала макрорегиона и создание новых высокотехнологичных рабочих мест в первую очередь для самих дальневосточников. Все это делается для того, чтобы на Дальнем Востоке хотелось жить и работать».

«Государственная программа в своей новой редакции учитывает все те новые инструменты развития макрорегиона, которые законодательно вводились в жизнь в течение последних двух лет. И которые уже спели доказать свою эффективность на практике. То, что эти инструменты не учитывались Госпрограммой в предыдущей редакции, очень затрудняло работу властям дальневосточных субъектов. Но это вовсе не означает, что государство не создаст новые инструменты и что Госпрограмма не будет обновлена снова», – заявил корреспонденту EastRussia заместитель Председателя Правительства РФ, полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. По его словам, самое важное, что срок реализации обновленной Госпрограммы увеличен до 2025 года. «Хоть ряд новых предприятий на Дальнем Востоке сегодня уже и создан, но для создания многих из них потребуется еще значительное количество времени. Увеличение срока реализации Госпрограммы важно еще и потому, что при переговорах с теми или иными инвесторами, которые хотят воспользоваться господдержкой в рамках реализации своих инвестпроектов на Дальнем Востоке, в случае предоставления такой поддержки государство берет на себя бюджетные обязательства, предусматривающие их выполнение только в будущем – к примеру, в 2018-м или 2019-м годах. То есть, благодаря увеличению срока Госпрограммы, у государства появилась возможность брать на себя обязательства, выполнить которые ничто не будет препятствовать», – подчеркнул Трутнев.

В преддверии ВЭФ обозреватель EastRussia внимательно изучил данный документ. Уже первые цифры свидетельствуют о том, что Минвостокразвития не откажешь в смелости. Судя по обновленной редакции госпрограммы, команда Александра Галушки берет на себя повышенные обязательства в деле ускоренного развития Дальнего Востока. Главные из них: создание 103,3 тыс. новых рабочих мест (в том числе 16,42 тыс. – высокопроизводительных) и рост численности населения Дальнего Востока и Байкальского региона до 11,2 млн. человек к 2025 году. Госпрограмма также закрепляет выделение по 46,6 млрд рублей бюджетных ассигнований ежегодно. В итоге реализация всех мероприятий обойдется государству до 2025 года более чем в 460 млрд рублей.


Пять подпрограмм и три ФЦП

Структурно новая Госпрограмма состоит из пяти подпрограмм и трех ФЦП. Подпрограммы нацелены на создание условий для опережающего социально-экономического развития ДФО, поддержку инвестпроектов, повышение инвестиционной привлекательности Дальнего Востока и сбалансированное территориальное развитие. Примечательно, что целей у Госпрограммы всего две, но зато каких! Первая – «повышение уровня социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона», вторая – «обеспечение потребности в трудовых ресурсах и закрепление населения на Дальнем Востоке».

Посмотрим внимательнее на подпрограммы – по всем из них, кроме одной, исполнителем стоит именно Минвостокразвития. Самая главная и дорогая подпрограмма прописывает создание сети территорий опережающего развития (ТОР) и развитие свободных портов. При этом кратного тиражирования площадок ТОР не планируется – к 2025 году их будет 21 (сейчас уже создано 13), с объемом только частных инвестиций свыше 1,5 трлн рублей (сейчас заявлено чуть более 0,5 трлн инвестиций). Но зато именно в ТОРах появится львиная доля из запланированных новых рабочих мест (74,8 тыс., в том числе 12,45 тыс. – высокопроизводительных).

Определяющую роль этой подпрограммы трудно переоценить – именно за счет резидентов ТОР и СПВ на Дальнем Востоке должен кратно вырасти и объем привлеченных инвестиций. И это первая благая цель, достигнуть которую будет нелегко: с 2011 года объемы инвестиций в основной капитал в ДФО неизменно сокращаются. По сути, эта программа прописывает формат новой индустриализации ДФО – так как именно в ТОР должен появится «комплекс производств, в том числе экспортно-ориентированных и использующих современные конкурентоспособные технологии».

Государство заявляет, что будет вкладываться преимущественно в инфраструктуру. На создание объектов транспортной, энергетической, коммунальной, инженерной, социальной и иной инфраструктуры, необходимой для работы ТОР и свободных портов, – будет выделено суммарно более 183 млрд рублей, из них 6,1 млрд – уже в текущем году. До 2025 года по этой подпрограмме Минвостокразвития собирается тратить примерно по 20-22 млрд рублей в год. Пик финансирования – 22,9 млрд рублей – запланирован на 2025 год. Видимо, для страховки. Кстати, соисполнителем по этой подпрограмме, что явно не случайно, заявлен Росморречпорт. Портовые зоны – это основа Свободного порта Владивосток, кроме того, портовая площадка есть в ТОР «Камчатка». Кроме вложений в инфраструктуру, власти будут помогать резидентам с трудовыми ресурсами.

Еще 14,5 млрд рублей до 2025 года планируется вложить в мероприятия по сбалансированному территориальному развитию, а также в реализацию ФЦП «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» (это направление можно назвать законотворческим). А на подпрограмму «Повышение инвестиционной привлекательности Дальнего Востока» – потратить всего 7 млрд рублей. Средства – примерно по 600-800 млн рублей в год – пойдут на «создание системы, нацеленной на привлечение инвестиций на Дальний Восток», «привлечение резидентов ТОР, прямых инвестиций», «комплексное решение вопросов развития человеческого капитала», «обеспечение роста делового интереса инвесторов, в том числе иностранных, к реализации проектов на Дальнем Востоке» и «обеспечения положительной миграционной динамики за счет дополнительного притока и закрепления населения на Дальнем Востоке». Ключевым актором этой подпрограммы должно стать Агентство по развитию человеческого капитала, которое должно будет обеспечивать создаваемые рабочие места трудовыми ресурсами не менее чем на 90% от потребностей.

На поддержку инвестпроектов заявлено более 178 млрд рублей, причем около 10 млрд – уже в текущем году. И это вторая по дороговизне подпрограмма. Таких проектов суммарно к 2025 году должно набраться 55, с накопленным объемом инвестиций в 1,1 трлн рублей (без учета бюджетных вложений). А в целом же объем инвестиций, освоенных в инвестиционных проектах, к 2025 году должен превысить 1,7 трлн рублей.

Пик бюджетной щедрости по этому направлению придется на опять же на последний год реализации Госпрограммы. Но в целом по этому направления ежегодно будет выделятся примерно по 20 млрд рублей. В итоге за счет формирования конкурентоспособных на внешнем и внутреннем рынках производств должно быть создано 25 тыс. новых рабочих мест (в том числе 3,8 тыс. – высокопроизводительных). Интересно, что из общего числа проектов за Фондом развития Дальнего Востока закрепляется всего 10 (пока что ФРДВ включился всего в два проекта), что весьма странно, учитывая планы по его докапитализации.


Байкальский без денег

Интересно, что в Госпрограмму включена отдельная подпрограмма поддержки инвестропроектов в Байкальском регионе. И ее исполнителем прописано не Минвостокразвития, а Минэкономразвития. Это единственное направление, которым дальневосточное ведомство поделилось с коллегами по правительству – причем полностью, даже без статуса «соисполнителя». Пикантность ситуации придает и тот факт, что данная подпрограмма прописывает создание в Байкальском регионе всего лишь 2,63 тыс. новых рабочих мест (и это не шутка), и реализацию всего трех инвестпроектов. «Формирование конкурентоспособных на внешнем и внутреннем рынках производственных комплексов в различных отраслях экономики», а также «превышение доли инвестиций в основные фонды в ВРП по Байкальскому региону над средней долей по РФ» должно, судя по всему, произойти само собой, поскольку бюджетные средств на реализацию подпрограммы не предусмотрены.

И это при том, что в Госпрограмме прописано: развитие Дальнего Востока «невозможно без успешного решения задач по экономическому и социальному развитию прилегающего к нему Байкальского региона, который обеспечивает транспортные связи и ресурсную базу реализации перспективных проектов, ориентированных на рынки стран АТР». В связи с чем ДФО и Байкальский регион стоит рассматривать как единый макрорегион, хотя «инструменты и механизмы их развития могут существенно различаться».

Неудивительно, что портал Chita.ru сделал логичный вывод – Байкальский регион остался лишь в названии Госпрограммы. «Мы и раньше присутствовали там поверхностно, практически как статисты в названии. Но теперь все ясно. Что это будет значить для края? Ответ закономерный: ничего хорошего. Отсутствие финансирования – вот и все», – заявил изданию министр финансов Забайкальского края с января 2013 по июль 2016 года Андрей Кефер.

Что касается включенных в Госпрограмму ФЦП, то они достались ей, можно сказать, в наследство. Так, ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» закончится в 2017 году. Это – «старая» программа, реализуемая с 2014 года. По ней в основном проходят средства на развитие транспортной и энергетической инфраструктуры, необходимой «для обеспечения ускоренного развития макрорегиона». Она идет в помощь подпрограммы по поддержке инвестпроектов.

Стоимость ФЦП до 2017 года включительно превышает 161 млрд рублей, из которых более 93 млрд составляют средства федерального бюджета. У этой программы самый приземленные индикаторы — рост протяженности автомобильных дорог (на 763,3 км) и мощности портов (на 2,21 млн тонн), реконструкция 17 аэропортов, строительство четырех разъездов на БАМе и т.д.

Еще одна такая же «приземленная» ФЦП прописывает развитие Курильских островов. Предыдущая версия финишировала еще в прошлом году; но с этого года ее заменила аналогичная программа, рассчитанная до 2025 года. Объем финансирования – 68,9 млрд рублей, из которых 27,8 млрд приходится на федеральный бюджет. Планируется, что численность постоянного населения Курильских островов к 2025 году вырастет до 24,3 тыс. человек (с нынешних 19 тыс.), объем отгрузки продукции рыбоперерабатывающих производств составит 8,1 млрд рублей (с 6 млрд в текущем году), а объем инвестиций в основной капитал – 5,9 млрд рублей (с 3,4 млрд в текущем году).


Целевые индикаторы

Главные индикаторы, по которым Минвостокразвития будет оценивать успешность проводимой работы, это индекс физического объема ВРП, рост объемов инвестиций и численности постоянного населения, а также поступление налогов, сборов и иных обязательных платежей в консолидированный бюджет РФ с территорий Дальнего Востока и Байкальского региона.

Что самое главное, по всем этим индикаторам проставлены конкретные цифры – за базу взяты данные 2012 года. Не самого, кстати, успешного. Обратите внимание на рост индекса инвестиций — его превышение над уровнем 2012 года начнется только с 2018 года. Хотя в этом году, по словам Александра Галушки, рост инвестиций на Дальнем Востоке должен составить 10%.


2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 2023 2024 2025
Индекс физического объема ВРП, % 103,5 105,6 107,7 109,8 113,1 116,5 121,2 126 132,3 138,9
Индекс физического объема инвестиций в основной капитал, % 90,5 98,8 107,9 109,9 113 114,5 117,4 121,8 128,1 132,2
Численность постоянного населения, млн человек (Дальний Восток и Байкальский регион) 10,7 10,7 10,8 10,8 10,9 10,9 11 11 11,1 11,2
Поступления в бюджет РФ, млрд рублей 965,2 1062 1168 1285 1414 1554 1710 1880 2069 2276

Интересно, что в Госпрограмме все указанные индикаторы поданы и в региональном разрезе, в том числе и по трем обделенным финансированием субъектам из Байкальского региона (кроме Забайкальского края, в него включены Иркутская область и Республика Бурятия). К примеру, индекс объема ВРП к 2025 году на Чукотке должен составить 150,2%, в Приморье — 147,8%, а в ЕАО — 147,2%. А индекс физического объема инвестиций в основной капитал (в сопоставимых ценах, накопленным итогом к уровню 2012 года) в 2025 году на Сахалине будет рекордным — 200,6%, в Магаданской области – 160,6%. При этом на Чукотке этот же показатель будет равен 65,2%. Учитывая, что цели Госпрограммы отнесены в «предметам совместного ведения» РФ и регионов Дальнего Востока, а достижение этих целей «обеспечивается реализацией государственных программ субъектов макрорегиона», в документе, по сути, прописаны целевые ориентиры для каждого из губернаторов. Говоря совсем упрощенно, главы регионов — важные акторы реализации Госпрограммы (например, от них зависят объемы софинансирования федеральных программ, а также скорость выделения площадок под ТОР).

Что касается численности постоянного населения, то озвученная цифра в 11,2 млн человек, на самом деле, относится к тому самому Дальневосточно-Байкальскому макрорегиону. Конкретно в ДФО особого роста не запланировано – в 2025 году здесь должно проживать почти 6,5 млн человек (остальные 4,7 млн – это жители Байкальского региона). Сейчас на Дальнем Востоке – чуть более 6,2 млн населения, цель Госпрограммы, совершенно очевидно, закрепить тех, кто остался. Это логично и реализуемо, как и небольшой прирост, возможный в том числе за счет создания тех самых 100 тыс. новых рабочих мест. К концу действия Госпрограммы за 1 млн должно перевалить количество населения Якутии (которая прирастает), а за 2 млн — Приморского края (который пока что сильнее всех в ДФО страдает от убыли – как миграционной, так и естественной).


Придется поработать

Примечательно, что незадолго до утверждения новой редакции Госпрограммы правительство РФ озвучило итоги выполнения федеральных программ в 2015 году. Минвостокразвития получило низкую оценку — 64,6% (к примеру, у лучшей из региональных программ — по развитию СКФО — этот же показатель составил 89,5%). По данным, приведенным в сводном отчете правительства РФ, плановые значения показателей (индикаторов) Госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» «в большей части не были достигнуты». «В качестве причин недостижения ряда показателей ответственные исполнители «территориальных» государственных программ, включенных в направление Перечня «Сбалансированное региональное развитие», указывают снижение объема обрабатывающих производств, удорожание импортируемых инвестиционных товаров, экономическую неуверенность инвесторов, ухудшение ряда макроэкономических показателей в 2015 году (например, ВВП), ухудшение темпов роста российской экономики, кризисные явления».

В том же отчете утверждается, что план реализации и детальный план-график реализации Госпрограммы вообще не был составлен, в связи с чем «оценка исполнения контрольных событий соответствующих государственных программ по методике Минэкономразвития России не проводилась». При этом кассовое исполнение расходов федерального бюджета по дальневосточной госпрограмме составило 97%, но Минвостокразвития как исполнитель получило оценку ниже среднего, или 50%. Однако это лучший показатель, у Минкавказа, к примеру, он 37,5%, а у МЭР как исполнителя программы по развитию Калининградской области — и вовсе 25%.

Как бы там ни было, теперь у дальневосточного министерства — новая госпрограмма, которую Юрий Трутнев уже окрестил «проектом развития Дальнего Востока». «У нас были вопросы, касающиеся "проектного офиса" правительства. Нас спрашивали, какой проект для него мы можем выделить. Мы можем выделить проект под названием "Развитие Дальнего Востока". Он сверстан по проектному принципу, как проект должен работать, так мы его и собрали. Можем назвать и показатели на следующие годы, назвать, за счет чего они будут достигаться. Все это прорисовано и по количеству новых рабочих мест, по привлеченным инвестициям, новым предприятиям. Эта штука сверстана как проект», – заявил Трутнев в интервью ТАСС. По его мнению, «мы еще не окончательно использовали потенциал институтов, которые созданы для развития Дальнего Востока. На сегодняшний день ряд институтов только начинают вникать в проблемы. Мы будем добиваться того, чтобы они тоже работали. Но Фонд развития Дальнего Востока работает, Корпорация развития Дальнего Востока работает. Агентство привлечения инвестиций и Агентство развития человеческого капитала находятся в стартовом состоянии. Надо добиться, чтобы они тоже были полезны. В целом, как система у нас все создано».

Самое же главное, что в Госпрограмме окончательно закреплена направляющая и координирующая роль Минвостокразвития в процессах опережающего развития Дальнего Востока. Но в то же время отмечено, что «задача ускоренного социально-экономического развития Дальнего Востока носит комплексный характер и может быть решена только на основе взаимоувязки во времени и пространстве мероприятий, реализуемых различными федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов РФ, расположенных на территории макрорегиона, а также крупнейшими компаниями». «Требуется консолидировать имеющиеся ресурсы в рамках модели сосредоточенного развития, реализуя проекты с максимальной отдачей». За успех этой консолидации и будет отвечать Минвостокразвития.