Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

САХАЛИНСКАЯ ОБЛАСТЬ: ИТОГИ–2014

Сахалинская область: успешный год и борьба за перспективу

САХАЛИНСКАЯ ОБЛАСТЬ: ИТОГИ–2014

EastRussia продолжает цикл публикаций «Дальний Восток – итоги 2014 года». В течение января на портале будут публиковаться экспертные материалы об ощутимых достижениях и недоработках в развитии регионов Дальневосточного федерального округа. Новая публикация посвящена Сахалинской области и ее экономическому феномену.

Сахалинская область в 2014 г. стала, пожалуй, самым успешно развивающимся регионом Дальнего Востока. В течение года она продемонстрировала отличные показатели экономического роста, а ситуация в бюджетной сфере разительно отличалась в лучшую сторону от остальных регионов не только Дальнего Востока, но и России в целом.

Успехи области были отмечены в правительственном рейтинге эффективности органов исполнительной власти субъектов федерации за 2013 год, в котором Сахалин вышел на одиннадцатое место и занял наилучшие позиции по сравнению с другими регионами Дальнего Востока.

Безусловно, сильным местом Сахалина является экономика, растущая главным образом за счет топливно-энергетического комплекса. По показателям развития экономики, как свидетельствует рейтинг, Сахалин оказался на пятом месте в России, достаточно высокое место – восьмое было занято им по результатам оценки динамики ситуации в социальной сфере. Если судить по предварительным результатам 2014 г., когда также отмечался рост в промышленности и сельском хозяйстве, и очень резко выросли бюджетные доходы, то позитивный тренд оказался достаточно устойчивым.

Регион на самообеспечении

Важным достижением Сахалина в финансово-бюджетной сфере стал его выход на самообеспечение. Сейчас на Дальнем Востоке два региона – Сахалин и Якутия – имеют самые большие бюджеты, существенно превосходящие все прочие регионы. Но Сахалин является донором, а Якутия – самым крупным реципиентом федерального бюджета. Другими словами, по объему собственных доходов сахалинский бюджет не имеет равных в своем макрорегионе. Так, за январь-октябрь 2014 г. его налоговые и неналоговые доходы превысили 131 миллиард рублей, тогда как в Якутии они составили почти 78 миллиардов, а в остальных регионах еще меньше. Сахалин – единственный субъект Дальнего Востока, который не получает дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, что позволяет называть его донором.

Несомненное преимущество Сахалина заключается в наличии крупных и успешных предприятий, которые, что не менее важно, честно платят налоги в региональную казну. Поступления в региональный бюджет в 2014 году по налогу на прибыль выросли более чем в два раза в сравнении с предыдущим годом, и именно этот налог дал более 60% доходов регионального бюджета (кроме того, регион продавал свое имущество, и это обеспечило около 15% доходов его бюджета, опять-таки в других регионах Дальнего Востока ничего подобного не было). Такая ситуация в России встречается сейчас крайне редко.

В целом региональный бюджет вырос за прошлый год примерно в 1,7 раз, в т.ч. собственные доходы увеличились в 1,8 раз. Увеличение поступлений в бюджет в прошлом году позволило погасить долговые обязательства в объеме 4,5 млрд рублей, сократить дефицит в 6,7 млрд рублей и создать резервный фонд с целью нивелирования последствий падения цены на нефть в 2015 году. Во многом этому способствовала особенность уплаты налога на прибыль иностранными предприятиями, работающими на шельфовых проектах: его зачисляют в бюджет по итогам сдачи годового отчета в налоговые органы – один раз в год в апреле.

При этом, однако, в отличие от других регионов Дальнего Востока Сахалину трудно рассчитывать на мощную финансовую поддержку из федерального бюджета. Объем федеральных трансфертов в прошлом году уменьшился, особенно сильно упали поступления от субсидий, связанные обычно с теми или иными проектами и отраслями. Региональные проекты Сахалину приходилось реализовывать главным образом за свой счет. Бюджет региона на 94-95% сегодня состоит из его собственных доходов.

Что дороже хороших дорог?

Неудивительно, что при таких доходах и небольшом населении расходная политика региональных властей Сахалина тоже является их безусловным плюсом. Финансовые ресурсы позволяют Сахалину тратить большие деньги на дороги и ЖКХ, чего не могут позволить другие регионы Дальнего Востока. В прошлом году островной регион стал лидером Дальнего Востока по расходам на дорожное хозяйство, а по расходам на ЖКХ почти сравнялся с Якутией. Особенностью Сахалинской области является тот факт, что именно ЖКХ занимает первое место в расходной части его бюджета, в то время как другие регионы склонны снижать эти расходы и экономить средства.

Областные власти в течение года уделяли дорогам и ЖКХ повышенное внимание. Это демонстрировали, например, совещания Александра Хорошавина с главами муниципальных образований, на которых обсуждались вопросы ЖКХ, и местные главы нередко подвергались критике за неэффективную работу. Расходы на образование и здравоохранение играют меньшую роль в структуре областного бюджета, но сами по себе они велики, и в расчете на душу населения являются одними из самых крупных в макрорегионе.

Следует отметить, что власти региона нередко подвергаются критике за якобы завышенные траты на собственные нужды и пиар, однако, эту критику вряд ли можно назвать обоснованной. Например, по расходам на функционирование высшего должностного лица субъекта федерации и глав муниципальных образований Сахалин занимает последнее место на Дальнем Востоке. Расходы на поддержку СМИ, среди которых заведомо убыточные, но социально важные районные газеты, уникальные издания на нивхском и корейском языках, занимают довольно скромные 0,27% в расходах консолидированного бюджета области, много уступая расходам Якутии и находясь по объему на третьем месте в макрорегионе, пропуская вперед также Хабаровский край. Зарплаты чиновников из региональной исполнительной власти превышают среднюю зарплату по региону примерно в полтора раза, что является для Дальнего Востока средним показателем. Таким образом, региональные власти вовсе не были склонны к «проеданию» возросших бюджетных доходов и действовали достаточно аккуратно, уделяя повышенное внимание ЖКХ и дорогам.

В то же время в социальной сфере региона отмечено много позитивных перемен. Здесь действует более 90 разнообразных мер поддержки населения. Одним из важнейших показателей стало улучшение демографической ситуации на Сахалине и Курилах. В прошедшем году впервые за последние 20 лет рождаемость на островах превысила смертность. По основным показателям социальной сферы регион занимает средние позиции на Дальнем Востоке, и ему есть к чему стремиться. В то же время власти имеют сейчас хорошие возможности для финансирования социальной сферы и улучшения ее показателей, что постепенно и происходит.

Сахалин снижает зависимость от ТЭКа

Сахалин остается и одним из самых успешных российских регионов при привлечении инвестиций. Правда, по объему прямых иностранных инвестиций с ним стал конкурировать Приморский край. Но по показателям инвестиций в основной капитал на душу населения Сахалин в разы превзошел другие регионы Дальнего Востока. Активную инвестиционную политику проводили и сами региональные власти, о чем свидетельствуют столь же высокие показатели инвестиционных расходов из регионального бюджета.

Важным направлением в инвестиционной политике региональных властей является ставка на диверсификацию экономики. Очевидно, что регион слишком зависит от ТЭКа, который в свою очередь подвержен сильным конъюнктурным колебаниям. По этой причине областное руководство стремится уделять повышенное внимание рыбному хозяйству (которое тоже привлекательно для иностранных инвестиций, например, японских), лесной промышленности, сельскому хозяйству. Вопросы диверсификации областной экономики обсуждались, в частности, на совещании, которое было проведено в регионе при участии Юрия Трутнева.

Хотя, конечно, ключевые проекты, от которых зависят основные показатели региональной экономики, по-прежнему связаны с ТЭКом, и уйти от этого регион не может. В истекшем году достаточно успешно развивался проект «Сахалин-1»: начала работу платформа «Беркут» на месторождении Аркутун-Даги, был введен в промышленную эксплуатацию лицензионный участок «Северная оконечность месторождения Чайво». Это позволит увеличить добычу нефти и скомпенсировать на перспективу ее снижение на других эксплуатируемых месторождениях данного проекта. По другим ключевым проектам, однако, полной ясности не наступило, хотя их обсуждения и проектные работы были достаточно успешными. Прежде всего, это новые проекты по производству сжиженного природного газа, ставшего важнейшим экспортным товаром Сахалина, – третья очередь завода, входящего в проект «Сахалин-2», и новый проект «Дальневосточный СПГ». Кроме того, крупный инвестпроект на острове запускает «РусГидро», речь – о строительстве Сахалинской ГРЭС-2.

С другой стороны, в экономической сфере есть и проблемные точки, что ведет и к вспышкам социального протеста. В прошлом году напомнили о себе проблемы угольной отрасли и прежде всего – на шахте «Ударновская» в городе Шахтерск, которая оказалась на грани закрытия. При этом власти региона выразили готовность оказать предприятию финансовую поддержку, чтобы избежать кризиса. Не все гладко было и в строительном комплексе, где протестные акции вызвали задержки зарплаты на предприятиях «Трансстрой-Сахалин».

Будет ли ТОР на Курилах?

Экономический рост на Сахалине создает тем временем непростой контекст взаимоотношений региона с федеральным центром. Федеральные власти относятся к Сахалину как к благополучному региону, а это значит, что добиваться федеральной поддержки оказывается достаточно сложно. Одним из ключевых вопросов является сейчас запуск с 2016 г. новой ФЦП социально-экономического развития Курильских островов. Ныне действующая ФЦП завершается в следующем году, и ее финансирование уже снижается. В целом как итоги реализации прежней ФЦП, так и перспективы будущей в прошлом году оценивались достаточно позитивно. Заметным событием стал и визит в регион главы президентской администрации Сергея Иванова, который, в частности, посетил Курилы, где был к тому времени построен новый аэропорт на Итурупе. В новой ФЦП также большое внимание предполагается уделить транспортной инфраструктуре Курил, особенно – портовой и автодорожной. Пока же федеральное правительство поддержало концепцию новой ФЦП и утвердило ее стоимостные параметры.

В то же время вписаться в новые проекты, которые продвигает Минвостокразвития, Сахалину непросто. Среди предложений по размещению территорий опережающего развития (ТОР) Сахалин долгое время не фигурировал, что в общем-то неудивительно, поскольку он и без того развивается опережающими темпами. Однако в декабре на федеральном уровне все-таки прозвучало предложение создать ТОР на Курилах. Тем временем региональные власти принялись активнее продвигать свои инициативы по диверсификации региональной экономики для включения в список приоритетных инвестиционных проектов Дальнего Востока. Они сделали при этом ставку на рыбную промышленность (комплекс на курильском острове Шикотан) и деревообработку (производство в Александровск-Сахалинском районе). В прошлом году возникала и старая идея строительства моста для соединения Сахалина с материком, но очевидно, что на такой дорогостоящий проект федеральные власти по-прежнему не согласятся.

Пожалуй, большее значение для Сахалина имеет сейчас деятельность не столько федерального правительства, сколько ведущих государственных корпораций в лице «Роснефти» и «Газпрома». В прошлом году каждая из них уделила Сахалину значительное внимание, рассматривая его в качестве одного из своих опорных регионов. «Роснефть» с большой помпой и при виртуальном участии Владимира Путина (посредством телемостов) открывала производство на новом участке месторождения Чайво и на новом месторождении проекта «Сахалин-1». По-прежнему отмечались и тесные отношения этой компании с областными властями, что подтвердило подписанное сторонами соглашение о сотрудничестве. Большие надежды возлагаются на новый проект «Роснефти» по созданию на острове завода по производству СПГ. Со своей стороны «Газпром» подчеркнул интерес к Сахалину, разместив в регионе свою дочернюю компанию «Газпром добыча шельф». Были проведены успешные переговоры с основным партнером по проекту «Сахалин-2» Shell о расширении производства СПГ в Корсакове. Причем к этим договоренностям также был причастен глава государства, который встречался с руководителем Shell и выразил поддержку проекту. В условиях обострившейся международной ситуации крайне важен тот факт, что ни Shell, ни ExxonMobil не вышли из сахалинских проектов, и продолжают работу.

Однако сложности при этом создала конкуренция между «Газпромом» и «Роснефтью». В частности, она вылилась в затяжной конфликт по поводу допуска «Роснефти» к трубе транссахалинского газопровода, который так и не удалось разрешить в течение года. Остается неопределенной ситуация вокруг новых дальневосточных проектов СПГ в целом, поскольку маловероятно, что все эти проекты удастся обеспечить как сырьем, так и рынком сбыта. Поэтому нельзя с уверенностью утверждать, что новый проект «Роснефти» будет успешно реализован.

Кризис на Сахалине почувствуют

Противоречивым оказался и политический фон социально-экономического развития Сахалина. С одной стороны, непосредственно в регионе политическая ситуация выглядела вполне устойчивой, о чем свидетельствовали итоги муниципальных кампаний. Уверенную победу на выборах мэра Южно-Сахалинска одержал кандидат «Единой России» С.Надсадин. Успешными для «партии власти» стали выборы мэров Северо-Курильска, Александровска-Сахалинского и другие. «Единая Россия» взяла 16 из 25 мест на выборах городской думы областного центра. В целом выборы продемонстрировали отсутствие в регионе сильной оппозиции и раскола элит, как это имело место еще в начале нулевых годов. Хотя они характеризовались и типичной для Дальнего Востока гражданской пассивностью, когда, например, явка на выборах мэра Южно-Сахалинска едва превысила 20%.

С другой стороны, региональную власть не обошли стороной публичные скандалы. Прежде всего, вновь звучала критика действий Александра Хорошавина. Структуры ОНФ опять обрушились на расходную политику областных властей, обвинив их в необоснованных тратах на обустройство своих помещений и прилегающих территорий (ранее Александра Хорошавина обвиняли в завышенных расходах на пиар). Прозвучала и критика со стороны Сергея Шойгу, который посчитал, что сахалинский губернатор не обеспечил своевременный призыв запасников и, таким образом, не готов к работе в условиях военного времени. Примечательно, что проблемы возникали в основном с федеральными структурами, свидетельствуя о том, что отношения с ними отлажены не самым лучшим образом.

Дальнейшее развитие событий на Сахалине, после вполне успешного 2014-го года, начинает сильно зависеть от экономической и политической конъюнктуры. Сейчас трудно прогнозировать, что экономика региона продолжит бурно расти. В целом для Сахалина, учитывая «монокультурный» характер его экономики, характерны сильные колебания и объемов инвестиций, и бюджетных доходов. В самые последние годы регион вышел на свой новый пик, но конъюнктура способна измениться в худшую сторону. В политическом плане на регион сильно влияет приближение губернаторских выборов. Причем угрозы для действующей власти исходят скорее с федерального уровня, где, вероятно, могут найтись группы влияния, заинтересованные в том, чтобы поставить во главе «богатого» субъекта «своего» человека. Поэтому периодические нападки на Александра Хорошавина и его низкие места в рейтингах околокремлевских структур свидетельствуют о наличии таких групп влияния, заинтересованных в оказании давления на сахалинского губернатора. Неясно также, будут ли в регионе проводиться досрочные выборы в 2015 г., или они пройдут в срок и совпадут с думскими выборами 2016 г. На этот счет четкого решения нет не только в отношении Сахалина.

Таким образом, Сахалину сейчас очень важны новые инвестиционные проекты, поскольку прошедший год скорее принес плоды проектов старых. Прежде всего, требуются решения федеральных властей и ФПГ по поводу того, как, где и кем будет развиваться производство СПГ на Дальнем Востоке. Идеальным для Сахалина было бы, конечно, реализовать и проект расширения действующего завода, и строительства нового, одновременно примирив интересы стоящих за ними государственных корпораций. Нежелательно замедление реализации «Газпромом» проекта «Сахалин-3», а о возможных негативных тенденциях уже пошла речь в прошлом году – в связи с отсутствием зарубежных инвесторов. В отношениях с федеральным правительством от региона требуется обеспечить хорошее финансирование «курильской» программы, а сделать это будет в нынешних условиях трудно. В этих условиях от региональных властей требуется проявить недюжинные лоббистские способности как в экономике, так и в политике, учитывая, разумеется, и перспективу губернаторских выборов.