Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Россия и Китай: пограничное состояние

Репортаж из Маньчжурии

Россия и Китай: пограничное состояние
Фото: Александра Агафонова

Место, где мне довелось побывать, является крупнейшим сухопутным пограничным пунктом на российско-китайской границе. Около 60% всего импорта Китая, который следует в Россию и другие страны Восточной Европы, приходится именно на железнодорожный пункт Забайкальск-Маньчжурия.

Российский Забайкальск и Китайский город Маньчжурию можно вполне назвать городами-близнецами. Они родились практически одновременно как железнодорожные станции, когда в 1901 году закончилось строительство Китайско-Восточной железной дороги. Расположились они по обеим сторонам российско-китайской границы – настолько близко, что из российских окон можно практически невооруженным взглядом рассмотреть, что делается в окнах заграничного соседа. Это близнецы, попавшие в разные социально-экономические условия. И если с людьми такие эксперименты запрещены, то на примере городов можно совершенно легально проследить, как эти условия влияют на их развитие.

Огни большой Маньчжурии

Со стороны Забайкальска на Маньчжурию открывается замечательный вид: дорога здесь взбирается на сопку и вьется прямо вдоль границы. Забор с колючей проволокой, полоса отчуждения – и сразу за ней можно разглядеть широкое ровное шоссе, вонзающееся в высокий массив китайских небоскребов. Вечером Маньчжурия переливается разноцветными огнями совсем как Лас-Вегас. Здесь есть все: роскошные отели, рестораны на любой вкус, спа-салоны и даже казино. И, конечно же, огромное количество магазинов. А если еще немного напрячь зрение, то можно увидеть и маленькую китайскую Россию: на площади у шоссе громоздятся вперемешку Храм Василия Блаженного, Родина-Мать, Медный Всадник, Рабочий и Колхозница, Гагарин и самая большая в мире тридцатиметровая матрешка в окружении двух сотен более мелких. Если же повернуться в сторону России, то мы увидим обычный провинциальный город: неоднократно воспетые в отечественной литературе дороги, приземистые пятиэтажки, чередующиеся с деревянными домами и сараями, и коровы, ищущие себе пропитание на городских улицах.

Но такой невыгодный для россиян контраст был не всегда. «Всего десять-пятнадцать лет назад всех этих китайских небоскребов не было и в помине, - вспоминает таксист Андрей, везущий меня на границу. – Маньчжурия была обычной деревней: китайцы жили в глиняных мазанках с земляным полом. Вместо утеплителя стен использовали коровьи лепешки. Крышу крыли чем придется – хворостом, соломой, дранкой. Скот выращивали, поля возделывали и с завистью поглядывали на наш город-сад Забайкальск». Действительно, особенно в советское время местных китайцев поражала хорошо продуманная инфраструктура русского города. Были здесь детские сады, школы, магазины. Люди жили в каменных домах с водопроводом и электричеством. А о такой зарплате, какую получали советские граждане, любой маньчжурец мог только мечтать.

Торговые тонкости

Впрочем, российский рубль до сих пор не дает покоя китайцам. «Это ведь на наши деньги были построены все эти небоскребы, - грустно констатирует таксист Андрей. – В 92-м, как только Маньчжурия начала активную торговлю с нами, их город начал расти как на дрожжах». В Китае цены удивительно низкие, и приграничные жители, конечно, стараются все покупать там. «В Забайкальске работы сейчас практически нет, - рассказывает мой попутчик Игорь, которому тоже необходимо попасть в Маньчжурию. – Поэтому сейчас все челноками стали. Вот у меня считается престижная работа и очень хорошая зарплата. Я работаю на таможне и получаю 30 тысяч рублей. 5 тысяч отдаю за коммунальные услуги, а на остальные пытаюсь прокормить жену и двух дочек. Это возможно, только если одеваться, отдыхать и покупать бытовую технику в Маньчжурии».

К слову сказать, местные русские, начиная от Забайкальска и заканчивая далекой Читой,  благодаря Маньчжурии действительно имеют возможность и хорошо одеться, и купить все необходимое вплоть до автомобиля. И потратить на это совсем другие деньги, нежели в России. «Что Вы хотите купить в Маньчжурии? – допытывается мой провожатый по Поднебесной Сергей, который взялся перевезти меня через границу. – Если, например, шубу, то больше 20 тысяч рублей за нее не давайте. Лучше сторгуйтесь до пятнадцати».

Серега, а именно так мой гид просил себя называть, человек достаточно характерного образа (золотая фикса, стрижка под «ноль», черные очки, наглухо тонированная шестерка) уже восемь лет живет на две страны. Найти работу было сложно, вот он и приехал из Читы за 500 километров на границу, чтобы пополнить и без того многочисленные ряды челноков. Принцип здесь очень простой: закупить товар подешевле, продать в России подороже. «Сначала я торговал всякой мелочью, мобильные телефоны, тряпки, игрушки», - делится Серега, пока мы ждем заказ в маньчжурской забегаловке. Попутно дает ценные указания относительно общепита: порцию всегда проси сделать в два раза меньше: съесть все, что китайцы приносят, просто невозможно; сразу спрашивай, сколько будет стоить блюдо: здесь каждый старается нагреть гостя. «Торговать так, как я торговал раньше, достаточно сложно, - мой гид возвращается к теме. – Через границу нельзя везти много одинакового товара. Вот и приходилось вертеться: купишь 50 мобильников, 5 везешь легально (для жены, сестры, мамы, папы и себя), еще пять – прячешь по карманам. Остальные 40 раздаешь четырем людям, которые провозят их по той же схеме. Они в свою очередь дают мне провезти их товар, например, несколько пар джинсов». Понятно, что так торговать было достаточно сложно, и вскоре Серега придумал свой, эксклюзивный метод работать легально и без подобных сложностей. «В последнее время я занимаюсь мебелью: купишь один гарнитур – по деньгам выходит то же самое, а по документам – везу всего 5 вещей, и все разные. Все в рамках закона!»

К этому моменту нам приносят еду: зеленый чай, огромное блюдо крошечных рачков под кисло-сладким соусом и с салатом (и это половина порции!), перцы, фаршированные осьминогами, фрукты в карамельном кляре. Даже при беглом взгляде видно, съесть за раз это невозможно, хотя это очень обидно: все очень свежее и вкусное. И пока я наслаждаюсь едой, мой спутник наводит порядок: «Куня (китайское обращение, аналогичное нашему «девушка»)! А где кукурузные лепешки? И почему счет такой большой: вчера на раки была совсем другая цена!» К слову, за сутки, проведенные в Маньчжурии, за всю еду на двоих мы отдали не более ста рублей.

За годы, проведенные между двумя странами, Сергей смог действительно улучшить свое благосостояние: купил иномарку и квартиру в Чите. «Она обошлась мне дорого, полтора миллиона - сетует он, - хоть и инфраструктура там не очень, и экология. Но я все же хочу жить здесь, в России, вот и раскошелился. А вот стариков моих отправил жить в Китай. На их пенсию в Чите не проживешь, а там они чувствуют себя королями». Чтобы поселить родителей в КНР, Сергею пришлось и там купить квартиру. Правда эта жилплощадь обошлась на порядок ниже: всего за 500 тысяч рублей он смог приобрести трехкомнатную квартиру в приличном районе. «Медицина, развлечения, дешевая одежда, здоровая еда – лучше не придумаешь! – признается Серега. – Деньги им поступают на кредитку. Только раз в месяц надо пересекать границу, и можешь жить припеваючи! Да и с языком проблем нет – по-нашему китайцы все говорят, рубли берут с удовольствием».

Братья навек: семейные придирки

Удивительно, но действительно все жители Маньчжурии говорят по-русски. Конечно, местный говор далек от академического («Ходи сиуда! Сито ннада?» (Иди сюда! Что хочешь купить?)). Но это только пока: к 2015 году китайские власти планируют открыть в Маньчжурии Институт Русского языка. А вот наши соотечественники изучать язык соседа даже не собираются. Это совершенно непонятно китайцам: «Язык не учат, у себя ничего не строят, только водку пьют – странные эти русские», - удивляется китайский продавец, которого для простоты обращения все зовут Васей. И в словах Васи есть доля истины. Долгое время в приграничных городах ничего нового не строилось: после кризиса 98-го осталось множество долгостроев, которые напоминают о несбывшихся грандиозных планах местных властей. Все новые постройки – квартал жилых домов в близлежащем Краснокаменске, школа в Забайкальске, торговый центр – построены китайскими рабочими. Так выходит намного дешевле и быстрее, чем строить самим. Удивительно, но жилой квартал китайские строители возвели всего за несколько месяцев. Помимо трудолюбия и страстного желания заработать русский рубль, есть у заграничного соседа и еще один секрет такого быстрого возведения построек. Блоки, из которых строятся дома, уже на заводе оснащаются всей необходимой проводкой, а потом собираются как конструктор. Именно так выросла и многоэтажная Маньчжурия.

Да и про водку китаец Вася подметил верно: в Маньчжурии эта тема действительно проблемная. Местная рисовая водка, помимо того, что лучшего качества, чем отечественное спиртное, стоит практически копейки. Литр напитка здесь обойдется в 5-6 юаней, что в пересчете равняется всего 30 рублям. Конечно, нашему человеку удержаться бывает очень сложно. А хорошенько выпив, русские начинают припоминать соседу все, начиная от советско-китайского конфликта на КВЖД в 1929 году.

Конечно, у русских есть ответные претензии к «брату навек»: слишком уж китайцы предприимчивые, везде норовят обсчитать, обмануть, подсунуть плохой товар. На улице невозможно пройти спокойно: приходится следить за собственными карманами и сумками, и от торговцев отделаться невозможно: стоит лишь сказать слово – как обязан покупать ненужные тебе вещи. Между забайкальцами гуляют и совсем дикие истории о китайских грабежах, убийствах и даже торговлей человеческими органами.

Одни мечты на двоих

Но несмотря на все «страшилки», поток туристов из России в Маньчжурию не ослабевает, поэтому улочки этого города никогда не пустуют. Днем Маньчжурия выглядит очень опрятно и симпатично: высокие светлые дома: офисы, гостиницы, банки, рестораны; просторные проспекты, множество площадей, на каждой из которых высится бронзовый памятник. То русские пляски, то караван верблюдов, то ретро-автомобиль – всего их насчитывается на небольшой город около тридцати. К слову, в Забайкальске памятников всего три: Ленину, Неизвестному солдату и воинам-интернационалистам.

Конечно же, главный маньчжурский аттракцион, за которым едут сюда – это шопинг. Собственно, вся нижняя часть города (до третьего этажа) состоит из торговых рядов. Самые низкие цены дают в подвальных магазинчиках и на рынках. Именно сюда русские туроператоры ходить не советуют: здесь могут и ограбить, и даже покалечить. Однако с провожатым Серегой такая перспектива не грозит: у него есть свои поставщики, которые, боясь потерять постоянного клиента, предлагают еще более дружественные цены.

На витринах таких подвальных магазинчиков представлены все последние технологические новинки. iPhone 4s за две тысячи рублей, iPad – за три. Конечно же, и то и другое – грубые подделки с примитивной графикой и звуковыми эффектами родом из 98 года. Однако среди русских они пользуются бешеной популярностью. Вообще маньчжурские торговые ряды представляют собой очень интересное место для наблюдения человеческой натуры. Русские здесь становятся суровыми, деловыми, расчетливыми. Стараются на ту сумму, что лежит в кармане, купить как можно больше товара, а для этого приходится торговаться, препираться и даже угрожать китайским продавцам. Китайская сторона тоже ведет себя достаточно агрессивно.  Невооруженным взглядом видно, что торг тут вполне уместен, и ставки достаточно высоки. Зато ведь все довольны!