Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Спорная территория

Александр Панов: При нынешней политике Токио курильский вопрос не решится никогда

Владимир Путин был готов рассмотреть возможность компромисса, но японская сторона принялась ставить ультиматумы.

Спорная территория

70 лет назад СССР, верный своим обязательствам, данным на Ялтинской и Потсдамской конференциях, вступил с милитаристской Японией в войну. Она длилась всего-то немногим более двух недель, но оставила нерешенные вопросы. Один из них– курильский вопрос. Япония требует отдать ей 4 острова Южно-Курильской гряды: Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. Россия это требование отвергает.

На днях было объявлено, что премьер-министр России Дмитрий Медведев собирается в ближайшее время посетить Курилы. В Токио отреагировали резко, назвав такую поездку «неприемлемой». Однако российский МИД заявил, что Москва не собирается учитывать позицию Японии при формировании рабочего графика членов правительства.

О том, можно ли решить «курильскую проблему», рассказал, профессор МГИМО, бывший чрезвычайный и полномочный посол РФ в Японии Александр ПАНОВ.

– В феврале 1945-го на Крымской конференции Сталин, Рузвельт и Черчилль договорились, что после разгрома Японии СССР отойдет южная часть острова Сахалин, которую наша страна потеряла во время русско-японской войны в 1905 году, и все Курильские острова. И в 1952-м Япония, подписавшая Сан-Францисский договор, вроде бы, смирились с этим. Так в чем же проблема?

– Наверное, надо вернуться поглубже в историю и понять, почему Япония настаивает на передаче четырех островов. Еще в 1855 году, когда подписывался первый договор между нашими странами, по указанию царя российский переговорщик, адмирал Путятин, предложил провести границу так, что эти четыре острова, на которые сейчас претендует Япония – Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп – оставались за Японией, а все остальные Курилы – за Россией. Сахалин не делили, потому что просто не знали, как. В 1875-м году Россия предложила Японии взять все Курильские острова, а взамен признать, что Сахалин – российский. Так и договорились. Но потом грянула война 1904-05 годов, Япония получила как победитель южную часть острова Сахалин. И такая ситуация сохранялась до 1945 года.

Одним из условий вступления СССР в войну с Японией было получение всех Курильских островов и Южного Сахалина. Наши войска взяли эти территории под свой контроль. Но пока готовился мирный договор с Японией, обострялись отношения между Советским Союзом и США, и в результате американцы изъяли из текста договора пассаж о том, что эти территории переходят под юрисдикцию Советского Союза. Там такая уловка была сделана – сказано, что территории отбираются у Японии, но кому передаются, непонятно.

Причем, на Сан-Францисской конференции японцы сказали, что отказываются от Курильских островов, но, якобы, острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи не являются Курильскими – это, так сказать, отдельная территория, которая должна принадлежать им. Эта оговорка не имела юридической силы. Но мы с Японией не подписали мирный договор и не имели официальных отношений вплоть до 1956 года.

– Как раз в октябре 1956-го Никита Хрущев подписал с Токио Совместную декларацию, согласно которой СССР обязался после заключения мирного договора с Японией передать ей острова Хабомаи и Шикотан – такая уступка. Но этого так и не произошло. Почему?

– На переговорах японцы вдруг сначала начали требовать возврата им Южного Сахалина и всех Курил, а потом – смягчились и попросили вернуть четыре острова. Советская сторона, пытаясь найти какой-то компромисс, предложила Японии забрать два острова – Хабомаи и Шикотан, но только после заключения мирного договора. Японцы продолжали настаивать на всех четырех островах, поэтому мирный договор заключен не был, а была подписана Декларация, которая формально носит характер мирного договора. И это соглашение было ратифицировано парламентами обеих стран и до сих пор является основополагающим документом развития двусторонних отношений.

– Александр Николаевич, спустя годы вы участвовали в переговорах президента СССР Михаила Горбачева с японцами во время его официального визита в Токио в 1991 году. Что там произошло тогда, почему Горбачев не признал декларацию 1956 года, ведь вы советовали ему обратное?

– Дело в том, что в 1960-м году Япония подписала Договор о взаимодействии и безопасности с США. Советский Союз заявил, что в условиях, когда Япония подписывает соглашение, по которому американские войска находятся вблизи территории СССР, о передаче островов, даже тех двух, которые упомянуты в декларации 1956 года, речи быть не может. С тех пор Советский Союз не признавал 9-ю территориальную статью Декларации.

К тому же, позиции Горбачева в то время сильно ослабли, он боялся, что, если пойдет еще на такую уступку – отдаст Японии два острова, – то это может ему дорого обойтись в политическом плане.

– Насколько мне известно, вы консультировали не только Горбачева, но и Владимира Путина по курильскому вопросу. Как отнесся президент к вашим советам и какова его позиция относительно того, передавать ли острова Японии?

– Владимир Путин - единственный руководитель нашей страны, который лично ознакомился с источниками документов наших отношений с Японией, в том числе, с Декларацией 1956 года. Он как юрист, прочитав Декларацию и получив соответствующие комментарии, пришел к выводу, что в соответствии с девятой статьей (а там говорится о передаче двух островов после заключения мирного договора) наша страна готова следовать своим обязательствам. Но сначала нужно провести переговоры - на каких условиях, когда и в какой форме может быть осуществлена передача островов. Это был большой компромиссный шаг со стороны России. Но Япония опять сказала, что нет, мы, мол, готовы вести переговоры, только если речь будет идти о четырех островах. Это фактически ультиматум, а на такой основе договориться невозможно.

– Не кажется ли вам, что отношения между Россией и Японией напоминают, образно выражаясь, качели – то потепление, то опять охлаждение. И, вроде как, мы стараемся подойти к какому-то компромиссу, а Япония все равно идет против. Может быть, просто Токио выгодна такая позиция, чтобы всегда, если что, «зацепиться» вот за этот территориальный вопрос, как считаете?

– Вы совершенно правы. Мое глубокое убеждение после многих лет переговоров с японцами по этой проблеме, что большинство политической элиты страны не заинтересовано решать этот вопрос, потому что он служит как бы регулятором отношений. Когда нужно японцам оказать какое-то давление на Россию, то они вспоминают о территориальном вопросе, когда же у них есть определенная заинтересованность в развитии каких-то отношений, особенно экономических, они об этом забывают. Даже в период, когда Советский Союз вообще не признавал наличие территориальной проблемы, они в 70-е пошли на масштабное развитие экономических проектов в Сибири и на Дальнем Востоке.

Нужно понимать: Япония очень зависит от США, а Соединенные Штаты не заинтересованы в том, чтобы у нас была решена эта проблема. Не раз бывало, что США вмешивались в наши переговоры по территориальному вопросу. Даже вот сейчас интересная ситуация: Япония хочет, чтобы Владимир Путин приехал до конца года с визитом, но прежде чем вести на этот счет переговоры, премьер-министр Синдзо Абэ должен получить согласие «семерки». Американцы, вроде бы, даже и не дали такое согласие, но он получил такое одобрение от Меркель и Олланда. Понятно, что Япония не принимает решения сама.

– Допустим, отдадим мы Хабомаи и Шикотан. Знаете, много пишут о том, что там большие залежи радия, трития, к тому же, это очень богатый рыбой регион. Так вот, что мы теряем, если отдадим эти территории?

– Хабомаи – это восемь небольших островов, скал, там никто не живет, там ничего нет. Шикотан – остров побольше, но там тоже особо никаких ресурсов нет. Полезные ископаемые есть на Итурупе, Кунашире.

Да, регион очень богат рыбой. Здесь, если гипотетически произойдет передача островов Японии, встает вопрос о том, как регулировать вопросы рыболовства. Дело в том, что сейчас там активнейшим образом орудуют наши браконьеры. Они вылавливают рыбу, крабов, морских ежей привозят продукцию в Японию, сдают и сразу же получают деньги – ежегодно около 1,5-2 миллиардов долларов. Получается, что мы, владея этими территориями, ничего с них не получаем, до российских прилавков рыба и морские деликатесы не доходят.

– Понимаю, что никто не любит делать прогнозы, но все-таки как, на ваш взгляд, и когда может разрешиться территориальный спор с Японией?

– Вопрос этот задается уже более 60 лет, кажется, перепробовали все варианты решения, но никаких перспектив, на мой взгляд, нет. Этот вопрос можно решить только политическим путем. Но для того должна быть совершенно иная атмосфера двусторонних отношений, а не такая, как сейчас, когда Япония вслед за США приняла санкции в отношении России? В ближайшем времени решения точно не будет.