Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Российские возможности

Роль Дальнего Востока в российско-китайском экономическом сотрудничестве. Продолжение

Российские возможности

В существующих условиях Россия способна обеспечить более 1% потребностей Китая в импорте железной руды, но не сможет конкурировать с Австралией и Бразилией.

В сфере металлургии новым направлением становится экспорт в Китай железной руды, который до сих пор носил небольшой и неустойчивый характер (в начале этого года даже отмечался спад). При этом ожидается, что Китай продолжит наращивать импорт железной руды (в этом году он бьет исторические рекорды), несмотря на замедление темпов роста производства стали в стране. В России, впрочем, не так много ненужной в самой стране железной руды, чтобы обеспечить громадные потребности Китая.

В данном случае прорывной характер имеет проект Кимкано-Сутарского ГОКа в Еврейской АО. С ним связано и строительство пограничного железнодорожного моста через Амур, которое предполагается закончить в 2016 г. (в мост вкладывает средства российско-китайский инвестиционный фонд, созданный Российским фондом прямых инвестиций и Китайской инвестиционной корпорацией). Проект должен быть запущен в этом году, его контролирует российско-британская группа Petropavlovsk, а собственно строительством занимается китайская компания CNEEC с привлечением средств Промышленно-торгового банка Китая. При этом акционерами, наряду с группой Petropavlovsk станут базирующиеся в Гонконге компании General Nice и Minmetals Cheerglory. Производство и экспорт железной руды могут составить до 10 млн тонн в год (на первом этапе – 3,2 млн тонн железорудного концентрата в год, после 2015 г. – 6,3 млн). Если экспорт железной руды в Китай будет успешно развиваться, то следующим на очереди окажется другой проект группы Petropavlovsk – Гаринское месторождение в Амурской области. В Забайкалье тем временем китайская компания «Лунэн» осваивает Березовское железорудное месторождение, но пока добыча там крайне далека от проектной мощности в 5 млн тонн в год, и российская сторона к тому же настаивает на строительстве обрабатывающего производства (существует угроза отзыва лицензии из-за слишком медленной работы над проектом).

Из цветных металлов наибольшее значение в стоимостном выражении для российского экспорта в Китай имеет никель, но это не имеет отношения к Дальнему Востоку, как и экспорт алюминия. Для Забайкалья прорывной характер может получить освоение при китайском участии знаменитого Удоканского медного месторождения, которое с 2008 г. контролирует «Металлоинвест» А.Усманова. В связи с отсутствием инвесторов сроки его освоения неоднократно сдвигались. В этом году правительство определило началом добычи 2022 год, а выход на проектную мощность перенесло на 2024 год (строительство ГОКа должно начаться в 2020 г.). «Спасением» для Удокана может стать опять же приход китайских инвесторов, который пока выражается в покупке 10% Байкальской горной компании (обладателя лицензии) частной инвестиционной компанией HOPU Investments Management. Также со стороны Китая ожидается кредитование проекта, а затем – собственно закупка продукции. Учитывая, что Китая является крупнейшим импортером меди в мире, перспектива здесь благоприятная. Хотя и в данном случае у Китая есть давний ключевой партнер – Чили.

Наконец, следует обратить внимание на сравнительно небольшой проект Южно-Хинганского месторождения марганцевых руд в Еврейской АО. Здесь на руднике Поперечный работает ООО «Хэмэн – Дальний Восток», которое принадлежит китайскому капиталу. Учитывая крайне слабое развитие в России добычи марганца, этот проект является немаловажным.

Большое значение Дальний Восток имеет и для сотрудничества России и Китая в лесной промышленности, для которой важен фактор географической близости. Сейчас Россия обеспечивает около 15% китайского импорта лесной продукции, в т.ч. не менее 20% импорта круглого леса (главными поставщиками являются Малайзия и Папуа – Новая Гвинея). Объемы товарооборота растут. При этом позитивным является тот факт, что при участии китайских инвесторов на Дальнем Востоке и в Забайкалье начинает развиваться переработка древесины. Особую роль китайский капитал играет в лесной промышленности небольшой Еврейской АО, где порядка 80% древесины заготавливают компании «Синь-Чунь лес» и «Эколес», принадлежащие китайцам (причем «Эколес» владеет и деревообрабатывающим заводом). В Забайкалье при участии китайского капитала ведется строительство Амазарского лесопромышленного комплекса в Могочинском районе, где уже работает лесопильный завод, и планируется запуск целлюлозного завода. С помощью этих проектов можно будет хотя бы повысить долю переработанной лесной продукции в российском экспорте в Китай.

Хотя прокормить целый Китай Россия не в состоянии, но перспективные проекты в области сельского хозяйства у сторон тоже есть. Например, в той же Еврейской АО с 2009 г. работает компания «Агросоя», которая принадлежит китайской компании из соседнего региона Хэйлунцзян. Экспорт в Китай российской сои, производство которой можно существенно нарастить в Амурской области, Еврейской АО, Приморском крае, имеет хорошие перспективы. На более масштабное сотрудничество с Россией в АПК ориентирует свою страну и руководство такого мощного игрока, как China Investment Corporation. В то же время простое освоение китайцами российских земельных угодий в своих интересах России может быть не столь интересно, поскольку не означает, например, притока современных аграрных технологий.

Китайские инвестиции возможны также в инфраструктурные проекты, прежде всего связанные с наращиванием российского экспорта, примером чему служит упомянутый выше мост через Амур. Также китайская сторона демонстрирует заинтересованность в портовых проектах. В частности, China Harbour Engineering Co. может стать совладельцем и нового угольного терминала в Суходоле (Приморский край), которым сейчас владеют структуры Г.Тимченко и группы СДС. Группа «Сумма» рассчитывает обеспечить на 60% загрузку нового порта Зарубино (где создается ТОР) за счет соглашения с провинцией Цзилинь, не имеющей своего выхода к морю: товары из этой провинции могут поставляться по морю в южные районы Китай транзитом через Зарубино.

Таким образом, углубление российско-китайского экономического сотрудничества может произвести очень позитивный эффект на развитие Дальнего Востока. Следует заметить, что Россия приходит на китайский рынок очень поздно, когда период бурного роста китайской экономики позади. В то же время зависимость Китая от импортного сырья пока растет, и Россия имеет возможность «вклиниться», а в некоторых случаях буквально «втиснуться» в ряды стран, поставляющих в Китай разнообразное сырье. Для Китая это важно и по политическим причинам, поскольку позволяет плотнее привязать к себе Россию, а одновременно продолжить традиционную политику диверсификации поставок, используя Россию в качестве еще одного из множества поставщиков. В итоге Россия может сохранить либо занять в перспективе нескольких лет заметное место в качестве экспортера в Китай нефти, газа, угля, железной руды, меди, электроэнергии, лесной продукции. Эти перспективы далеко не безграничны, и в общем и целом уже ясны, но их реализация несомненно важна для российской экономики. Важен и тот факт, что Китай начинает в самом деле серьезно «осваивать» Россию: создаются совместные предприятия, работающие на российской территории, отдельные проекты реализуются компаниями с преобладанием китайского капитала, в Россию идут китайские прямые инвестиции, а китайские банки открывают кредиты под российское проекты.

Далеко не все российско-китайские проекты имеют отношение к Дальнему Востоку. Значительную роль в поставках углеводородов и цветных металлов в Китай играет Восточная Сибирь. Промышленные объекты, например автомобильные заводы, китайские компании и вовсе предпочитают строить ближе к потребителю, т.е. в Центральной России. Но и дальневосточные регионы становятся крупными бенефициарами благоприятной текущей конъюнктуры российско-китайских отношений. Несомненно, эти отношения означают огромный плюс для Якутии, которая становится крупным поставщиком нефти, газа и угля в Китай, что способствует диверсификации ее сырьевого комплекса, ранее сводившегося к алмазам и золоту. За счет угольных проектов и электроэнергетики выигрывает Амурская область. Небольшая Еврейская АО уже связана с Китаем по линии сельского и лесного хозяйства, а в перспективе станет важным поставщиком железной руды. Выгодополучателем окажется и Забайкальский край, где могут быть реализованы угольные и железорудные проекты и, наконец, должно заработать Удоканское медное месторождение. Приморский край способен реализовать свою транзитную функцию.

Возможно, немного в стороне от этих процессов оказывается Хабаровский край, который зато способен играть ключевую роль в экспорте машиностроительной продукции, используя возможности авиационного завода в Комсомольске-на-Амуре, откуда в Китай экспортируются военные самолеты и амфибии (учитывая что Россия и Китай теперь собираются разработать совместный пассажирский самолет). Есть еще явные неиспользуемые резервы в удаленных от Китая регионах Дальнего Востока – на Сахалине, Камчатке, Чукотке, в Магаданской области. В то же время и России важно проводить политику диверсификации внешних связей, а потому нельзя развивать экономику Дальнего Востока с расчетом на один только Китай. 

Начало материала