Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Создать поселение – дело команды»

Первый зампред хабаровского правительства Юрий Чайка о новых подходах к работе по «дальневосточному гектару»

В масштабном обучении региональных управленческих команд, завершившемся этой осенью в РАНХиГС, приняли участие сразу несколько делегаций из субъектов Дальневосточного федерального округа, в том числе – из Хабаровского края. Первый заместитель председателя краевого правительства Юрий Чайка рассказал EastRussia, как региональная команда предложила создавать новые поселения с использованием «дальневосточного гектара» и что из этого вышло.

«Создать поселение – дело команды»
Фото: dalenergy.ru

– В апреле, когда только начиналась программа обучения региональных команд на площадке РАНХиГС, ваш регион выбрал проект, связанный с «бесплатным гектаром». Почему?

– Программа, реализуемая по поручению президента с «Агентством стратегических инициатив», решает две задачи: сформировать команду, которая сможет управлять и генерировать изменения в своих субъектах, и все это обкатать на базе реальных региональных проектов. «Гектар» – это как раз такая история, реальная и живая. Это новая задача для всей Российской Федерации – создавать новые поселения. Пока мы их только формировали. Но программа «дальневосточный гектар» показывает свою эффективность: в Хабаровском крае, например, есть уже семь компактно расположенных территорий, где граждане взяли гектары и готовы организовываться в новые поселения. Самый готовый в этом плане проект – это село Кругликово. Идея заключается в том, чтобы создать там новое муниципальное образование. Она появилась весной этого года – как раз тогда, когда началось обучение. 

– И вы эффект для себя, для команды от обучения ощутили? 

– Здесь же объективно «монстры» мировые преподавали: те, кто дает прорывное образование. Были преподаватели из Сингапура, Канады, США (Гарвард). Интересный пример: один курс нам читали первыми в мире вообще, а уже потом его должны были читать мэру Нью-Йорка и его команде. 

– Что ценного вынесли?

– Во-первых, что это всё работает. То, что и мы пытаемся делать. Например, взять тот же «дальневосточный гектар» – мы их обогнали просто по технологии предоставления земли. А цифровизация уже везде. Раньше все боялись вот этих агрегаторов такси – Uber, Yandex, а теперь – это считается положительным примером. И теперь государство думает не о том, как запретить эти виды деятельности, а о том, как управлять: вернуть налоги, которые они, например, меньше стали платить, сделать безопасным движение. Это первый пример. Второй – как можно организовать социальные службы по-другому, чтобы там не пять окон работало и человек с разными проблемами один и тот же бегал по разным, а как-то всё это объединить в «одно окно», но в социальное. Для нас это новая история. 

– А подходы к управлению после обучения меняются?

– Это был очень большой, последовательный курс. Новое для нас – образование команд: как можно из разношерстных людей сформировать единое целое, направить на решение единой задачи, сделать так, чтобы люди друг друга дополняли. В чем прелесть вообще всего этого курса – управленцу как бы дается право самому выбирать, какой механизм ты можешь использовать. Если тебе надо, собираешь команду. Или, может, ты один всё решишь. Можно, условно говоря, директивно собрать группу людей, даже обладающих полномочиями, чтобы, скажем, построить больницу. Берешь строителя, медика, проектировщика, юриста, еще кого-то. Но это же не значит, что они будут работать вместе. А вот чтобы они смогли вместе работать, – этому и учили. Учили приемам организации.

– Каков драйвер для такой работы?

– В команде должен быть один человек, который сможет ее организовать. Здесь как раз нужны знания. Эмоциональный подход – большой плюс для управленца. Но он может говорить совершенно тихим голосом, и все будут слушать, понимать и, самое главное, чувствовать, что они часть большой системы, а не выполняют под козырек команду руководителя. Этому учили, это самое главное.

– Если вернуться к «гектару», пик их выдачи уже прошел? Какие сейчас результаты, для чего в итоге в основном берут?

– У региона первое место по выданным «гектарам», почти 7 тысяч, и около 15 тысяч поданных заявок. Конечно, спад идет по количеству, но стабильно в день оформляется примерно 15-20 договоров. По факту примерно 50% заявителей-получателей уже определились с видом использования земли: доминируют ИЖС, сельское хозяйство, личное подсобное хозяйство. Есть вкрапления – туризм, предпринимательство, какие-то уникальные проекты.

– Сколько рядом расположенных «гектаров» должно быть выдано, чтобы началась работа по созданию нового поселения с инфраструктурой?

– В крае в агломерациях трех основных городов выдано 36% гектаров. А вдоль компактных территорий – все 99%. Гектары берут как внутри существующих границ поселений, в нашем случае уже 66%, так и вне пределов границ. В последнем случае и имеет смысл расширять границы муниципальных образований и создавать новые поселения. Это целая административная процедура, она связана с общественными слушаниями, с депутатами, которые должны проголосовать. Мы сейчас работаем по двум новым поселениям: Кругликово и Краснознаменка, а также по компактной территории Свечино – она по заселяемости вторая, но почти все участки взяты в зоне подтопления, где запрещено строительство. 

– А как еще нужно и можно помогать? Создавать за счет бюджета социальную инфраструктуру?

– Если бюрократическим языком говорить, то чтобы за бюджетные деньги построить какой-нибудь социальный объект, необходимо обоснование – плотность населения, количество детей, больных и прочее. Но есть и другой вариант, достаточно интересный. Ведь это фактически социальный эксперимент – создание нового поселения. И сейчас очень популярна идеология социально-ответственного бизнеса: многие задачи можно решить через предпринимательство, те же частные детские сады. Такие примеры есть в Хабаровске, и в случае с новыми поселениями можно идти по тому же пути.