Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Социальное направление на Сахалине защитят от кризиса

Власти островного региона обсудили с жителями бюджет на предстоящие три года

Сахалинская область сформировала бюджет на 2021 год и на плановый период на 2022-2023 годы. Главный финансовый документ региона сверстали с предельно допустимым дефицитом. Также область впервые за много лет прибегнет к внешним заимствованиям. Причины – снижение мировых цен на углеводороды, падение уровня добычи нефти на проектах Сахалин-1,2, а также неопределенность, вызванная пандемией. Несмотря на это, региональные власти обещают выполнить все социальные программы и обязательства.

Социальное направление на Сахалине защитят от кризиса
Фото: пресс-служба правительства Сахалинской области

НЕФТЕГАЗОВЫЕ ПОТЕРИ

Бюджет Сахалинской области на 65% состоит из нефтегазовых доходов. Просчитать будущие доходы не составляет труда: в прогнозе социально-экономического развития России содержится ожидаемая цена нефти (на 2021 год - $45,3 на сорт Urals) и курса доллара (72,4 рубля). При этом добыча нефти на проектах Сахалин-1,2 к 2023 году сократится на 26% от уровня 2020 года, сообщил глава областного правительства Алексей Белик, выступая на общественных слушаниях по проекту закона о бюджете Сахалинской области. В результате нефтегазовые доходы по сравнению с 2020 годом сократятся почти вдвое и составят около 56 млрд руб.

Безусловно, жизнь сложнее прогнозов: нефть может резко подорожать, нефтяники нарастят добычу, и вместо глубокого минуса казна получит плюс. Но планировать бюджет, опираясь на авось, никто не будет. Если федеральный Центр поменяет прогноз, только тогда будут пересмотрены параметры региональных бюджетов.

В 2021 году областные доходы запланированы на уровне 108 млрд рублей (на 64,3 млрд меньше, чем в этом году), расходы — 128,2 млрд рублей. Траты превысят доходы и в следующие два года: в 2022-м — 91,1 млрд и 104,1 млрд соответственно, в 2023 — 86,3 млрд и 98,6 млрд рублей.

Алексей Белик заявил, что восстановления доходов на уровне 2019-2020 годов в регионе не ожидают. По его словам, бюджет пришлось сверстать с максимально допустимым по закону размером дефицита: он составит 19,6% в 2021 году и по 15% в 2022-2023 годах. Чтобы обеспечить сбалансированность бюджета в условиях дефицита, область прибегнет к заимствованиям. Первый заем, краткосрочный — 8,5 млрд рублей — для ликвидации кассового разрыва, регион планирует привлечь уже в январе. Всего в 2021 году объем заимствований составит 24 млрд.

«Эта сумма достаточна, чтобы обеспечить бюджетную сбалансированность и выполнение всех обязательств», — подчеркнул Алексей Белик.

Он добавил, что главный финансовый документ области сверстан по «классической модели сбалансированного бюджета», и отметил, что в нем не содержится каких-либо экстраординарных шагов и решений.


СОЦИАЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР

Бюджет Сахалинской области, несмотря на потери, останется социально-ориентированным. Об этом заявил губернатор области Валерий Лимаренко. В 2021 году на социальные нужды потратят 72 млрд рублей — это 57% всех расходов. Из этой суммы 21 млрд пойдет на адресную поддержку семьи и детей, нуждающихся граждан, а также на развитие системы социального обслуживания населения, 26 млрд — на сферу образования, 17 млрд — на здравоохранение, 18 млрд — на жилищное и дорожное строительство. Власти подчеркивают, что темпы жилищного строительства снижаться не будут. При этом все взятые ранее социальные обязательства обязательно исполнят. Этого, по словам Белика, планируется достичь за счет четкого выделения приоритетных расходов.

«Это ответ на вызов, который дает жизнь, — заявил Валерий Лимаренко. — Готовы ли мы к этому вызову? Я думаю, да. Наша задача — сохранить главные социальные программы. Мы исходим из того, что сложившаяся ситуация — временная, и нам предстоит прожить три года в особых условиях. Мы уже начали программу диверсифицирования экономики. Подготовлены инвестиционные программы общим объемом 750 млрд рублей, которые мы собираемся осуществить в ближайшие пять лет. В результате появятся около восьми тыс. высококвалифицированных рабочих мест. Программы, конечно, не дадут быстрого результата и не "выстрелят" в течение года. Эффект мы почувствуем через три года. Но это принципиально важная политика, и мы ее будем реализовывать».

Губернатор также подчеркнул, что в новых макроэкономических условиях власти должны шире задействовать новые финансово-экономические механизмы, в первую очередь инструмент концессий и проекты государственно-частного партнерства.


ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ

В 2018 году, когда волатильность на нефтяном рынке уже была достаточно очевидна, Минфин предложил «отзеркалить» пропорцию, согласно которой 75% нефтегазовых доходов шло в Сахалинскую область, и только 25% — в федеральный бюджет. Перевернуть пирамиду не получилось, но регион все-таки сильно «пощипали»: с 2018 году он и центр делят доходы пополам. Несмотря на это, 2019 год область закончила с небольшим профицитом — 500 млн рублей. В этом году Сахалин все еще числится в Минфине как недотационный регион: их в стране всего 13, остальные в той или иной степени зависят от финансовой помощи Федерации.

На этой неделе Валерий Лимаренко попросил у Минфина России дополнительной финансовой поддержки. Помощь нужна региону, чтобы справиться с экономическими последствиями пандемии коронавируса и нефтегазовыми потерями.

С предложением помочь региону губернатор обратился к заместителю главы Минфина Ирине Окладниковой. Валерий Лимаренко попросил дополнительного финансирования для выполнения программ по переселению из аварийного жилья, асфальтированию дорог, строительству школ и других социобъектов. Финансовая поддержка также потребуется региону для повышения устойчивости электросетевого комплекса — необходима масштабная реконструкция ветхих сетей и создание инфраструктуры для новых пользователей. Также замминистра финансов и глава Сахалинской области обсудили возможность выделения в 2021 году федеральной субсидии для компенсации растущих цен на газ.

По мнению члена-корреспондента РАН Руслана Гринберга, ситуация в Сахалинской области на среднесрочном горизонте целиком зависит от позиции федеральных властей.

«Кроме Центра, у регионов, по сути, нет других серьезных источников для привлечения займов. Будет ли Федерация достаточно щедра в отношении Сахалинской области, зависит от множества факторов, в том числе неочевидных, учесть и прогнозировать которые сложно», — считает Руслан Гринберг.

Поскольку неопределенность, связанная с пандемией, как и тектонические перемены на рынке углеводородов оказывают негативное влияние и на федеральную казну, встает вопрос, какую тактику выберет Москва: «выжимать» из регионов все больше? Или напротив, поддержать их в трудной ситуации? В любом случае, центр будет искать баланс, полагает Гринберг.

«К сожалению, ситуация отличается столь крайней неопределенностью, что трудно прогнозировать развитие событий не то что на три года, а даже на три месяца. К еще более глубокому сожалению, мне представляется, что на решающую роль инвестиционных контрактов, на то, что они непременно "выстрелят", полностью полагаться нельзя, мы не знаем, случится ли это, и когда случится. В такой обстановке действия Центра будут представлять собой ежеминутные поиски новых балансов и равновесий с целью не допустить обострения социальной обстановки, все остальные задачи временно уходят в тень», — резюмирует член-корреспондент РАН.

26 ноября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика