Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Проиндийская политика

Татьяна Шаумян: «На индийцев давить бесполезно»

Проиндийская политика

25 января начался официальный визит Барака Обамы в Индию. Руководитель Центра индийских исследований Института востоковедения РАН Татьяна Шаумян в преддверии этого события рассказала в интервью EastRussia.ru о том, почему политика Индии всегда будет проиндийской.

- Татьяна Львовна, сегодня мы являемся свидетелями восточного разворота России. Важной вехой в нем стал приезд в декабре 2014 года Владимира Путина в Дели. Не секрет, что визит проходил в довольно сложное для России время. Тем не менее, это не помешало подписанию целого пакета соглашений. Прорывной оказалась и официальная позиция Индии, явно осуждающая санкционное давление на Россию. Как Вам кажется, чем в большей степени продиктована подобная принципиальность?

- Я бы назвала сразу несколько причин. Во-первых, у Индии и России уже есть сложившиеся экономические отношения: например, в энергетике, металлургии, космических технологиях. Новые возможности появляются сегодня в медицине, фармацевтике, в сферах IT и телекоммуникаций, в рамках совместного освоения Арктики.

Во-вторых, важную роль играют наши связи в военной области. Поставками вооружений из России Индия, чтобы ни было, дорожит.

Пожалуй, свою роль играет еще и традиционное желание Индии демонстрировать независимость своей внешней политики вкупе с лидерским потенциалом. В этом контексте мне припоминается один случай. Как-то у Индиры Ганди спросили: «Скажите, Вы придерживаетесь просоветской, прокитайской или проамериканской политики?». Она тогда ответила, что придерживается проиндийской политики. Преемственность этой позиции сохраняется и в наше время.

Есть у Индии и неоднозначные моменты в определении ряда территорий.

- Вы имеете ввиду Кашмир?

- Не только Кашмир, но и штаты Гоа и Сикким. Поэтому руководство Индии заняло довольно осторожную, где-то даже доброжелательную, позицию относительно того же Крымского референдума.

Не следует забывать также, что Дели прекрасно знает, что такое санкции, и считает эту политику бесперспективной. Еще относительно недавно в 1998 году после успешных ядерных испытаний Индия оказалась под мощнейшим давлением. Кстати, в 2001 году все санкции были отменены. На тот момент это было выгодно Соединенным Штатам, ведь Дели готов был поддержать американцев в кампании по борьбе с терроризмом, что, собственно, и было сделано впоследствии.

- Реакция Госдепа США на результаты визита Президента России в Индию оказалась негативной, что в общем-то было предсказуемо. «Мы видели сообщения о том, что индийские компании подписали контракты с российскими компаниями. Мы продолжаем призывать все страны не вести дела с Россией как обычно», - заявила на брифинге официальный представитель Госдепа Дженнифер Псаки. На Ваш взгляд, какие последствия сближения России и Индии могут беспокоить США более всего?

- Понимаете, в принципе любое сближение крупнейшего по территории государства мира и второй по потенциалу и численности в АТР страны логично вызывают настороженность у целого ряда мировых игроков. И не только у США.

Что касается беспокойства США... Американцы в большей степени озабочены открывающимися перспективами российско-индийского сотрудничества в тех сферах, где они пытаются выступать прямым конкурентом России в Индии: это, конечно, энергетика и военное сотрудничество.

- Тогда как Вы в целом оцениваете сегодняшний уровень индо-американских отношений?

- Здесь не стоит обманываться. Сами американцы нередко любят говорить о том, что в мире есть две крупнейшие демократии: США и… Индия. Только представьте, численность индийского электората сегодня более 700 млн человек! С учетом только этого факта, индо-американские отношения всегда были, есть и, конечно, будут. Интенсивность двухсторонних контактов будет оставаться высокой.

Кроме того, в США проживает значительная индийская диаспора, численность которой достигает 2-х млн человек. Многие ее представители далеко не простые рабочие. Это индийцы, работающие в крупнейших научных центрах Америки, в той же Силиконовой долине. Помимо ученых и программистов в США довольно много высококвалифицированных адвокатов и врачей индийского происхождения. Все эти люди интегрированы в экономическую жизнь Америки, но одновременно они поддерживают тесные отношения со своей бывшей Родиной. Их тоже нельзя недооценивать, и их интересы должны учитываться.

Надо сказать, что сам факт избрания Премьер-министром Индии Нарендра Моди для американцев оказался, скажем так, деликатной ситуацией. Поясню. В 2002 году в штате Гуджарат произошли серьезные столкновения между представителями двух религиозных общин - между индуистами и мусульманами. В результате погибло более 2 тыс. мусульман. Американцы тогда обвинили Нарендру Моди как главного министра штата в том, что он сознательно не сделал ничего для предотвращения этих убийств, известных сейчас как Гуджаратский погром. Представьте себе, если мы уж говорим о санкциях, то США тогда лишили Моди американской визы. Вот отсюда и деликатность ситуации: человек, которого США лишили визы, занял высший пост в стране. Но американцы это все преодолели. Захотели и преодолели. 26 мая 2014 года Нарендра Моди вступил в должность, а уже в сентябре был в США. Надо сказать, что Обама оказал ему особый прием, который больше походил на процедуру восстановления отношений.

- Ясно. А какие задачи сейчас ставят перед собой США и Индия в развитии двухсторонних отношений?

- Очень многое делается в экономической плоскости. Так, в области увеличения товарооборота поставлены крайне амбициозные задачи. Сейчас он составляет $70 млрд в год, но довести его планируют до $500 млрд в год.

Далее. По объемам потребляемой энергии Индия сегодня занимает шестую позицию в мире. Американцы готовы инвестировать в развитие возобновляемых источников энергии на территории Индостана с тем, чтобы снизить зависимость Дели от импорта энергоресурсов. Насколько мне известно, уже сейчас идут серьезные совместные разработки индийских и американских специалистов по проблемам изменения климата. Конечно, есть юридические ограничители, которые сдерживают сотрудничество, в том числе проблемы интеллектуальной собственности. Но обе стороны ведут активную работу по упорядочению всех этих регуляторов.

- Есть ли какие-то точки соприкосновения для Дели и Вашингтона в области геополитики?

- Да. Общая проблема – это усиление Китая. Они стремятся не допустить разбалансировки сил в регионе. Об этом открыто пишет и индийская, и американская пресса.

Ну, и наконец, давайте не будем забывать Афганистан. Я думаю, США крайне заинтересованы в том, чтобы Индия принимала участие в его будущем. Мы не можем предугадать, что будет в Афганистане через два месяца, а индийцы крайне заинтересованы в стабильности там. В случае возвращения талибов, что очень вероятно после ухода американцев, обострение обстановки в первую очередь ударит по Пакистану и Индии.

- Вы упомянули о важности сдерживания Китая. Действительно, политика США в АТР сегодня строится на формировании своеобразной антикитайской коалиции, в которую входят, в частности, Япония, Южная Корея, Австралия. Возможно ли подключение Индии к этому военно-политическому проекту?

- Нет. Индийцы в принципе не участвуют в таких проектах. Индия не будет присоединятся к каким-то военным союзам и коалициям. У индийцев есть своя концепция внешней политики, которая, кстати, вообще не предполагает наличия каких-либо военных баз на территории других государств.

И главное - антикитайский военно-политический проект индийцам не нужен. Они заинтересованы в решении своих внутренних проблем, с тем чтобы иметь возможность экономически сдерживать Китай, сильно не отставать от него. В этом направлении они готовы вести диалог с американцами.

Посмотрите на риторику Нарендры Моди последнего времени. Он прекрасно понимает, что Индия – сильная страна, но у нее есть серьезная внутренняя проблема. До сих пор около 30% населения живут за чертой бедности. Вот на решении этой проблемы сейчас страна и сосредотачивается.

Главный лозунг сегодня – Make in India. Политика «Make in India» направлена на расширение производства и производственной базы страны. Индия нуждается во внешних рынках сбыта, и это важный момент для сближения Индии и Соединенных Штатов. Равно как и с другими странами.

- В Индии все готово к визиту Барака Обамы. Официально он прилетает для того, чтобы принять участие в торжествах по случаю Дня независимости. Реально ли для США как-то повлиять на позицию Нарендра Моди, взятый им курс, на более тесное взаимодействие с Россией?

- Вряд ли мы можем говорить о том, что Индия в ущерб своих взаимоотношений с Россией будет развивать взаимоотношения с США. Индия не понимает и не воспринимает, когда на нее пытаются оказывать давление. Да, можно сказать, что на индийцев давить бесполезно. Они объективно понимают роль своей страны в мировой политике. А Индия сегодня готова к серьезному прорыву, и с этим следует считаться.

Редакция EastRussia благодарит Сектор восточных философий Института философии РАН и лично Степанянц М.Т. за содействие в организации интервью.