Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Сложная энергетика

Дмитрий Селютин: «Вопрос бюджетных инвестиций в развитие электроэнергетики на Дальнем Востоке следует рассматривать не линейно, а синергетически»

Сложная энергетика

Первый заместитель генерального директора по инвестициям и развитию ОАО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания» (ДВЭУК) Дмитрий Селютин рассказал о проблемах развития дальневосточной электроэнергетики и ответил на критику полпреда президента в ДФО Юрия Трутнева, прозвучавшую в адрес энергетиков на совещании в Магадане.

- Дмитрий Эдуардович, как вы можете прокомментировать слова Трутнева о том, что продажа электроэнергии в России – это бизнес и строительством новых ЛЭП не должно заниматься государство?

- Это далеко не первое совещание по вопросам развития электроэнергетики, которое проводит Юрий Петрович. Вероятно, критику Трутнева в наш адрес надо рассматривать в контексте комплексного подхода к развитию всей энергетической отрасли на Дальнем Востоке. Формальная логика говорит о следующем: да, Магаданская область является энергоизбыточным регионом. Две крупные гидроэлектростанции (Колымская ГЭС и Усть-Среднеканская ГЭС – прим.ред.) потенциально с лихвой покрывают потребности как существующих потребителей (их на сегодняшний день на Колыме немного), так и перспективные потребности региона, в первую очередь развивающихся золотодобывающих предприятий на территории Яно-Колымской золоторудной провинции. Но развитие источников генерации забежало далеко вперед по сравнению с развитием объектов инфраструктуры транспорта электроэнергии.

Чтобы производство электроэнергии в Магаданской области (и не только в Магадане) стало прибыльным, необходимо увеличивать объемы его потребления. Но как продавать электроэнергию, если сами потребители, которые заявляют о своей потребности в ней («Полюс Золото», «Павлик» или какое-то третье юридическое лицо), не берут на себя обязательств ее обязательной покупки?! То есть принцип «take-or-pay» в данном случае не работает. Например, за счет того, что «Полюс Золото» в связи с пересмотром своих планов по освоению Наталкинского золоторудного месторождения не выбрало необходимые объемы электроэнергии, местная сбытовая компания «Магаданэнерго» имеет недополученный доход в прошедшем году в размере 500 млн рублей, а это полный годовой объем инвестиционной программы энергокомпании.

Получается, с одной стороны, мы имеем необходимость продажи избытков электроэнергии, с другой, отсутствие обязательств потенциальных потребителей на покупку этой электроэнергии, что значительно затрудняет привлечение инвестиционных ресурсов для развития энергетической и прочей инфраструктуры в Магадане.

Мы с большим вниманием и уважением относимся к критике, которая звучит в адрес дальневосточных энергетиков, и эта критика является свидетельством того, что государственные институты озабочены проблемой развития электроэнергетики на Дальнем Востоке.

- А есть ли вообще на Дальнем Востоке протяженные высоковольтные линии, построенные за счет частных вложений?

- По сути, за последнее время на Дальнем Востоке не было реализовано ни одного электросетевого проекта, который бы строился за счет привлечения средств инвесторов. Мы подсчитали, что сроки окупаемости этих энергообъектов при заявленных объемах потребления электроэнергии составляют от 20 до 35 лет. На таких условиях развивать энергетическую инфраструктуру за счет частных инвестиций невозможно.

Решение вопросов развития электросетевых объектов лежит не в линейных подходах. Увеличивать объемы потребления энергии в энергоизбыточных районах пока не получается. Во-первых, в силу той же самой неразработанности соответственных механизмов по обязательствам потребителей на покупку определенных объемов электроэнергии. Во-вторых, при длительных сроках окупаемости отсутствует возможность привлечения инвестиционных ресурсов в строительство сетей на Дальнем Востоке. И в-третьих, Магаданская энергосистема пока изолирована, поэтому все тарифы регулируются и введение любого объекта влечет за собой серьезные тарифные последствия. Вот смотрите, вводится в эксплуатацию линия стоимостью в десятки миллиардов рублей. Эта линия передается эксплуатирующей организации, на нее происходит начисление амортизации, платятся налоги на имущество, на земельные участки, которые она занимает. И все это закладывается в тариф. Важно подумать над тем, чтобы тарифная нагрузка Дальнего Востока ложилась на общенациональные компании.

Например, «Федеральная сетевая компания» («ФСК») вела и ведет достаточно большие электросетевые проекты в Приморье. И, конечно, приморский тариф вырос бы уже многократно, если бы «ФСК» не пользовалась общефедеральным тарифом. То есть фактически, когда работает общефедеральный тариф, часть тарифной нагрузки, которая формируется на Дальнем Востоке, ложится на потребителей всей Российской Федерации, что, я считаю, правильно. Но Приморье – это часть ЕНЭС (Единая национальная энергетическая система), Магадан – совершенно другая история.

Поэтому наш подход (да и подход, собственно, Министерства энергетики РФ) понятен: сети строятся за счет бюджетных инвестиций. Эти бюджетные инвестиции будут возвращаться не прямо за счет роста тарифа или выручки, а за счет роста экономического потенциала территории, когда появятся новые налоговые поступления от недропользователей - инвесторов, которые получают электроэнергию. Вопрос следует рассматривать не линейно, а синергетически.

- Почему строительство ВЛ 220 кВ «Усть-Омчуг – Омчак» не вошло в список приоритетных инвестиционных проектов? Заявку на проект вы подавали, и его значимость нельзя недооценить.

- О проекте «Усть-Омчуг – Омчак» мы говорим последние четыре года. Для того чтобы получить федеральное финансирование, необходимо разработать проектно-сметную документацию (ПСД). Мы не раз говорили, что у нас аккумулированы средства на разработку ПСД, однако отмашку мы так и не получили. В результате, когда проходил отбор инвестиционных проектов, о строительстве этой линии заявили две компании - ЗАО «Павлик» как заказчик и мы как подрядчик. При первоначальном отборе проект прошел «на ура». Мы вошли в федеральную программу. Логично, если на господдержку подает недропользователь, и эта линия для него строится за счет средств федерального бюджета. Летом мы, исходя из принципа синергии, о котором я говорил ранее, работали с «Павликом» над проектом. А когда стали рассматривать возможность выделения средств на этот объект, то возник очень простой вопрос – где проектно-сметная документация? Ее нет. Она не разработана. Если нет проектно-сметной документации, то получить средства из бюджета в рамках федеральной целевой программы (ФЦП) невозможно. То есть в бюджет проект включить можно, а получить деньги нельзя. Поэтому непопадание ВЛ 220 кВ «Усть-Омчуг – Омчак» в господдержку, по крайней мере, текущего года я расцениваю как несогласованность действий Минвостокразвития и Минэнерго.

- И что же делать в данной ситуации?

- Разрабатывать проектно-сметную документацию. Однако для того, чтобы действующая (старая) линия от Усть-Омчуга смогла обеспечить первоочередные потребности золотодобытчиков, необходимо достроить ВЛ 220 кВ «Оротукан – Палатка – Центральная», которая разгрузит сеть от Колымской ГЭС до ключевой подстанции «Усть-Омчуг» за счет передачи энергии в Магадан от второго источника питания – Усть-Среднеканской ГЭС. Соответственно, высвободившуюся мощность можно направить не на юг – в Магадан, а на запад – к «Наталке», «Павлику», Родионовскому, Игуменовскому, Дедеканскому месторождениям, потому что основное энергоснабжение Магадана будет осуществлять уже новая линия. А после, исходя из подтвержденной потребности «Наталки», которую компания «Полюс Золото» обещает сделать не раньше июня, из подтвержденной потребности «Павлика» (компания «Арлан»), приступать к проектированию новой линии «Усть-Омчуг – Омчак».

- В конце прошлого года ни у кого не было сомнений, что проект ВЛ 220 кВ «Оротукан – Палатка – Центральная» будет завершен. Даже губернатор Магаданской области Владимир Печеный подчеркнул его важность, сказав, что это значимый проект для потенциальных инвесторов. Почему вдруг сегодня выясняется, что на полпути проект тормозится?

- Проект по этой линии разработан, согласован, прошел государственную экспертизу. На эту линию направлено около 6 млрд рублей средств федерального бюджета. Техническая готовность проекта составляет 55%. По участку «Палатка – Центральная» на 1 марта текущего года - 64%, по участку «Оротукан – Палатка», более протяженному и сложному, - 42%.

В соответствии с инвестиционным соглашением, которое подписано между ОАО «ДВЭУК» и Министерством энергетики РФ, срок ввода этой линии в эксплуатацию – декабрь 2015 года. Техническое состояние этой линии, наличие ресурсов у подрядной организации говорит о том, что проект может быть реализован в полном объеме в текущем году. Проблема одна – отсутствие средств федерального бюджета на этот год. На окончание строительства требуется около 7 млрд рублей. В бюджет-2015, несмотря на заявки министерства энергетики, эти средства не вошли.

Я обозначу совершенно четкую позицию вице-премьера (Юрия Трутнева – прим.ред.), которую я могу озвучить, поскольку она публичная: в условиях бюджетных ограничений преступно замораживать стройки. И мы внесли свои предложения о том, как можно закончить строительство в этом году.

- И какие есть варианты?

- Для начала мы сопоставили затраты на консервацию проекта с затратами на завершение строительства. Получилось, что они примерно равны. При этом консервация в условиях малолюдной, труднодоступной местности абсолютно не будет давать никаких гарантий сохранности имущества. Это означает, что федеральные деньги будут выброшены. В случае заморозки строительства линии, реализация объекта отодвинется на неопределенное время.

Ситуация с инвестициями в электроэнергетику в условиях бюджетных ограничений в экономике известна. Это как старый семейный спор, когда в семье не хватает денег: муж говорит, что надо меньше тратить, а жена говорит, что надо больше зарабатывать. Так и в энергетике в кризис сужать инвестиционную активность, которая приводит к росту доходной части бюджета и за счет налогов, и за счет занятости, и за счет последующих синергетических эффектов, неправильно. Этот спор в экономической науке давно решен. К сожалению, иногда стремление Минфина пойти по пути экономии бюджетных расходов за счет инвестиций, вложенных частично в проект, как по ЛЭП «Оротукан – Палатка – Центральная», неверное решение. Надеюсь, эта ошибка будет исправлена.

В этой связи мы предлагаем использовать на завершение строительства линии средства федерального бюджета, которые были нами сэкономлены за счет эффективной реализации других инвестпроектов. Этих строек несколько: ВЛ 35/110 кВ «Центральная – Сокол – Палатка» в Магаданской области, объекты саммита АТЭС-2012, строительство ВЛ 220 кВ «Сунтар – Олекминск» в Якутии. Общая сумма экономии по трем проектам составила без малого 2 млрд рублей. Кроме того, у компании сформирован достаточно большой объем возвратного НДС уже по сданным объектам.

Мы предлагаем сосредоточить все финансовые усилия на участке линии «Оротукан – Палатка», ключевом для разгрузки «Усть-Омчуга» и наиболее проблемном, используя средства, которыми располагает компания. Кроме того, мы готовы за счет нашего залогового имущества привлечь кредитные ресурсы и в полном объеме завершить объект. Но привлечение кредитных ресурсов в зависимости от условий кредитования приведет к удорожанию проекта на сумму от 2 до 3,5 млрд рублей. Безусловно, это отложенная нагрузка на федеральный бюджет, за счет которого придется возвращать средства. Сейчас министерство энергетики и правительство прорабатывают эти подходы, и я уверен, что мы выполним свои обязательства по строительству линейной части проекта в 2015 году.

- Линия «Оротукан – Палатка – Центральная» важна не только для золотодобытчиков.

- Прежде всего, ее строительство повышает энергобезопасность самых густонаселенных районов области, включая столицу региона. Предусматривается, что вырастут и объемы энергопотребления за счет того, что часть потребителей будет переведена на электроотопление. И, как уже было сказано, она важна для реализации проекта «Усть-Омчуг – Омчак», который, надеюсь, тоже не за горами.

Я изучал историю развития магаданской электроэнергетики и нашел письмо начальника «Дальстроя» генерал-лейтенанта Ивана Федоровича Никишова, адресованное заместителю Председателя Совета Министров СССР Лаврентию Павловичу Берия, о необходимости строительства ЛЭП «Усть-Омчуг – Омчак». Сейчас у нас появился шанс сделать то, что Лаврентий Павлович решить не смог.

- Насколько оправдало свое строительство ваша первая линия в Магадане - «Центральная – Сокол – Палатка»?

- Она заместила две авариные ЛЭП на деревянных опорах, которые в течение полувека обеспечивали энергоснабжение девяти населенных пунктов. И прошлым летом, во время сильнейшего паводка на Колыме, новая линия отработала в безаварийном режиме, что помогло избежать очень серьезных чрезвычайных происшествий. Отмечу, что на сегодняшний день вопросы эксплуатации по этой линии в полном объеме урегулированы. Эта линия передана «Магаданэнерго» на условиях аренды. При этом арендная плата включает ровно амортизацию и налог на землю, не более того.

- Можно ли в решении магаданских проблем использовать опыт строительства ЛЭП «Пеледуй – Чертово Корыто – Сухой Лог – Мамакан» в Иркутской области, где компания «Полюс Золото» практически построила небольшой отрезок на основе механизма государственно-частного партнерства?

- Можно использовать, только надо помнить, что это дорога с двусторонним движением. Инициатива шла от золотодобытчиков, они сделали свою часть проекта. Мы сделали проект по второму этапу этой линии, по подключению этого участка к Единой национальной электрической сети. Только опять нет решения, кто будет ее строить. Поэтому опыт использовать можно, но с учетом допущенных ошибок.

В Магадане «Полюс Золото» пока не готов сказать о своих обязательствах по потреблению электроэнергии. «Павлик» не готов сейчас сказать, что он возьмет на себя даже затраты по проектированию «Усть-Омчуг – Омчак».

- Как сегодня продвигается строительство Чаяндино-Талаканского кольца? В сентябре прошлого года вы заявляли, что к 2017 году оно может быть построено.

- С Чаяндино-Талаканским кольцом не происходит ничего. То есть этот проект существует как идея, он никем не отрицается, но итогового решения о целесообразности его строительства не принято. Он обсуждается, понятны базовые параметры технического решения, но окончательной стратегии не определено. И самое главное, потребители - газовики - еще не сказали, насколько точно им нужно это кольцо.

- Но именно новые проекты могли бы способствовать объединению изолированной энергосистемы юго-запада Якутии.

- Объединение уже случилось в конце ноября 2014 года, но почему-то ни российская энергетическая общественность, ни широкие круги Республики Саха (Якутия) этого не заметили. Произошло следующее: «ФСК» завершила строительство ЛЭП по направлению Алдан – Олекминск, создав условия для транзита электроэнергии из ОЭС Востока в энергосистему Якутии. Линия несет нагрузку, сейчас идут процедуры по правоустанавливающим документам на энергообъект.

Более того, в ноябре компания «Транснефтьэнерго», которая осуществляет энергоснабжение нефтеперекачивающих станций трубопровода «Восточная Сибирь – Тихий океан», зарегистрировала группы точек поставки с оптового рынка и стала забирать электроэнергию из Якутии, рассчитываясь по тарифам Объединенной энергосистемы.

После того как заработала линия от Алдана до Олекминска, в декабре мы подали заявление в министерство энергетики об отнесении наших объектов, построенных на юго-западе Якутии, к Единой национальной электрической сети. Системный оператор уже подтвердил наличие признаков ЕНЭС, и это означает, что западный энергорайон Якутии уже формально перестанет быть изолированным.

- Можно ли сегодня говорить об объединении энергосистем Магадана и Чукотки? Актуален ли данный вопрос?

- Это большой перспективный проект, но пока гораздо важнее решить вопрос замещения выбывающей Билибинской атомной станции, реконструкции Чаунской ТЭЦ и линейного строительства между этими населенными пунктами. В перспективе объединение систем возможно, но следует понимать, что по маршруту прохождения этой линии нужно достаточно сильное потребление. Поэтому я не верю в цифры, которые иногда появляются в средствах массовой информации, о том, что эта линия стоит, к примеру, 18 млрд рублей. Эта линия с учетом генератора, который должен там появиться, будет стоить не менее 75-80 млрд рублей. Сейчас говорить о скорой реализации такого проекта, как мне кажется, преждевременно.