Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Сладкий заговор: приморскому меду мешают завоевать рынок

Уникального продукта с Дальнего Востока нет на полках федеральных ритейлеров

Приморские пасечники изготавливают около шести тонн меда в год. Сейчас в регионе насчитывается почти 80 тыс. ульев, производством сладкого и полезного продукта занимаются 7,5 тыс. человек. Большая часть меда идет на экспорт в страны Азии, в центральной части России его практически нет, там предпочитают башкирский, уральский и кубанский мед, хотя приморский по качеству и вкусу им не уступает.

Сладкий заговор: приморскому меду мешают завоевать рынок
Фото: pixabay.com

ВСЕ РЕШАЕТ БРЕНД

По итогам 2019 года экспорт меда из России составил 2,4 тыс. тонн на общую сумму 5,5 млн долларов. Регионами-лидерами по производству меда стали Башкортостан и Татарстан, Алтайский и Краснодарский края, Ростовская область и Приморье. При этом по экспорту по России показатели совсем другие, например, мед из Приморья в Москве скупают только во время Дней Дальнего Востока, в остальные дни его не найти. Сейчас из пяти супермаркетов в Москве только один продает заветные баночки с надписью «Дальневосточный мед». Стоимость этого продукта в среднем выше по рынку: 500 граммов стоят 519 рублей. Однако при внимательном прочтении этикетки, оказывается, что «дикий мед» собран в подмосковном городе Пушкино.

Уникальность приморского продукта признают не только российские, но и зарубежные специалисты. Собранный на таежных растениях-эндемиках (липа амурская, бархат, манчжурский клен), он не имеет аналогов и является примером уникального местного продукта. Он давно пришелся по вкусу жителям Китая, Японии и Южной Кореи.

«Примерно 70% нашего меда идет на экспорт в страны Азии, в России этот мед знают мало. Дело в том, что везти продукт в европейскую часть страны обходится довольно дорого. Оптовикам и ритейлерам проще закупить мед в центральных регионах, логистические издержки на перевозку приморского продукта слишком велики. Поэтому на западе продается в основном мед, собранный в европейской части России», — рассказал пчеловод Андрей Сколов.

По подсчетам председателя Приморской и Дальневосточной ассоциации пчеловодов Рамиля Еникеева, на экспорт уходит приблизительно 50% всей продукции, полученной на пасеках ДФО. Оставшийся мед остается в России.

«В Приморье производится примерно 80% всего меда на Дальнем Востоке. Пасечники продают свой продукт оптовикам. Товар сбывает тому, кто назовет более высокую стоимость. Зачастую пасечники продают продукты пчеловодства не по самой справедливой цене», — сетует Рамиль Еникеев.

 

НЕПРАВИЛЬНЫЙ МЕД

На западе России покупатели отдают предпочтение раскрученным брендам, однако, по словам президента Российской Национальной ассоциации пчеловодов Арнольда Бутова, не весь мед, стоящих на прилавках, собран в том регионе, откуда он якобы и привезен.

«Есть раскрученный бренд — башкирский мед. Но вдумайтесь, разве может республика Башкортостан произвести такое колоссальное количество меда, что им будут завалены прилавки магазинов по всей стране? Продукты пчеловодства из Башкирии, с Урала и Кубани сегодня активно подделываются. Скупается мед из Чувашии, Воронежской, Тверской, Ивановской, Белгородской областей, а иногда и из Приморья. В общем отовсюду. Затем все это смешивается, фасуется и продается как башкирский или, к примеру, Кубанский мед. Рынок наводнен поделками», — отмечает Арнольд Бутов.

Глава ассоциации добавляет, что Приморский мед — тоже бренд, причем качественный и уникальный, однако за пределами ДФО об этом знают немногие.

«Приморский мед — очень полезный, это такой же уникальный бренд, как и башкирски мед. К сожалению, продукт часто поделывают, пасечникам приходится его сбывать за копейки. Возить мед с Дальнего Востока довольно дорого, да и конкуренция на российском рынке высокая», — объясняет Арнольд Бутов.

По его словам, проблему медового контрафакта в ближайшем будущем сможет решить чипирование, которое уже внедряется на некоторых пасеках. Но, дальневосточные пчеловоды относятся к этой идее с подозрением, считают, что решить этот вопрос поможет вмешательство государства в излишне «свободный рынок».



«Инициатива о чипировании пошла из Башкирии от мелких пасечников. Но это не решит проблему контрафактного меда. Отрасль нуждается в грамотном госрегулирование и тщательном контроле качества со стороны властей, потому что сегодня тут творится хаос буквально по всей стране», — считает Рамиль Еникеев.

Как отмечает председатель общества пчеловодов Анученского района «Возрождение» Андрей Янчук, когда сомнительный продукт появляется на рынке под названием «Приморский мед», это очень сильно бьет по репутации пчеловодов Приморья, срываются контракты на поставки меда за границу.

Минсельхоз России заявил, что при ведомстве создана рабочая группа по вопросам регулирования и развития отрасли пчеловодства, в задачи которой входит совершенствование нормативной правовой базы. В ее состав включены представители заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, специалисты научного и отраслевого сообщества.

 

ВЫЙТИ ИЗ ТЕНИ

По словам пчеловодов, в последние годы объемы поставок в КНР так же стали снижаться — поднебесная начала выставлять более жесткие фитосанитарные требования к приморскому меду. Проблема и в том, что Китай готов закупать большее количество дальневосточного меда, поскольку спрос есть и очень высокий, но пасечники не могут удовлетворить этот спрос.

«Китайцы хотят, чтобы мы им поставляли 100-200 тонн меда, а мы столько не набираем. Не готовы приморские пасечники наступать на азиатский рынок семимильными шагами, пока промышленное пчеловодство у нас находится в зачаточном хозяйстве. Необходимо мощное производство, на котором будет действовать в несколько раз больше пчелосемей, и работать сотни человек. В 80-х в Приморье добывали около 15 тыс. тонн меда, а сейчас всего шесть тыс. тонн», — объясняет Андрей Янчук.

Промышленное производство меда в Приморье налаживает резидент свободного порта Владивосток — компания «Салдан». У нее есть современный цех по переработке меда, где фасуют около пяти-десяти тонн меда в месяц. Предприятие создавали, чтобы помочь местным производителям и обеспечить качественным продуктом дальневосточный, российский и зарубежные рынки, однако пчеловоды оказались не рады этому. По словам заместителя гендиректора компании Романа Волкова, не все пасечники в Приморье готовы к цивилизованному осваиванию рынка.

«Проблема многих пчеловодов состоит в том, что они не хотят выходить из тени, регистрировать свои пасеки, получать ветеринарные свидетельства и добросовестно относиться к качеству продукта. Получение документов дает возможность заниматься продажами на экспорт и внутри страны. Примерно половина пчеловодов, которые к нам обращаются, не имеют документов, таким образом, у них нет возможности реализовать свой мед для экспорта. Но, все равно хочется отметить, что люди стараются, изучают необходимые требования Минсельхоза, которые выставляются к качеству меда. Мы в свою очередь даем консультации и оказываем помощь всем пасечникам, которые заинтересованы в продаже своего меда», — рассказал Роман Волков.

Правительство Приморского края совместно с пчеловодами обсуждает возможность компенсации логистических издержек и поддержки пчеловодов, желающих выйти на российский рынок. Но пока все это находится лишь на стадии обсуждения.

14 июля: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика