Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Смотреть шире

Владимир Васильев: «Английский язык как рабочий в Якутии никто не отменял»

Смотреть шире

Министр по федеративным отношениям и внешним связям Республики Саха (Якутия) Владимир Васильев рассказал, как Индия разработала для Арктики солнечные батареи, нужны ли нам сингапурские танкеры и каким образом укрепить имидж Якутии на международной арене.

- Владимир Николаевич, делегация Якутии недавно вернулась из Рейкьявика, где прошла ассамблея «Arctic Circle». Какова была цель вашего визита?

- В этом году ассамблея «Arctic Circle» прошла во второй раз. Идея Президента Исландии О.Р.Гримссона привлечь мировую общественность для обсуждения самых разных аспектов развития и сотрудничества в Арктике, на мой взгляд, очень удачна. В век глобализации каждая страна стремится найти свою нишу, в том числе и в арктических регионах, приобретающих все большее влияние, и с этой точки зрения нам было интересно узнать о новых идеях, инициативах и трендах в Арктике. Арктическая территория в Якутии довольно большая, в республике в рамках Года Арктики принята Комплексная программа развития арктической территории, разрабатывается арктическая стратегия, поэтому нам важно знать основные направления государственной политики других стран.

- Какие тренды Вы увидели?

- Когда Канада взяла председательство в Арктическом Совете (в мае 2013 г.), то одними из приоритетов обозначила качество жизни и, конечно же, вопросы окружающей среды - пресс на арктическую экосистему усиливается с каждым годом. Якутия с 1993 года участвует в работе Северного Форума (Северный Форум – международная неправительственная организация северных регионов, образованная по инициативе региональных правительств провинции Хоккайдо (Япония), штата Аляска (США), Магаданской и Камчатской областей (СССР) в 1991 г. – прим.ред.), миссией которой является повышение уровне жизни на Севере. Получается, мы заранее предвидели, что станет приоритетом при развитии таких отдаленных регионов мира. Мы надеемся, что наш опыт, опыт регионов, будет полезен всему миру.

- А Вас не удивляет, что к Арктике проявляют интерес такие страны, как, например, Сингапур, Китай?

- Нет. Это быстроразвивающиеся государства (тем более Китай, который сейчас признан первой экономикой мира), и они нуждаются в ресурсах. Данные последних лет показывают, что в Арктике, к примеру, огромные углеводородные запасы, а изменение климата и таяние льдов открывают новые возможности для развития крупного бизнеса и промышленности. В то же время мы все хорошо понимаем, что природа Арктики крайне уязвима. Чтобы не разрушить хрупкое равновесие, которое тысячелетиями создавалось в этом регионе, при освоении ее территории следует применять осторожные подходы, новейшие природо- и энергосберегающие технологии. Все обеспокоены этим, но стремятся заполучить ресурсы. Маленькие страны, может, и не нуждаются в полезных ископаемых, но понимают, что, когда в Арктику придут крупные компании, надо будет создавать инфраструктуру. Сингапур, кстати, занимает 4 место в мире по строительству танкеров, и, если мы откроем Северный морской путь (СМП), потребность в такого рода судах ежегодно будет возрастать. В этом Сингапур видит свое место в Арктике. Крупные страны – Япония, Корея, Китай - борются либо за ресурсы либо за опыт, знания, технологии и т.д., которые они могут применить в таких суровых условиях по обслуживанию Севморпути, созданию инфраструктуры, связанной с транспортировкой грузов.

- Как же на всех разделить Арктику?

- Вопрос крайне сложный. Каждая страна будет использовать свои методы завоевания рынка. Мы понимаем, что Китай всегда будет стремиться к применению «мягкой силы», то есть достаточно активно предлагать строительство научных станций, улучшение инфраструктуры тех арктических поселков и городов, которые в достаточно запущенном состоянии, особенно в российской Арктике. У Китая широкие возможности и опыт в этом направлении: они активно вовлечены в научно-исследовательскую деятельность не только в Арктике, но и в Антарктике. Япония и Корея тоже там присутствуют, но в меньшей степени. Зато эти две страны обладают высокоточными технологиями (Samsung, Sony) и с этой позиции смотрят на Арктику. Арктическая «восьмерка» пытается ограничить их влияние. Когда на министерском заседании Арктического Совета в 2013 году в Кируне (Швеция) шел разговор о придании статуса наблюдателя неарктическим странам, разгорелась нешуточная борьба. Не желая вызывать межгосударственные конфликты, было принято компромиссное решение - предоставить такой статус всем странам, которые за ним обратились, – Японии, Корее, Китаю, Сингапуру, Индии, Италии. Однако Европейскому союзу было отказано, потому что ряд европейских стран уже является постоянными членами Арктического Совета. Многие европейские страны, безусловно, могли быть недовольны: они ожидали получить от ЕС дополнительный голос в свою поддержку. В следующем году, когда министерское совещание пройдет в Канаде, ожидается, что Евросоюз все равно будет настаивать на получении такого статуса. Посмотрим, как изменится позиция стран.

- Получается, что Евросоюз тоже пытается навязывать свою политику Арктическому совету?

- Евросоюз разработал свою Арктическую стратегию и позиционирует себя как очень сильный игрок в этом пространстве, как бы объединяя стратегии по отношению к Арктике всех своих стран - не только являющихся арктическими, но и южных. Мнение ЕС, что европейские страны должны занимать одну из ключевых позиций в Арктике как объединенная Европа, члены Арктического Совета, на мой взгляд, не готовы принять.

- Пока ряд стран пытается использовать Арктику в своих политических интересах, чем занимается Арктический Совет?

- Арктический Совет начинался с экологических проектов, затем стартовали проекты по поддержке социально-экономического развития. Большой блок вопросов связан со здравоохранением - это мониторинг инфекционных заболеваний и развитие телемедицины. Существуют проекты, связанные с социальным статусом жителей Севера, профилактикой алкоголизма и наркомании. Значительное внимание уделяется вопросам изменения климата, снижению рисков при осуществлении судоходства, освоении шельфовой зоны, ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и т.д. В рамках Арктического Совета страны апробируют те или иные подходы по совместному решению вопросов, требующих объединения усилий. В составе Арктического Совета, наравне с государствами, имеют право голоса 6 организаций коренных народов – постоянных участников, что позволяет учитывать их интересы при осуществлении любой деятельности в Арктике.

- Почему, как Вы считаете, на Севере люди зависимы от вредных привычек и склонны к депрессии?

- К сожалению, проблема алкоголизма очень остро стоит не только у нас в России, но и на Западе, в Северной Америке. А вот, казалось бы, в таких благополучных для жизни странах, как Норвегия и Швеция, просто страшный процент суицидов. Независимо от того, относишься ли ты к коренным малочисленным народам или нет, суровые условия проживания, особенно полярные ночи, оказывают сильную депрессивную роль. В Мурманске люди, которые прожили там всю жизнь, испытывают большую депрессию, когда наступает полярная ночь. Они стараются даже отпуск брать зимой, чтобы на это время уехать из региона. Летом в Арктике, напротив, солнце практически не заходит, режим дня полностью нарушается. Ты не можешь спать – находишься в возбужденном состоянии длительное время. Кроме того, сказывается и некоторая ограниченность возможностей и пространства – каждый день происходит одно и то же.

В российской Арктике ситуация осложняется еще и тем, что у нас низкий уровень жизни. Вот и получается, что для многих одна отдушина – алкоголь. Как можно с такой проблемой сделать Арктику точкой роста?! Надо людям помогать. Не только разукрашивать дома в яркие краски, но и проводить мероприятия, которые будут вселять оптимизм в людей, чтобы они верили, что не изолированы, не одиноки, что их жизнь интересна и другим. Когда мы в первый раз приехали в Нижнюю Колыму 10 лет назад с большим международным проектом «Экология российской Арктики», местные жители, конечно, нас вежливо послушали, потом улыбнулись и сказали: «Ну ладно, вы сегодня здесь, в следующем году вряд ли приедете». Увидев, что мы приезжаем каждый год, делаем конкретные дела – для коренных народов, охраны природы – отношение к нам изменилось. Людям стало интереснее жить, а нам приятно, что мы дали им определенный толчок.

- Чем может похвастаться Якутия в рамках в Северного Форума, председателем которого она является? Какой пример Республика может подать другим арктическим регионам, тем более если у них много общих проблем?

- Якутия вошла в Северный Форум в 1993 году и с самого начала позиционировала себя как регион, который способен и учиться, и учить. Она показала свой опыт в сфере поддержки жителей, решения социальных вопросов, развития экономики. Так, Якутия предложила проект по поддержке здорового образа жизни в рамках профилактики суицидов. По этому направлению проводились разные мероприятия.

Сейчас в ходе активного строительства в республике возводятся не только дома, но и социальные объекты. Ранее в начале 2000-х гг. первым президентом Якутии Михаилом Николаевым было инициировано движение «2000 добрых дел 2000 года». Затем движение обрело новый девиз – «Моя Якутия в ХХI веке». Его суть заключалась в том, что жители районов сами определяли свои потребности в социальных объектах и расставляли приоритеты, а затем, пользуясь бюджетной поддержкой по линии движения, включали в работу механизмы народной стройки, где приветствовалась любая помощь. Получалось, население само строило некоторые социальные объекты - спортивные залы, Дома культуры, помогало ремонтировать школы и т.д. Движение охватывало всю республику и являлось хорошим стимулом как для муниципалитетов, так и для сообществ коренных народов - сообща можно сделать огромные дела. В то же время мы сами учимся у регионов. Так, Ханты-Мансийский автономный округ может похвастаться чистотой и продуманной архитектурой главного города. У нас этого нет, но мы стремимся.

- Вы говорите об устройстве социальной инфраструктуры, в том числе на севере. А как обеспечить рабочие места в арктических регионах? Раньше были поселки (например, Лазо), была развита промышленность - олово, золото добывали, потом, в 1990-е годы, производство закрылось, люди стали уезжать, поселки закрываться. Что вообще происходит на Севере, будет ли производство возрождаться?

- Да, мы знаем, что наша арктическая территория сильно отстает от центральных районов республики или от южной, западной Якутии, где жизнь кипит. На севере промышленность практически свернута. Однако в северо-западной части большую работу ведет алмазодобывающая компания «Алмазы Анабара» (дочернее предприятие «АЛРОСА»). Это социально-ответственная компания, которая проводит активную работу по поддержке муниципалитетов, которые попадают в сферу их деятельности. Остальные территории северной Якутии (закрытый пос. Депутатский, пос. Черский, Тикси) это больные места. Тем не менее мы надеемся, что Комплексная программа развития арктической территории республики должна изменить ситуацию. Если мы говорим об оживлении Северного морского пути (СМП), мы обязаны восстановить морскую инфраструктуру порта Тикси, порта Зеленый Мыс в Черском.

- Какие на сегодняшний день реализуются международные проекты между арктическими территориями, например европейскими странами или США?

- С американцами у нас было много проектов, но после выхода Аляски из Северного Форума их активность немного спала. «Рабочая группа по бурым медведям», включавшая специалистов из Америки, Японии, России, стран Скандинавии, и проекты по профилактике алкоголизма и прочих зависимостей пока приостановлены. Безусловно, сказывается напряженная политическая обстановка в мире. В этом году мы попытались организовать семинар по бурым медведям на Камчатке, но американцы негласно запретили выезд своим специалистам, срезав бюджет по командировкам, - в итоге, у них просто не оказалось денег, чтобы приехать.

Со странами Северной Европы мы работаем по поддержке оленеводства - по внедрению новых технологий в их жизнь. К примеру, своих солнечных панелей, применяемых в условиях севера, у нас нет, поэтому в тундру завозится дизтопливо, а это очень дорогое удовольствие. Мы предложили оленеводам поставить партию солнечных батарей, они сначала отказались: дескать, зачем нам - они хрупкие, и аккумуляторы, наверное, тяжелые – таскай их туда-сюда. Но мы все же решили организовать поставку в качестве эксперимента, чтобы люди узнали, что есть свет, что связь работает и можно включить телевизор.

Мы с финскими коллегами работали совместно с Индией по одному очень интересному социальному проекту. У Индийского колледжа Беафут есть программа по продвижению солнечной энергетики на территориях, в которых вообще нет никакого электричества, никаких дорог – в изолированных регионах Африки, Южной Америки. Они приглашают из этих стран женщин в возрасте, имеющих детей или внуков, чтобы те, получив специальность инженера по солнечной энергетике, вернулись в свою деревню и могли обслуживать там солнечные электростанции. Индийцы заинтересовались нашей идеей по обеспечению солнечными батареями оленеводов, кочующих в Арктике при минус сорока градусах. Они пригласили двух женщин из северных районов Якутии к себе в Индию. Вернувшись, женщины обучили своих оленеводов, как управлять станциями. Через год, спросив, работают ли наши панели, оленеводы сказали, что 40% дизтоплива экономится. Экономия очевидная. Людям сразу понравилось, что они просты в употреблении. В любой точке тундры у них теперь есть свет, генератор не шумит за палаткой, не мешает, не дымит. Теперь наши финские партнеры ищут гранты, чтобы закупить новую партию солнечных батарей.

- Как санкции, которые сейчас вводятся против России, могут повлиять на взаимоотношения Якутии с деловыми партнерами?

- Санкции в любом случае уже влияют на развитие региона, потому что у республики есть долгосрочные соглашения по разным направлениям. По тому же строительству детских садов была договоренность с Всемирным банком о том, что они дадут нам кредит для строительства 100 детских садов. Но проект был приостановлен. Мы не знаем, будут ли продолжены эти работы и где найти другие источники для поддержки. В Якутии наблюдается бэби-бум, и очередь в детские сады большая. Мы надеялись решить проблему в течение 2-3 лет, но вводимые санкции немножко нам мешают. Тем не менее, к примеру, компания «Silver Bear Resource» не намерена уходить из Якутии, она готова инвестировать. Но швейцарская компания «Gunver» рассматривает возможность продажи своей доли в угледобывающей компании «Колмар», что тоже, может быть, вызовет некоторое торможение в развитии. Впрочем, мы эти моменты ощущаем не в такой степени остро, как в других промышленных регионах.

- Можем ли мы сегодня говорить о лидерстве России в Арктическом регионе, учитывая и протяженность территории, и развитие СМП?

- Игнорировать Россию в Арктике никому не удастся в силу огромных территорий, которые нам принадлежат. Хотя мы и говорим, что США диктуют правила игры, но Россия занимает свое место в мире, и стоит очень крепко. С этим не считаться другие страны не могут. Безусловно, есть «большая политика», межгосударственные отношения, но в то же время на среднем уровне все готовы сотрудничать. В следующем году США возьмут председательство в Арктическом Совете и, как сказал на форуме Специальный представитель США по Арктике и бывший командующий береговой охраной США адмирал Роберт Папп, будут работать в тесном сотрудничестве с Россией, несмотря на натянутые отношения по другим направлениям. То есть по отношению к Арктике диалог полностью открыт, мы это чувствуем.

- С Исландией у Якутии есть общие интересы. Какие?

- В Якутии с 1960-х гг. живет Александра Аргунова-Кюэрэгей. Для нас она – легендарный человек. Почти четверть века эта женщина не имела никаких связей с Родиной, но не забыла свой язык, свою культуру, пропагандировала ее здесь постоянно. Она основала Общество по развитию культурных связей между Исландией и Якутией (ISJAKI) и даже построила настоящий якутский балаган. 

Кроме того, авиакомпания «Якутия» приобретала самолеты Боинг у Исландской авиакомпании в лизинг. И Исландия, и Якутия, как самый крупный арктический регион мира, стремятся к тому, чтобы диалог по сотрудничеству в Арктике был максимально открытым и широким, но в то же время, чтобы развитие Арктики шло с учетом интересов коренных жителей и не в урон окружающей среде.

- Владимир Николаевич, Вы вступили в должность совсем недавно. Какие цели и задачи перед собой ставите?

- Министерство по федеративным отношениям и внешним связям ответственно за 4 направления: международное сотрудничество, федеративные отношения, имиджевая политика и развитие внешнеэкономической деятельности (привлечение инвестиций в республику). Все эти направления в полном объеме будут сохранены. Мне бы хотелось, чтобы министерство более активно представляло интересы республики на таких высоких мероприятиях, как «Arctic Circle», чтобы повышать и имидж Якутии, и грамотность наших специалистов. Я считаю, что следует вплотную заняться подготовкой молодых кадров, чтобы представители министерства работали или проходили стажировку в штаб-квартирах крупных организаций, - международного опыта нам все же не хватает. Форумы, как здесь в Рейкьявике, проходят без перевода, что создает препятствия тем хорошим начинаниям, которые нам хотелось бы продвинуть. В 1999 году был издан указ, согласно которому английский язык был объявлен рабочим языком Республики Саха (Якутия). Этот указ еще никто не отменял, поэтому мы намерены поработать и с министерствами, и с органами исполнительной власти, чтобы они уделили особое внимание знанию языка хотя бы молодых кадров.

Говоря об имиджевой политике, узнаваемость республики из-за того, что мы не используем возможности глобальных сетей, на достаточно низком уровне. Есть всего несколько энтузиастов, которые разрабатывают англоязычные сайты о Якутии. Наше Министерство поддерживает сайт «Yakutia Today», но и его следует развивать. В плане развития туризма Якутии не хватает не только гостиниц, но и информационной составляющей. В прошлом году издательством PressPass при поддержке министерства был издан первый уникальный путеводитель на русском и английском языках – но таких путеводителей должно быть больше, причем самого разного формата.

В республике также важно создать региональный центр поддержки экспорта, который будет оказывать информационно-консультационную поддержку предприятиям, настроенным на экспорт своей продукции. Будем продолжать презентацию инвестиционного потенциала республики.

- Такие мероприятия, как «Arctic Circle» или другие международные конференции, способствуют привлечению инвестиций в регион?

- Безусловно. В этом году мы презентуем Северный Форум и проекты, которые в его рамках были реализованы или реализуются. Однако мы настроены на более активное деловое сотрудничество. Экология - хорошо, культура - прекрасно, но деловая жизнь между регионами должна быть в приоритете. Я бы хотел, чтобы Северный Форум отошел от практики разработки и поддержки небольших проектов. Чтобы получился широкий охват, должно быть налажено многоуровневое сотрудничество между экспертами и чиновниками. Мы будем предлагать создание Северного экономического совета на уровне региональных министров экономики, рабочей группы по бизнес сотрудничеству, также есть идея создать молодежный Северный Форум. Ну, и подтянем к диалогу Ассоциацию коренных малочисленных народов Севера.