Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Россия-Япония: 2+2=?

Как две страны готовятся к встрече лидеров в апреле

Первый месяц весны в российско-японских отношениях ознаменовался рядом дипломатических встреч, явившихся результатом договорённости президента России Владимира Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ на саммите в декабре прошлого года в Стране восходящего солнца. Все они были проведены в Токио.

Россия-Япония: 2+2=?
Фото: shutterstock.com
18 марта на уровне замминистров иностранных дел обсуждались перспективы совместной хозяйственной деятельности на четырех южных Курильских островах. На них претендует Япония, называя их своими «северными территориями». 20 марта состоялась встреча в формате «2+2» с участием министров иностранных дел и обороны. На встрече дискутировались проблемы международной безопасности и были намечены мероприятия в сфере военного сотрудничества. Заключительным аккордом  явился проведённый  30 марта  «стратегический диалог» между первыми заместителями глав внешнеполитических ведомств. В ходе него были затронуты  практически все сферы сотрудничества между Россией и Японией.  Тройка мероприятий не решила ключевых проблем в отношениях двух стран, но стала прелюдией к очередной встрече их лидеров,  намеченной в России на 27-28 апреля.


Возрожденный формат


Среди трех событий наибольший интерес как в России, так и в Японии вызвали, пожалуй, переговоры в формате «2+2». На них помимо обсуждения ситуации  в сфере безопасности в Азиатско-Тихоокеанском и других регионах мира стороны обменялись  предложениями о совместной хозяйственной деятельности на южных Курилах, о которой руководители двух стран договорились на декабрьском  саммите в Японии.

Давая оценки прошедшим переговорам, японские СМИ указывают на то, что  их возобновление спустя три с лишним года означает улучшение в двусторонних связях между Россией и Японией, которые в течение долгого времени осложнены территориальным спором вокруг четырех островов к Северу от острова Хоккайдо. А сами переговоры, по заявлению министра иностранных дел Японии Фумио Кисиды, должны содействовать ускорению прогресса в указанном споре, который не дает возможности подписать мирный договор между двумя странами, чтобы официально подвести черту под  Второй мировой войной.

Кроме того, японские эксперты подчеркивают тот факт, что формат «2+2» был возрожден по инициативе России во время прошлогоднего рандеву Путина и Абэ. По мнению указанных экспертов, в этом проявилось желание Москвы улучшить связи с Токио с целью сбалансировать ее усиливающееся соскальзывание в статус изгоя в мировом сообществе после  «аннексии» Россией Крыма в 2014 году. Они полагают, что для России проведение диалога по безопасности односторонне выгодно, поскольку  может служить доказательством отсутствия единства стран Запада в проведении их жестокого курса против России.

Японская пресса также акцентируют внимание на том, что встреча в рамках указанного формата сделала Японию первой страной из Группы Семи (G-7), которая стала осуществлять  подобные переговоры с Россией после того, как Россия «реквизировала» Крымский полуостров. Однако, чтобы ни у кого не возникало сомнений и критики по поводу действий Токио,  официальный   представитель МИД Японии, как бы оправдываясь,  сказал на пресс-конференции после встречи «2+2», что страна «ценит верховенство закона и не потерпит никаких попыток Москвы силой изменить статус-кво».


Взаимные озабоченности

Вместе с тем, по мнению крупнейшей японской газеты «Йомиури симбун», в условиях напряжённой ситуации в области безопасности в Восточной Азии Япония и Россия должны искать сотрудничество в тех сферах, где их интересы совпадают. Особые риски в этом отношении связаны с положением на Корейском полуострове и, прежде всего, с наращиванием ракетно-ядерного потенциала КНДР, что идет  вразрез с резолюциями Совета Безопасности ООН. Российская и японская стороны согласились в том, что Пхеньян должен выполнять все резолюции СБ ООН на этот счет.

Однако среди японских аналитиков было высказано неудовольствие по поводу высказывания Сергея Лаврова о том, что  санкции должны рассматриваться не как инструмент наказания КНДР, а как стимул для того, чтобы вернуть ситуацию в политико-переговорное русло. Токио, который считает ракетно-ядерную угрозу со стороны Северной Кореи самым большим вызовом безопасности Японии, со своей стороны, рассматривает указанные санкции лишь как инструмент давления на северокорейский режим с целью принудить его в одностороннем порядке отказаться от совершенствования своих ракетно-ядерных технологий. Вместе с тем, японские эксперты полагают, что для сдерживания Пхеньяна необходим обмен информацией и предложениями о совместных  действиях между Москвой и Токио.

В ходе переговоров министр обороны Японии Томоми Инада высказала протест против размещения Россией на южных Курилах противокорабельных ракет и планов дислокации на Курильских островах  дивизии к концу года. Ее российский визави – Сергей  Шойгу разъяснил в ответ, что новая дивизия будет нацелена не против кого-то, а на защиту территории Российской Федерации, ее границ, как с моря, так и с воздуха. Однако рупор националистических кругов Японии, газета «Санкэй симбун» в этой связи заняла непримиримую позицию. Как пишет газета, Россия не имеет права размещать на четырех островах, являющихся исконными японскими территориями, ни одного солдата, и министры иностранных дел Фумио Кисида и обороны Томоми Инада должны были настаивать на выводе с островов российских войск.

Со своей стороны, российские представители выразили серьезную озабоченность планами развертывания в АТР элементов глобальной противоракетной обороны (ПРО) США. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил о серьезных рисках, которыми оно чревато. По его  мнению, это «непропорциональный ответ» на возможные угрозы со стороны Северной Кореи. А глава российского министерства обороны Сергей Шойгу высказал обеспокоенность по поводу элементов американской ПРО, дислоцированных на японской территории. По его словам, это может нарушить стратегический баланс в АТР.

Следует отметить, что Япония имеет собственную сеть ПРО, которая включает эсминцы, оснащенные американской системой ПРО «Иджис» и наземную систему ПРО «Пэтриот». Япония и США тесно взаимодействуют в сфере совершенствования ПРО. По иронии судьбы, после мартовских переговоров в формате «2+2» между Россией и Японией в апреле  в таком же формате намерены провести переговоры Япония и США. По информации из японских правительственных источников, на них Токио планирует отдать приоритет совершенствованию собственной системы ПРО в сотрудничестве с Соединенными Штатами. Как средство усиления своей ПРО японское правительство рассматривает возможность дополнительного ввода в строй  кораблей, оборудованных системой «Иджис». Оно также изучает возможность дислоцирования  на своей территории новейшей американской ПРО THAAD и системы ПРО «Иджис» наземного базирования. Следует заметить, что в начале года   система THAAD  начала размещаться Соединенными Штатами  в Южной Корее, что вызвало крайне негативную реакцию со стороны Пекина и резко обострило  отношения между Китаем и Южной Кореей.

В ответ на высказанные российскими министрами озабоченности глава японского оборонного ведомства Томоми Инада заявила, что расположенная в Японии система ПРО предназначена исключительно  для защиты страны от ракетно-ядерной угрозы  со стороны Северной Кореи и не направлена против России.  Однако та же «Санкэй симбун» раскритиковала это заявление  японского министра, назвав его странным. Газета ставит вопрос ребром: разве эта ПРО не должна быть направлена против ракетно-ядерного потенциала России и Китая? Ответ на этот вопрос в конце марта дал заместитель начальника главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Виктор Познихир. На конференции по разоружению в Женеве он прямо заявил: «Под предлогом противодействия северокорейской и иранской ракетным угрозам Соединенными Штатами развертывается стратегическая система, предназначенная для уничтожения российских и китайских баллистических ракет, нарушающая баланс сил сдерживания».


Китайский фактор

По сообщениям японских СМИ, в ходе российско-японского диалога  в рамках «2+2» по инициативе японской стороны была затронута также китайская тематика. Это было вполне ожидаемо, поскольку Китай на сегодняшний день не только  в выкладках японских  политиков и аналитиков, но и в официальных документах Японии  подается как угроза номер один ее безопасности. Собственно, формат «2+2» и создавался по инициативе Токио в 2013 году, прежде всего, с целью обсуждения возможности совместного с Москвой   сдерживания Китая, который, по мнению японских политологов, представляет собой военную угрозу не только Японии, но и России.  Тогда японский тезис о необходимости совместного противостояния  «китайской угрозе» не получил поддержки со стороны российских переговорщиков.

Касаясь возобновления  переговоров в указанном формате, упомянутая «Санкэй симбун» повторяет этот тезис, утверждая, что  цель сближения Японии и России заключается в «сдерживании Китая».  Однако, признает газета,  надо иметь в виду, что это не так просто осуществить. Изданию вторит «Japan Times», которая пишет: «В то время как Япония рассматривает возобновление переговоров в формате «2+2» между министрами иностранных дел и обороны обеих стран как способ вбить клин между Москвой и Пекином, усиливших связи после аннексии Москвой Крыма, Россия не хочет нарушить свое особое партнёрство с Китаем, являющимся ее доминирующим инвестором».

На переговорах в формате «2+2»  в нынешнем году лейтмотивом высказываний японской стороны в адрес Китая была обеспокоенность по поводу дальнейшего сближения  между Москвой и Пекином, прежде всего, в области военного сотрудничества.  Так, Томоми Инада выразила   обеспокоенность в связи с  передачей Россией  Китаю новейшей системы ПРО «С-400» и другого современного оружия. Японская сторона также высказала тревогу по поводу растущей военно-морской экспансии Китая в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Однако, по сообщениям японских СМИ, российская сторона ушла от обсуждения этой темы.

Впрочем, было бы  неправильным считать, что по вопросам безопасности встреча  четырех министров двух стран  закончилась безрезультатным обменом мнениями, и каждая сторона «осталась при своих».  По заявлению Сергея Шойгу, Москва и Токио установили контакты по линии Генштабов и проведут в 2017 году 30 двусторонних  мероприятий. В частности, запланированы совместные учения военных кораблей обеих стран по противодействию пиратству, терроризму и др. Это, безусловно, будет содействовать углублению взаимопонимания между военными обеих стран и улучшению атмосферы в двусторонних отношениях России и Японии  в целом.


В поисках правового консенсуса

На двусторонних  дипломатических мероприятиях ушедшего марта большое внимание было уделено совместной экономической деятельности России и Японии на южных Курилах. По обоюдному мнению сторон, ее реализация должна стать важным шагом на пути к решению территориального вопроса  и подписанию мирного договора между  странами.  Как  сообщает газета «Йомиури симбун», Россия предложила 26 совместных проектов для осуществления на указанных островах. Среди них газета выделяет разведение лосося и форели,  строительство предприятий по переработке морской продукции и рынков для ее сбыта, создание ветряных и геотермальных электростанций,  возведение и ремонт жилья. В российском списке значится также оперирование судами, предназначенными для рыболовов-любителей, и др.

Российские предложения во многом совпадают с 30 японскими проектами, также включающими переработку морской продукции и строительство геотермальных станций. Относительно морепродуктов, Япония предлагает разведение пользующихся огромным спросом на ее внутреннем рынке  морских ежей и гребешков. Кроме того, в японском наборе предложений фигурирует японскими врачами удаленных медицинских услуг жителям четырех южнокурильских островов. По просьбе их бывших японских обитателей в набор также включены организация морских туристических круизов вокруг островов и налаживание чартерных авиарейсов с острова Хоккайдо, где они сейчас проживают, на острова Кунашир и Итуруп.

К саммиту Путина и Абэ в конце апреля стороны, как предполагается, должны выработать общий список совместных проектов. Однако на сегодняшний день, самым трудным, пожалуй, вопросом совместного хозяйствования на Курилах является  правовая  основа, на которой  она должна осуществляться. Здесь  позиции России и Японии принципиально расходятся. Во время прошлогодней встречи на высшем уровне в Японии помощник российского президента Юрий Ушаков подчеркнул, что такая деятельность должна проходить в соответствии с российским законодательством. Но уже после встречи премьер министр Японии Синдзо Абэ неоднократно говорил, что  совместную хозяйственную деятельность необходимо  осуществлять на основе не российских, хотя и не японских, законов. По его мнению,  она может быть реализована в рамках некоей «специальной системы», которая не будет наносить ущерба суверенитету обеих стран над островами.

Однако министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью газете «Аргументы и факты» от 29 марта, касаясь совместной с Японией деятельности на южных Курилах, недвусмысленно  заявил: «МИД России – в плотном взаимодействии с другими профильными российскими ведомствами – ведет интенсивную работу с тем, чтобы подобрать действительно экономически значимые проекты, реализация которых содействовала бы социально- экономическому развитию южных Курильских островов, принесла бы ощутимую пользу населению сопредельных российских и японских регионов. При этом правовые рамки реализации таких проектов не должны противоречить российскому законодательству. Это – основополагающий критерий осуществления совместной хозяйственной деятельности».

Очевидно, что такой подход неприемлем для Японии, ибо, как неоднократно  заявляли ее официальные представители, согласие с ним означало бы признание Японией  российского суверенитета над ее  «северными территориями», что противоречит принципиальной  позиции Токио. Эту позицию в очередной раз недавно откровенно озвучила на своих страницах газета «Йомиури симбун», которая пишет: «Совместная экономическая деятельность предназначена исключительно для того, чтобы создать условия для возвращения северных территорий. Любой компромисс, который может принять незаконную оккупацию Россией территорий в качестве свершившегося факта, будет абсолютно невозможным. Для нашей страны важно постоянно вести переговоры с Россией, не входя в противоречие с собственным принципом, касающимся территорий, чтобы в позициях Японии и России  могло быть найдено общее основание».

Насколько стороны смогут продвинуться в поисках этого основания, покажут предстоящие в апреле переговоры президента Владимира Путина и премьер-министра Синдзо Абэ. Во всяком случае, как утверждает,  ссылаясь на свои источники,  газета «Japan Times», японский премьер-министр планирует посетить Россию 27-28 апреля в его усилиях добиться прорыва в территориальном споре двух стран, насчитывающем несколько десятилетий.