Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Репрессирован посмертно

Где искать следы первого памятника адмиралу Завойко — на отвалах истории, в Японии или под ногами Лазо?

Один из пионеров освоения Тихоокеанского побережья. Первый военный губернатор Камчатки. Командир Петропавловского порта. Единственный командующий Российской империи, сумевший в XIX веке выиграть сразу два сражения на восточных рубежах. Человек, благодаря которому Дальний Восток вообще остался российским. Все это — адмирал Василий Завойко. Не удивительно, что в 2014 году в Петропавловске-Камчатском открыли величественный монумент герою. Но более века назад Завойко уже был установлен памятник в другом дальневосточном городе — Владивостоке. Почему же теперь на этом месте стоит чугунный Сергей Лазо, а демонтированная статуя адмирала живет в городских легендах? Разбиралась корреспондент EastRussia.

Репрессирован посмертно
Фото: Фотооткрытка. Памятник адмиралу Василию Завойко во Владивостоке / vladmama.ru
ПОДАРОК КРЕСТНОМУ
Во Владивостоке Завойко никогда не бывал. Однако именно в столице Приморья в начале прошлого века решили увековечить память прославленного адмирала. Ведь город обязан ему самим фактом своего существования. Согласно устному преданию, генерал-губернатор Восточной Сибири граф Николай Муравьев-Амурский искал удобную гавань. Он намеревался основать морской порт, который со временем станет главным форпостом Российской империи на Тихом океане. Граф выбрал Николаевск и поделился своими планами с Завойко. Адмирал посоветовал ему не торопиться и обратить внимание на южные гавани. Бухта Золотой Рог в разговоре не упоминалась, но свою роль в появлении будущей столицы Приморья Завойко сыграл. И теперь адмирала по праву считают «крестным отцом» города.

Вскоре после смерти Завойко во Владивостоке был организован комитет по увековечиванию его памяти. Решено было установить памятник адмиралу в самом центре Владивостока, на улице Светланской. 21 мая 1901 года, в день 170-летия Охотской флотилии, которой командовал Завойко, состоялась торжественная церемония закладки монумента. А вечером в Морском собрании выступил начальник штаба Владивостокской крепости полковник Громов: «Этот памятник, для которого выбрано лучшее место в городе, будет напоминать каждому гражданину, каждому солдату владивостокского гарнизона, что русские никогда не складывают оружия перед противником, как бы последний ни был силен и ни превосходил силами».

Деньги на отливку памятника собирали по подписке, со всей России. Одним из первых жертвователей стал император Николай II. Когда набралась достаточная сумма, к работе приступил известный столичный скульптор Илья Гинцбург — создатель памятников Менделееву и Стасову в Санкт-Петербурге, памятника Гоголю в селе Сорочинцы.

В 1904 году Гинцбург отлил статую Завойко из темной бронзы. Еще четыре года ушло на то, чтобы доставить ее во Владивосток. Осталось спроектировать постамент. За эту задачу взялся местный инженер Микулин. Он решил, что адмирал в полной парадной форме будет стоять на высоком постаменте в виде капитанского мостика.

Открытие монумента приурочили к 10-летию кончины Завойко и к 50-летию подписания Айгунского договора, по которому Приморье и Приамурье вошли в состав Российской империи. Торжественная церемония состоялась 18 мая 1908 года. А вскоре вокруг монумента был разбит живописный сквер, который горожане прозвали «садом Завойко». Сохранилось немало дореволюционных открыток, где можно рассмотреть и сам памятник, и красивые особняки на заднем фоне, на месте которых сейчас построен театр им. Горького.


ДО ОСНОВАНЬЯ, А ЗАТЕМ...
Осенью 1922 года во Владивосток вошли войска буферной Дальневосточной Республики. В Приморье была установлена советская власть. Взгляд революционных солдат и матросов оскорбляла фигура царского адмирала в самом центре города. Кто такой Завойко, что он сделал для Дальнего Востока, полуграмотные большевики просто не знали. В 1923 году памятник решили разрушить, до основанья.

Бронзовую фигуру Завойко попытались сбросить с постамента. Но адмирал стоял неколебимо, как во времена Петропавловской обороны. И тогда статуе адмирала просто оторвали голову. А обезглавленный силуэт спрятали под деревянным коробом. Весной его обтянули кумачовой тканью, и повесили идеологически правильный плакат — с пролетарием, бьющим молотом по наковальне. А у подножия монумента теперь красовалась надпись: «Здесь будет заложен памятник исторической борьбы рабочих за советское Приморье».

В таком изуродованном виде памятник простоял до 1929 года. В мае Владивостокский горсовет на выездном заседании (протокол № 23 от 26.06.1929 г.) постановил демонтировать обезглавленную бронзовую статую и отправить ее на переплавку «как не представляющую исторической и художественной ценности». В Стране Советов началась индустриализация, цветной металл стал стратегическим сырьем. На переплавку решили отправить и бронзовые памятные доски, опоясывавшие постамент.

На этом документальная часть истории памятника Завойко заканчивается. И начинается вторая — апокрифическая. Ни единого документа, подтверждающего, что статуя адмирала действительно была переплавлена, не сохранилось. А значит, открылось широкое поле для домыслов о ее дальнейшей судьбе.


ОТКУДА НОГИ РАСТУТ
Приморцы категорически отказываются верить, что памятник крестному отцу Владивостока постигла столь банальная судьба. Согласно одному из городских мифов, часть статуи Завойко уничтожить все-таки не удалось. Бывший врач «Скорой помощи» Иван Воробьев оставил воспоминания, в которых уверял, что лично был свидетелем сноса памятника. Мол, ранним утром к саду Завойко подъехали пятеро китайцев на подводах, набросили на бронзовую фигуру адмирала веревки и начали ее раскачивать. На вопросы возмущенных прохожих, кто отдал им такой приказ, отвечали, что указание дал «хороший начальник» и показывали рукой на Губисполком.

Статуя долго не поддавалась, но потом все же «грохнулась о землю, как пустая бочка», вспоминал Воробьев. «Мы подошли поближе и увидели, что статуя пустотелая, ноги обломались и остались стоять на пьедестале. Из них торчали согнутые штыри толщиною не более 40-45 мм». Китайцы погрузили памятник на телегу, а когда их спросили, куда они его повезут, ответили — «Туда, на Дяльзавод, на покой. Подвода покатилась по улице, толпа шла следом, впереди бежали мальчишки. Чем-то эта процессия напоминала похоронную».

После такого варварского демонтажа монумент стал выглядеть пугающе: на высоком постаменте стояли обрубки ног с торчащими из них штырями. Тогда Губисполком отдал Дальзаводу распоряжение привести памятник в пристойный вид. Бывший инженер завода Виктор Рыбкин описывал дальнейшие события так: «Рабочие штыри спилили, но ноги убирать не стали, слишком много работы. Их надо было выбивать, но тогда испортили бы пьедестал. Решили сделать деревянную тумбу в виде гроба, а из жести вырезали звезду. Закрепили тумбу, покрасили. Постояли, поклонились со словами: «Мир праху твоему, Завойко! Мы тебя никогда не забудем!». А ночью кто-то поставил поллитровку перед звездой».

Рыбкин вспоминал: через несколько дней в газете «Красное знамя» появилась карикатура на эту бутылку водки с саркастическими стихами, высмеивавшими этот жест. Но эффект оказался обратным: приморцы потянулись к постаменту со спиртным и закуской. Желающих помянуть и самого героя Камчатки, и его памятник оказалась так много, что милиции приходилось отлавливать их пачками.

Дальше городской миф снова пересекается с историей. 12 августа 1945 года на старом постаменте установили новый памятник – командиру красных партизан Сергею Лазо. То, что герой революции воевал исключительно на суше, а теперь оказался на капитанском мостике, никого не смутило. На дорогом гранитном постаменте просто отчеканили новые слова, сказанные Лазо в школе прапорщиков на острове Русский. Денег на бронзовую статую не было, поэтому фигуру героя революции отлили из чугуна.

Городские легенды гласят, что ноги статуи Лазо просто приварили к обрубкам ног Завойко. Десятки приморцев уверяли, что лично видели, как красного партизана «обували» в ботинки адмирала.


РУССКИЙ АДМИРАЛ В ЯПОНИИ
Еще одна городская легенда описывает «посмертную» судьбу самой статуи Завойко. Виктор Картавый, много лет проработавший на Дальзаводе электриком, рассказывал: он лично видел, как китайцы на двух подводах привезли огромный памятник адмиралу. Действительно, без ног. Сбросили его на кучу металлолома и уехали. Работавшие на заводе герои Порт-Артура возмутились: как же, нельзя так поступать с прославленным адмиралом. Один из них, электрик Попов, предложил убрать статую в сторону и накрыть брезентом, чтобы никто ее не распилил. Так рабочие и поступили. А в конце лета в порт Владивостока пришел японский пароход «Хозан-мару» с грузом соли, которую обменивали на металлолом. Он забрал и статую Завойко.

Согласно легенде, японцы тоже не пустили статую на переплавку. А приделали к ней ноги и голову, и установили на постамент в городе Кобэ. Об этом рассказывали многие капитаны, видевшие восстановленный памятник. Одним из свидетелей была Анна Щетинкина — первая в стране женщина-капитан дальнего плавания.

Этот миф оказался настолько живучим, что летом 1978 года члены краевого отделения Российского географического общества (РГО) написали письмо японскому консулу. Они попросили вернуть статую Завойко на родину для передачи в краеведческий музей им. В.К. Арсеньева. Виктор Полоухин, один из членов РГО, вспоминал, как тогдашний председатель краевого отделения РГО Борис Сушков осенью 1978 года пригласил всех послушать ответ из Японии: «Мы услышали, что японцы не согласны возвращать памятник адмиралу. Мысль письма была такова, что в России уничтожается все: памятники, могилы, а это не совсем правильно. Японцы же сохранили могилы русских моряков и солдат, погибших в боях 1904-1905 годов, они сохранили память о тех ГУЛАГовцах, что погибли в море и были выброшены на японский берег».

Через 30 лет была предпринята еще одна попытка вернуть статую. В 2009 году Борис Хаванов, ученый секретарь краевого отделения РГО, вновь обратился в консульство Японии во Владивостоке с официальным запросом — подтвердить или опровергнуть информацию о том, что статуя Завойко находится в городе Кобэ. Японцы ответили, что в Кобэ памятника адмиралу нет. После чего многие приморцы пришли к выводу: статуя все же в Японии, но искать ее нужно в каком-нибудь другом прибрежном японском городе.

Уже два десятка лет во Владивостоке продолжаются жаркие споры, кто более ценен для истории — Завойко или Лазо? Нужно ли восстановить памятник адмиралу на прежнем месте, или же оставить там командира красных партизан? Сторонники сноса статуи Лазо свято верят в еще одну городскую легенду — что в Санкт-Петербурге чудесным образом нашлась гипсовая модель, по которой был отлит памятник Завойко. А значит, историческая справедливость когда-нибудь восторжествует, и герой Дальнего Востока вернется на свой постамент в точности таким, как век назад.