Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Сможет ли Дальний Восток, как Перт?

Александр Ивашкин о том, как заштатный город Австралии стал инвестиционным центром АТР

Роль Австралии, также называемой с прошлого века Down Under, в Азиатско-Тихоокеанском регионе растет. Председатель НП «Лига финансовых институтов» (Владивосток) Александр Ивашкин, посетивший в феврале-марте нынешнего года в составе международной делегации «Зеленый континент», рассказал EastRussia, как чувствует себя Down Under, и почему аналогий между Дальним Востоком и австралийской провинцией, столицей которой является Перт, можно провести много, а сходства в развитии экономики пока – мало.

Сможет ли Дальний Восток, как Перт?

- Регион Down Under, «сердцем» которого является Австралия, обычно ассоциируется с сельским хозяйством и добычей ресурсов. Ситуация как-то меняется?

- Если прямо сейчас обозначать на карте действующие и перспективные точки роста мирового хозяйства, то кроме традиционных за последнее десятилетие «азиатских тигров» (Япония, Китай, Корея, Сингапур, Вьетнам, Малайзия, Индонезия, Филиппины и др.) появляются новые игроки, которые постепенно набрали интеллектуальную и экономическую мощь, претендуя тем самым на лидерство среди региональных держав. 

К таким странам, безусловно, относится Австралия, которая наряду со своими странами-соседями расширила зону экономического роста с АТР до огромной и неоднородной области государств тихоокеанского и индийского побережий. Основные скопления населения Австралии находятся в ее самых больших 8 городах и пригородах, то есть, почти 80% от 25 млн человек. Такая австралийская демография и создала своеобразный экономический «конструктор», который складывается порой из деталей, которыми не обладают даже самые высокоразвитые государства мира. 

- В 2018 году Австралия поставила неформальный мировой рекорд продолжительности непрерывного экономического роста. С вашей точки зрения, что этому способствовало?

- Замечу, что прежний «рекорд» принадлежал Нидерландам, экономика которых не испытывала технической рецессии в течение 103 кварталов (в период с 1982 по 2008 гг.). До голландцев этот своеобразный рекорд ВВП принадлежал Японии. Все это происходило, пока в прошлом году «искусственный интеллект» от крупнейшей в мире IT-компании Statistical Analysis System (SAS) не назвала нового фаворита. Нейронная сеть сравнила 148233 районов и городов из 193 стран на базе данных 1194 источников, на основе которых сформировала 69 критериев идеального для жизни, работы и отдыха города. Лучшим городом мира был назван Перт (Perth), столица крупнейшего штата "Западная Австралия". Там проживает, кстати, более 2 млн человек. 

Перт попал на первую строчку благодаря развитой и частично бесплатной городской транспортной системе, большого количества рекреационных зон (пляжи, ботсады), значительного количества солнечных часов в течение года (3200 часов), широкого выбора ресторанов (390 штук) и обширных кулинарных и культурных мероприятий, а также хороших возможностей для карьеры и запуска стартапов. Тогда же в компании SAS заявили, что выбрать лучший город мира было достаточно сложно, так как существующие исследования, опросы и международные рейтинги отражают только индивидуальное мнение своих авторов. Объективный ответ можно найти, только просмотрев гигантский объем данных, что не под силу сделать ни человеку, ни даже огромной армии аналитиков. 

Если принять во внимание, что какой-то десяток лет назад Перт был худшей по экономическим параметрам столицей из всех шести штатов Австралии, то подобный результат - это свидетельство настоящего «прорыва» самого большого и некогда самого отсталого и забытого региона Австралии. 

- Как бы вы объяснили такой феномен?

- Главная причина феноменального успеха Перта - в создании очень хорошего инвестиционного климата, который приблизил этот провинциальный штат к инвестиционному буму, и как следствие к изменению рынка труда и качественному перераспределению (изменению) потребительских предпочтений населения штата в товарах, услугах и жилье. Поэтому и возник постоянный устойчивый рост в таких секторах как финансы, страхование, операции с недвижимостью и строительство. 

В период своего нынешнего визита мне довелось участвовать в открытом публичном мероприятии от Западного штата Австралии, где обсуждались перспективы новой волны инвестиционных проектов по поддержанию уже имеющегося потенциала на ближайшие годы. Один из руководителей Ассоциации инвесторов-ангелов (Perth Angels) на мероприятии сказал ключевую фразу: «Деньги любого инвестора в Перте "отдыхают", то есть работают и в полной безопасности от правовых неурядиц...». Замечу, что упомянутая организация состоит из сети частных инвесторов и дает возможность для бизнеса любого формата и размера получать инвестиционные возможности на территории Западной Австралии. 

Поэтому неудивительно, что этот штат стал самой успешной в мире смешанной горнодобывающей и энергетической провинцией. А благодаря гибкости, масштабам и решению проблем инвесторов, привлекает постоянные инвестиции от крупнейших мировых производителей минералов и энергетики, многие из которых имеют свои региональные штаб-квартиры в Перте. 

- Стимулом для роста экономики штата стал капитал?

- И не только капитал, ведь ежедневная повестка "все для инвестора", культивируемая администраторами-управленцами этого процесса, привела к тому, что на очередных мэрских выборах 2007 года победителем впервые стала женщина-лорд-мэр Лиза Мишель Скаффиди. Именно в период ее управления Пертом (2007- 2018 гг.) город сразу получил все то, о чем мечтали его граждане - новые рабочие места, новый облик города, бесплатные городские автобусы и задел на будущее развитие. 



В итоге за каких-то десять лет экономика в прошлом «скромного» Перта и в целом всего региона была переформатирована, имея среднегодовой экономический рост в 5,3% (в самой Австралии - 3,3%). Это был действительно период беспрецедентной экономической экспансии штата и архитектурной реконструкции его столицы Перта. Ведь в совсем недалеком прошлом вся экономика Западной Австралии зависела от добычи и переработки определенного вида полезных ископаемых и нефти. 

При более детальном анализе состава промышленности, финансов и экономики можно увидеть своеобразное сходство штата Западной Австралии и Дальнего Востока России, так как и там и здесь с присутствуют цветная металлургия, добыча драгоценных металлов и камней, горнодобывающая промышленность, рыбная, лесная и деревообрабатывающая промышленность, нефте- и газодобыча, машиностроение. 

- А если точнее? 

- Проведенная в течение последнего времени дифференциация (расширение ассортимента полезных ископаемых) штата Западная Австралия обеспечила иную, более сбалансированную производственную базу и меньшую зависимость не только от нескольких основных экспортных рынков, но и предохранила до определенных пределов экономику от колебаний мировых цен на определенные виды полезных ископаемых. 

Мои австралийские коллеги приводили примеры успешного вложения в добычу и переработку редких минералов, включая графит и редкоземельные элементы, такие как иттрий и торий. Эти редкие минералы используются для производства конденсаторов в быстро заряжающихся электромобилях, для литий-ионных батарей в интеллектуальных устройствах, а также в производстве графена (материала в сотни раз прочнее стали), который начал использоваться в создании гибких изделий и гибких экранов электроники. 

- На ваш взгляд, каков сейчас инвестиционный климат на Дальнем Востоке? 

- Конечно, дальневосточная экономика стала намного устойчивее, чем в 90-е. Но какой ценой? Ценой высокого процента кредитования бизнеса и сжатой денежной массы, ценой того же производства, которое не растет в ДФО, за исключением проекта ДЦСС в поселке Большой Камень, ценой складывающихся высоких налогов, неразумной фискальной дальневосточной политики (тарифы, акцизы, пошлины и пр.), ценой снижения реальных доходов граждан и их буквально бегства из региона. 

В отдельных случаях роль иностранных инвестиций для экономического роста региона бывает переоценена. Пример тому - две недостроенные гостиницы "Хаятт" в столице ДФО Владивостоке, которые стоят уже много лет. Но что самое удивительное, для их достройки уже третий глава региона постоянно ищет иностранных инвесторов! Неужели у отечественного бизнеса нет денег для завершения их строительства? Конечно, есть, но причины-то в другом, и этот некий "турбулентный" период региона надо пережить. 

Здесь, пожалуй, более всего озадачивает "хаяттовский" синдром - почему традиционно крупнейшие (в недалеком прошлом) инвесторы (типа Кипра, Люксембурга и иных офшорных юрисдикций), которые формально являясь иностранными компаниями (а на деле это в большинстве случаев "русский капитал") не спешат ни в офшор на остров Русский, ни в ТОР, ни в Свободный порт Владивосток, и не покупают те самые пресловутые гостиницы? Но ведь об этих гостиницах хорошо проинформирован бизнес и в других странах. С другой стороны, зарубежные инвесторы не видят примера со стороны бизнеса дальневосточного, очевидных историй успеха. Их, несомненно, надо формировать, тогда кое-что, быть может, получится. 

- Но множество законов уже принято, неужели недостаточно? 

- На самом деле буквально месяц назад, в феврале, российское правительство утвердило очередную "Стратегию пространственного развития России до 2025 года". В этом документе названы "перспективные центры экономического роста", которые к 2025 году должны обеспечить рост ВВП около 4%. Из них 20 центров, включая Москву и Санкт-Петербург, а также другие крупные города, куда входит столица ДФО Владивосток, должны обеспечить рост ВВП в один процент. 

Вхождение ДФО в перечень четырех приоритетных "геостратегических" районов по стратегии предполагает разработку и утверждение комплекса мер по привлечению специалистов в наш большой регион посредством стимулирования внутренней и внешней миграции. На примере наших австралийских соседей мы как раз видим обратное - удержание собственного населения через успешную трансформацию, движущие и скрытые пружины преобразований в так называемых "провинциальных территориях". Надеюсь, что предложенные примеры развития экономики и последующие за ним преобразования для живущих в провинциях граждан, подобранные с учетом интересов развития локальной экономики, могут быть интересными и полезными и для нашего дальневосточного региона.