Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Стабильности нет»

Александр Савельев о ситуации в рыбной отрасли

Эта сакраментальная фраза из фильма «Москва слезам не верит» лучше всего характеризует ситуацию в рыбной отрасли страны. Сведения из открытых источников потрясают. Трясёт прежде всего самый рыбный регион – Камчатку. Толчки и колебания – словно при землетрясении.

«Стабильности нет»

Александр Савельев

руководитель Информационного агентства по рыболовству

ФОРШОК

Разлом образовался между аборигенами полуострова и Росрыболовством.

Например, представитель родового стойбища Эрвэн Иван Гордеев обратился в суд с иском к ведомству, требуя восстановить нарушенное законное право на рыбалку. Суд полностью удовлетворил иск и признал действия чиновников Росрыболовства незаконными.

Таких примеров борьбы за право вести традиционный образ жизни на своей земле немало. С аналогичным нарушением чиновниками Росрыболовства законных прав столкнулся и эвенк Андрей Адуканов. Он обратился с жалобой к президенту России Владимиру Путину, в Генеральную прокуратуру России. За него уже вступился губернатор Камчатского края Владимир Илюхин.

Проблему коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока рассмотрели недавно участники круглого стола комитета Госдумы по региональной политике. «Мы проехали 12 северных регионов, и везде представители коренных народов жалуются на безобразное отношение к ним со стороны органов власти, регулирующих доступ к биоресурсам», — заявил председатель рабочей группы по коренным малочисленным народам России Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Андрей Бабушкин.

А если проехать по всей России?! Сколько таких, как глава крестьянско-фермерского хозяйства Руслан Хабибуллин, который из-за небрежности чиновников лишился на 15 лет промысла раков, воблы и судака в Каспийском море, можно насчитать?

Я уже как-то цитировал скороговорку, которая родилась у остроумных рыбаков: «квотировали, квотировали и невыквотировали…».

Росрыболовство лишило возможности рыбачить не только несчастных аборигенов. Лишенцами стали и рыбопромышленные компании Дальнего Востока. Например, теперь у них нет возможности добывать иваси, скумбрию и анчоусы в исключительной экономической зоне Японии. ФАС выдала ведомству предупреждение о необходимости устранить нарушение антимонопольного законодательства. Однако меры, впоследствии предпринятые агентством, были оценены как неудовлетворительные, и в отношении Росрыболовства было возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства. По итогам рассмотрения антимонопольного дела Росрыболовству выдано предписание устранить выявленные нарушения.

Громкой и скандальной получилась история с «Зарубинской базой флота». Добывающее и перерабатывающее предприятие в Хасанском районе Приморского края оказалось под угрозой остановки производственной деятельности из-за лишения квот, которые исторически закреплены за предприятием. Сейчас 220 работников, что называется, бьют во все колокола.

В Росрыболовстве намекают на наличие иностранцев в числе собственников. Но, во-первых, почему это не выявлено в течении всего прошлого года, когда ФСБ, ФНС, ФАС, Росрыболовством да к тому же ФТС, МВД, СВР, ФМС и Росфинмониторингом, которые во исполнение поручения президента по итогам заседания президиума Госсовета, состоявшегося 19 октября 2015 года, постоянно ведут работу по выявлению сделок, в том числе юридических документов, допускающих возможность управления отечественными рыбодобывающими компаниями и установления контроля над ними со стороны иностранных граждан и иностранных юридических лиц, включая граждан, имеющих двойное гражданство? И, во-вторых, почему «Русская рыбопромышленная компания» норовит избежать такой же участи в истории с АО «ДМП-РМ», на которой, кстати, настаивает прокуратура Москвы?

Ситуация настолько серьезная, что привлекла внимание многих известных экономистов и представителей обеих палат российского парламента. В частности, депутат Госдумы Сергей Шаргунов уверен, что непродуманные действия регулятора в отрасли могут привести к социальному взрыву в северных и дальневосточных регионах страны.

ШОК

Еще один разлом образовался по, так называемым, инвестиционным квотам, ради которых даже российское рыболовное законодательство изменили.

И что?

По данным Росрыболовства, в 2012 году в отрасли было 4000 судов. Два года спустя - 2600. То есть темп выбытия из строя промыслового флота, износ которого оценивается на 90%, катастрофический. А новых лишь обещают построить около 30, из которых 7 только заложили на верфи. Такими темпами, чтобы восстановить потенциал, потребуется более 100 лет. И то при условии, если компании не откажутся от программы, как, например, это сделала «Преображенская база тралового флота».

Теперь уже совершенно очевидно, что проект, ради которого изменили законодательство и выпустили порядка тридцати постановлений правительства, провалился. Инвестиционные квоты позволят разве что парочке миллиардеров штучно обновить разваливающиеся суда, которые, зачастую, и на металлолом продать затруднительно.

Надо сказать, это системный разлом.

Скандал разразился, например, когда чиновники Росрыболовства исключили из проекта инвестквот завод «Укинский лиман» и ещё целый ряд компаний. Президент ВАРПЭ Герман Зверев заявил по этому поводу: «…можно говорить о системном провале проекта развития береговой переработки». Всего по этому проекту, по данным Росрыболовства, запланировано 22 береговых рыбозаводов и 33 рыбопромысловых судов. Общие заявленные инвестиции – 132 млрд руб.

Чем будет чреват для самого руководства Росрыболовства срыв проекта инвестквот под строительство береговых рыбоперерабатывающих предприятий, говорить, может быть, и преждевременно. Но напомним, что только компания «Витязь-Авто» инвестировала в проект под гарантии государства 600 миллионов рублей. В прошлом году компания построила завод, прошла необходимые процедуры, но в приказе о распределении квот на 2019 год себя не обнаружила. Теперь камчатская рыбопромысловая компания «Витязь-авто» подала заявление на Росрыболовство в Арбитражный суд Москвы.

«Витязь-авто», повторю, вложила в завод 600 млн руб., получив банковскую гарантию на 900 млн руб. Исходя из общего допустимого улова 2019 года она рассчитывала на получение квот, которые позволили бы добывать около 14 000 тонн минтая и сельди. Теперь завод, который не имеет возможности загрузиться объемами от обещанных квот, будет простаивать и, как следствие, накапливать новые убытки, двигаясь к банкротству.



Как в такой ситуации инвесторам доверять государству?

Ведь единственное, чего рыбаки ждут от власти, - это стабильности.

АФТЕРШОК

Однако сейчас отрасль живет под угрозой новых кардинальных изменений правил игры.

К каким последствиям приведут грядущие перемены?

Прежде ещё несколько слов об инвестиционных квотах, которые почему-то стали называть квотами государственной поддержки рыбаков. Удивительно, но Росрыболовству, кажется, удалось убедить в такой формулировке не только правительство, но даже и самих рыбопромышленников. Однако, как можно называть введение инвестиционных квот поддержкой рыбаков, если у нескольких сотен добросовестных пользователей изымают 20% объемов ресурсов и отдают их тем единицам, кто имеет финансовые возможности и считает для себя целесообразным построить заявленные инвестиционные объекты? Для большинства мелких и средних компаний это просто изъятие 20% ресурсов.

Рыбаки восприняли введение инвестиционных квот как плату за стабильность закрепления прав на вылов остающихся в рамках исторического принципа 80% ВБР как минимум на следующий 15-летний период. Но теперь и устойчивость этой конструкции ставится под сомнение.

Помимо инвестиционных квот будет введен новый вид квот – аукционные. Тут уже возникают вопросы к государству как гаранту стабильности.

Без остающихся 80% квот по историческому принципу, которые рыбакам гарантировало государство и по которым, кстати, с компаниями уже перезаключены договоры на новый период закрепления с 2019 по 2033 годы, новые суда ресурсом не обеспечить.

Если квоты будут отправляться раз в три-пять лет на аукционы, что предусматривает дорожная карта правительства по предложению ФАС, рыбаки столкнутся с ситуацией, когда новому флоту уже через несколько лет не будет хватать объемов, так как, вложив огромные средства в строительство новых судов, конкурировать на новых квотных аукционах они уже не смогут.

Получается, что, построив дорогие суда, которые не будут обеспечены ресурсом и никогда не окупятся, рыбаки вынуждены будут продать их за полцены либо иностранцам, либо победителям новых аукционов.

Таким образом, резко ухудшается положение всех без исключения добросовестных пользователей.

Ведь что предлагается? Примерно за 12-15 лет, гарантированных, как стабильный период, переделить через аукционы все, что остается на сегодня у действующих пользователей-рыбаков в рамках неэффективного, по мнению ФАС, исторического принципа.

Такому подходу возмутились все: ассоциации и союзы, банкиры и предприниматели, ветераны и молодые профессионалы, главы дальневосточных регионов и сам полпред в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. Да что там полпред, сам президент России Владимир Путин, чётко заявил, что исторический принцип хорош для рыболовства, его нужно сохранить.

Все высказались однозначно в отношении катастрофической угрозы великолепно зарекомендовавшему себя историческому принципу от разрушительных аукционов.

Не обосновано и не просчитано – вот главный тезис состоявшихся публичных обсуждений резонансного законопроекта.

На днях его обсудили и в Совете Федерации. 90 процентов членов рабочей группы законопроект не поддержали, а многие к тому же подвергли его резкой критике.

Сейчас квоты на вылов краба, ранее купленные на аукционах, распределяются по историческому принципу - каждая компания получала долю на вылов водных биологических ресурсов на 10 лет. В 2018 году истек срок десятилетних договоров, и с компаниями заключили новые - уже на 15 лет, с 2019 по 2034 годы. Однако Минсельхоз России выступил с инициативой, по которой предлагается 50 процентов квот на вылов краба продавать через аукционы. Это значит, что у компаний, распланировавших свою работу, часть квот просто изымут, чтобы продать с аукционов.

Решение готовилось кулуарно, мнение и доводы не были учтены. В отрасли уже полтора года ходили слухи о появлении законопроекта, хотя органы власти не признавали факта его подготовки. Но 4 февраля он появился на федеральном портале нормативных правовых актов для общественного обсуждения, а 22 февраля это обсуждение завершилось.

«Законопроект в той редакции, которую мы видим, - заявила сенатор Елена Афанасьева, - фактически разрушает базовый исторический принцип распределения квот, вводит новый алгоритм работы всей отрасли. На самом деле у документа высокая степень регулирующего воздействия. Срок, который был отведен на его обсуждение, на самом деле это обсуждение лишь имитирует».

Тем не менее, в обсуждении приняли участие полторы тысячи человек, которые высказались против законопроекта и лишь единицы – за.

Только Мурманская и Сахалинская области потеряют свыше 500 миллионов рублей своего дохода из-за введения новых правил. Рыболовецкие компании рискуют остаться без квот, а значит, и без работы. В каждой из них трудятся люди, которые потеряют работу и доход, что очень чувствительно для регионов, где рыба и морепродукты - главные кормильцы.

В пояснительных материалах законопроекта не содержится анализ рынка морепродукции, а также отсутствует базовая информация, необходимая для расчетов последствия принятия законопроекта. Нет информации ни о числе предприятий, которых коснется новшество, ни об их выручке, нет описания финансовой эффективности. В законопроекте, в пояснительной записке вообще отсутствует понятие экономической эффективности и ее показателей для рыбной отрасли. Авторы законопроекта утверждают, что он направлен на повышение экономической активности. А анализ документа показывает, что рыбопромышленникам предлагается работать по принципу «иди туда, не знаю куда».

«Это действительно безумие, - комментирует ситуацию доктор экономических наук Михаил Делягин. - И с юридической точки зрения, и с сугубо коммерческой. Рыболовы только в Сбербанке взяли кредитов на миллиард долларов, и когда у них сейчас отнимут значительную часть квот – не менее половины – то, собственно, чем они будут возвращать?»

У законопроекта о введении аукционов на вылов краба сторонников почти не обнаружилось.

А отрасль продолжает трясти. 

Магнитуда нарастает.