Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

США vs Китай: грядет ли буря?

Американо-китайский торговый спор приутих, но его кульминация впереди

Взаимный обмен таможенно-пошлинными ударами между Вашингтоном и Пекином на какое-то время приутих. Более того, Америка и Поднебесная постарались продемонстрировать как решительность воевать, так и готовность договариваться об обоюдном решении торговых коллизий. Каждая из сторон по своему продемонстрировала добрую волю к уступкам, хотя за несколько дней до того разыгрывала твердость воли и желание идти до победного конца.

США vs Китай: грядет ли буря?
Фото: shutterstock.com

Александр Исаев

Ведущий научный сотрудник, заместитель руководителя Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений ИДВ РАН
Китай ввел запрет на экспорт в Северную Корею на 32 вида материалов, технологий и оборудования двойного назначения. То есть на те, которые можно использовать в гражданской и военной областях. В США удовлетворенно встретили новость об этом. Одновременно в СМИ появились робкие сообщения о том, что КНР изучает возможность девальвации юаня. Американцы давно добиваются этого, полагая, что это должно повлиять на китайский экспорт в США.

В ответ президент США Дональд Трамп заявил, что обе страны обязательно договорятся в торговой сфере, а также в области интеллектуальных прав. При этом он сослался на прекрасные отношения с председателем КНР Си Цзиньпином, что позволит им договориться. А целый отряд американских банковских и финансовых экспертов дружно выступили с речами о том, что торговое сражение двух стран ни к чему хорошему не приведет, но негативно повлияет на экономическую ситуацию в мире. А потому лучше перенести спор в непубличную переговорную плоскость.

А ведь как многообещающе и бескомпромиссно все начиналось. Торговые дискуссии обострились в начале апреля, когда следом за повышением тарифов на китайские изделия из алюминия и стали последовали взаимные угрозы. 3 апреля администрация США обнародовала список продукции из Китая, в отношении которой планируется  ввести дополнительные 25-процентные пошлины. Китайцы в долгу не остались и молниеносно опубликовали свои списки из 106 наименований, на которые они введут 25-процентные пошлины и которые вступят в силу после введения американцами запланированных пошлин в отношении китайских товаров. Американцы пригрозили списком в 1000 товаров – китайцы в ответ продемонстрировал свой перечень и сказали, что они готовы к торговой войне.  

На этом Пекин не остановился, и через министерство коммерции КНР инициировал разбирательство во Всемирной торговой организации (ВТО) «против односторонних действий США» в отношении стальной продукции из КНР и продукции из алюминия.

Такая стремительность китайской контратаки вызывает уважение. Российские сталь и алюминий попали под дополнительные таможенные пошлины американцев чуть раньше китайских. Но лишь через две недели из российского Минпромторга послышались неуверенные заявления о том, что в Москве изучают возможность апелляции к ВТО.

«Решительные» действия Китая впечатлили публику, в том числе и российскую. Но ведь в реальности повышенные пошлины на стальные и алюминиевые товары из Китая – единственное практическое действо. Все остальное – просто взаимные «списочные» угрозы. А само размахивание Вашингтоном списками больше напоминает зондаж возможных действий китайцев на американские акции. Это также попытка определить предел, до которого может пойти руководство Поднебесной. В итоге ситуация стала понятной американцам, как, впрочем, и китайцам. Никто из них не захотел ссориться, и они решили договариваться.

Да и самая коллизия, которую поспешно назвали торговой войной, оказалась просто пусканием бумажных голубей с отпечатанными списками товаров, покупку которых обе стороны могли бы взаимно ограничить.

Однако было изначально ясно, что Китай не будет обострять экономические отношения с США до точки невозврата, и понятно почему. Ведь речь идет о сотнях миллиардов долларов, которые крайне необходимы Китаю для продолжения реформ. Американцам же нет резона ссориться с китайцами на фоне крайне опасной напряженности с Россией. А так обе стороны продемонстрировали свою «решительность» и остались при своих. Более того, китайцы очень даже быстро пообещали увеличить покупку и снизить пошлины на иностранные автомобили и другие товары, за что Трамп публично и лично поблагодарил Си Цзиньпина.

Тем не менее, Пекин продолжает действовать решительно, мощно, и самое главное – реагирует чрезвычайно быстро. Последнее, кстати, совсем не в характере китайцев, которые сначала все тщательно исследуют и взвешивают, и только потом - реагируют.

Похоже, американцы не очень-то ожидали такого напора со стороны обычно сдержанных китайцев. Сразу после своего президента министр финансов США Стивен Мнучин в интервью CBS подчеркнул, что Вашингтон продолжит переговоры с Китаем по торговым вопросам, а также о снижении своего высокого торгового дефицита с Поднебесной. И вновь, как и его босс-президент, обратился к утверждению о прекрасных отношениях Трампа с Си Цзиньпином.

Удивительно, что на этом фоне в России нашлись умельцы, которые посчитали, что с обострением торгово-экономических отношений между США и КНР в гору пойдут российско-китайские экономические связи. Но так не бывает. Российский рынок сегодня забирает у Китая ровно столько, сколько может себе позволить, и продает Китаю ровно столько, на сколько китайцы заинтересованы.

Накал риторики в двустороннем торговом споре США и КНР то усиливается, то слабеет. При этом китайцы ведут себя более разумно, чем американцы. США активно озвучивают пропагандистско-идеологические тезисы насчет «экономической агрессии Китая в мире», «торговой экспансии», что, казалось, было бы больше характерно для коммунистического и идейно закаленного Китая, но никак не для демократической и плюралистической Америки, пытающейся убедить остальной мир, что она никогда не прибегает к пропагандистским вывертам в международной жизни.

Китайцы оказались более устойчивы к нападкам американцев и приступили к действиям, которые можно было бы назвать как «принуждение к миру в торговой войне». Впервые американцы за всю свою историю столкнулись с партнером, который столь же умело, как и они сами, может использовать экономические угрозы и практические рычаги для противодействия не выгодным для него акциям противника. Китай учился бизнесу у Америки. И, похоже, сбывается один из постулатов конфуцианства о том, что ученик превзошел учителя.

Можно сколько угодно обвинять Китай в экономической экспансии, но вот в приобретенном умении использовать экономические меры воздействия на противника ему не откажешь. Американцам придется сильно постараться, чтобы найти обходные пути воздействия на Пекин, который не желает покоряться. Хотя компромисс продемонстрировали обе стороны.

Но все-таки вопросы остались, и искать ответы на эти вопросы придется и Пекину, и Вашингтону.
После обмена «списочными оплеухами» и наступления очередного затишья в торговой перестрелке аналитики с обеих сторон занялись подсчетами потенциальных потерь. Обратимся к китайским контрмерам. Китай, к примеру, готов рискнуть закупками американской сои, популярного в Азии пищевого продукта, стратегическим поставщиком которой в КНР являются американцы. 

Введение повышенной пошлины на сою приведет к катастрофическому эффекту для американских поставщиков продукта на китайский рынок. Президент Американской ассоциации соевых бобов Джон Хейдорффер считает, что 25-процентная пошлина на ввоз в Китай американских соевых бобов приведет к разрушительным последствиям для каждого фермера, занимающегося в Америке выращиванием сои.
Более того, среди зарубежных и иностранных аналитиков бытует мнение о том, что китайские товарные контрсписки затрагивают именно те штаты, где Трамп имел самую широкую поддержку, когда шел в президенты. Если бы «списочные баталии» переросли в реальную торговую войну, у Трампа возникли бы проблемы со своими избирателями, терять которых он вряд ли бы захотел при намерениях баллотироваться на второй президентский срок.

Пекину тоже есть что терять, и он постарается этого не допустить. По итогам 2017 года товарооборот между двумя странами составил почти $600 млрд. При этом платежный баланс в пользу Китая достиг рекордного уровня в $274 млрд. Но это не все. В ноябре прошлого года во время визита Трампа были подписаны торговые соглашения на сумму почти $235 млрд. Китай захотел купить 300 американских «Боингов», а также построить вместе с США завод по производству сжиженного газа на Аляске. Отказываться от всего это не в интересах ни Вашингтона, ни Пекина. 

Интересно также то, как умело китайцы стали обращаться с подсчетом денег в торговом споре с США. Они готовы бить по больному – по экономической выгоде. На первый пакет американских мер стоимостью в $50 млрд они ответили зеркально, тогда же, когда американцы заявили о наличии пакета «весом в $100 млрд», китайцы намекнули – их ответ может оказаться даже посильней американского.

Следует добавить: сегодня Китай, несмотря на острый драматизм развития событий в Восточной Азии, связанный с проблемой ядерного оружия КНДР, находится в более выгодном положении. Америка плотно занята конфронтацией с Россией и ситуацией на Ближнем Востоке, где не хотела бы потерять свое влияние, укрепившееся после развала Советского Союза. Создавать себе еще одну заботу в виде открытой торговой войны с КНР Вашингтону пока не к спеху. За океаном, похоже, решили, что время еще не настало, и ограничились лишь тем, что Трамп обозначил свои «решительные» намерения противостоять китайской «экономической агрессии». Но при этом он сумел подтвердить и личную дружбу с председателем КНР. Прямолинейно и примитивно? Да. Зато внешне эффективно. 

В любом случае американцы будут продолжать добиваться уступок со стороны Пекина и сокращения американского дефицита в двусторонней торговле. Первый акт китайско-американской торговой драмы состоялся и завершился в ничью. Однако обстановка неопределенности сохранилось. Сохраняется и предчувствие того, что кульминация американо-китайского торгово-экономического конфликта еще впереди.