Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Станет ли Китай киберсверхдержавой

КНР настойчиво расчищает путь к управлению сетевыми ресурсами

Станет ли Китай киберсверхдержавой
Фото: photosklad.net

Александр Исаев

Ведущий научный сотрудник, заместитель руководителя Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений ИДВ РАН
В живописном восточно-китайском городке Учжэнь 5 декабря завершилась четвертая Всемирная международная конференция по управлению интернетом. В ней, как сообщили китайские организаторы форума, приняли участие более 1,5 тысяч китайских и зарубежных экспертов, представителей правительственных структур, международных организаций, исследовательских центров, более 430 компаний. Россию на конференции представляли глава Роскомнадзора Александр Жаров, руководитель "Лаборатории Касперского" Евгений Касперский, исполнительный директор "Лиги безопасного интернета" Денис Давыдов.

И хотя этот ежегодный форум имеет приставку «всемирный», организуется он китайской стороной, и вот уже в четвертый год подряд традиционно проводится в провинции Чжэцзян. Цель форума – выработать приемлемые для Китая и других стран правила совместного управления киберпространством, определиться с принципами государственного регулирования национальных сегментов интернета, решить многочисленные проблемы с обеспечением кибербезопасности, снижением уровня киберрисков, обеспечить безопасные условия ведения интернет-торговли, банковских операций, попытаться решить другие многочисленные вопросы функционирования новой для человечества среды.

Бурное развитие информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), расширение пространства их применения, появление новых инструментов, технических средств передачи информации и поддержания работы сетевых ресурсов стали основными компонентами современного технологического рывка. Но этот же рывок потянул за собой огромное количество проблем, которые вот уже почти тридцать лет пытаются решить различные страны. И одна из этих проблем – проблема управления интернетом.

Лет двадцать назад Китай едва  ли мог претендовать на одну из лидирующих ролей в управлении информационным пространством. Сегодня все поменялось. Китай уже можно считать региональной интернет-сверхдержавой.  Число пользователей всемирной паутиной в современном Китае достигло 740 миллионов человек, и это не предел. С появлением мобильных систем связи расширились возможности социальных сетей, которые используются для обменов мультимедийной информацией, распространения текстовой, фото и видеоинформации, для обращения к различным видами финансовых, торговых и иных услуг. В декабре 2017 года количество активных пользователей китайского мессенджера WeChat (Weixin) превысило 1 млрд. человек Более 600 млн граждан КНР ежедневно используют WeChatpay для оплаты товаров и услуг.

Китай лидирет по производству персональных компьютеров, различных планшетных устройств, многофункциональных смартфонов. Ведутся активные разработки в области «интернета вещей», «умных городов». Созданы несколько центров по противодействию киберугрозам. Налажено производство собственного сетевого оборудования, построен самый быстродействующий в мире компьютер. Приоритетами стали электронная торговля, последовательно реализуется программа по формированию цифровой экономики. Китайцы работают над созданием цифровых технологий военного характера. 

Параллельно с развитием производственной базы и сервисов Пекин формирует правовую базы управления национальным сегментом интернета.  К марту 2016 года в КНР были приняты 41 закон, 46 административно-правовых актов Госсовета КНР, 37 разъяснений по вопросам судебной практики, 274 регламента аппарата правительства, 133 местных нормативных актов, 138 регламентов местного значения, всего 669 документа, которые регулируют поведение в информационном поле страны.

За 17 лет Китай сформировал комплексную, многофункциональную систему управления киберсферой, обладающую мощным кадровым составом и техническими возможностями. В нее входят не только Министерство промышленности и информатизации, крупнейшие китайские ИТ-компании. Сформировано специальное правительственное ведомство, отвечающее за разработку и реализацию политики в киберпространстве – Администрация по делам киберпространства КНР. Чаще всего это активно работающее и находящееся под прямым патронажем руководителя КНР Си Цзиньпина учреждение упрощенно ассоциируют с ведомством, которое осуществляет цензорские и запретительные функции, блокирует вредные сайты и фильтрует нежелательную информацию.  

На практике - это весьма серьезное ведомство, которое отвечает за реализацию государственной политики в киберпространстве, анализ ситуации в сети, реализацию программ по обеспечению безопасности в цифровой среде. В состав ведомства входят 9 департаментов, отвечающих за анализ состояния информационного пространства, координацию работы по обеспечению информбезопасности, международное сотрудничество, осуществляют контроль над мобильным интернетом, распространением он-лайн новостей и так далее. В структуру входят также три Центра, которые занимаются реагированием на киберугрозы, исследовательской работой, сбором и обработкой заявлений населения о распространении в сети зловредной информации.

Все это говорит о том, что Китай сегодня – крупнейшая в Восточной Азии кибердержава, с серьезными производственно-технологическими, научными и иными  возможностями в области ИКТ, с мощным потенциалом по контролю над киберпространством.

Кстати, на той же четвертой Всемирной конференции по управлению интернетом в Учжэне, с которой мы начали этот рассказ, был представлен доклад о развитии в мире  сетевых ресурсов, а также разработанный китайскими аналитиками индекс глобального развития интернета. В индекс включены 38 стран мира, которые занимают лидирующие позиции в освоении цифрового пространства. Индекс учитывал такие показатели, как развитость  инфраструктуры, инновационный потенциал, общее отраслевое развитие, применение интернет-приложений, обеспечение кибербезопасности и управления интернетом. Согласно выводам китайских аналитиков, первые три места делят между собой США, КНР и Республика Корея. Россия же, по оценкам специалистов Поднебесной, находится на 18-м месте, где-то между Данией и Италией.

Иными словами, еще недавно скромно державшийся в цифровой тени Китай теперь заявляет о том, что перерос статус сильнейшей региональной интернет-державы и переходит на новый уровень глобальной киберсверхдержавы.

Эта заявка подкрепляется обнародованной 1 марта 2017 года китайской «Международной стратегией сотрудничестве в киберпространстве». В этой «Стратегии» впервые в КНР вводится понятие  «суверенитета в киберпространстве», которое трактуется как фундаментальный принцип "защиты национального суверенитета в киберпространстве". В ней декларируется право каждой страны выбирать путь развития суверенного киберпространства  и заявляется о недопущении кибергегемонии гегемонии отдельно взятой страны понятие «суверенитет кибернетического пространств». Этот же документ впервые применяет понятие «совместного управления и международным киберпространством, на основе равенства и взаимной выгоды».
Таким образом, Китай уже готов на равных разговаривать с главными центрами управления цифровой сферой и вплотную заняться проблемой  управления интернетом в глобальном масштабе.

Современный интернет – явление транснациональное. Его функционирование, большая часть инфраструктуры и управления обеспечиваются не государствами, а частными компаниями, среди которых не только разработчики программного обеспечения и производители сетевого оборудования, но и крупные финансисты, ученые. Безусловно, роль государства в регулировании деятельности в сети увеличивается, и соотносится с такими проблемами, как упорядочение деятельности национальных сегментов «паутины», обеспечение информационной безопасности, формирование правовой платформы для работы интернета.  Но при этом стоит напомнить, что, несмотря на то, что единого центра управления киберпространством, не существует,  ключевые позиции в этой сфере занимают Соединенные Штаты уже в силу того, что именно здесь разрабатываются и внедряются стандарты функционирования сети, создаются новые сервисы, производится базовое сетевое оборудование. К тому же именно США являются той ключевой точкой, куда стекаются все нити Всемирной паутины, и откуда нередко дергают за эти нити.

Обострившиеся между Китаем и США дискуссии на тему взаимных киберугроз – это лишь проявление реальной ситуации, когда спорить начинают два ферзя на одной шахматной доске. Но они не только спорят, но и пытаются договариваться во время заседаний рабочей группы по информационной безопасности в рамках американо-китайского стратегического диалога. 
Обвинения в адрес Китая в хаккерских атаках на критически важные для США инфраструктурные объекты – лишь повод оказать давление на Пекин. Поскольку американцы занимаются тем же самым по всему миру, в том числе и в отношении собственных союзников. В киберпространстве нет меценатов, здесь каждый сам за себя. И дело даже не в том, что какой-то продвинутый китайский старшеклассник или студент незаконно проник в информационную сеть Пентагона и водрузил на стартовой странице публичного сайта минобороны США государственный флаг в КНР. 

Для американцев головной болью становится то, с какой скоростью Китай сокращает разрыв между появлением новейшей разработки в области ИКТ в мире и началом ее промышленного производства в КНР.  Разрыв между появлением первых ПС и началом их производства в Китае составил чуть более 10 лет. Разрыв же между появлением Apple iPhone и близкого по параметрам к нему первого китайского смартфона составил 1,5-2 года. Причем сегодня смартфоны Хуавэй, Сяоми стали весьма достойными конкурентами знаменитому продукту компании Apple.

Аналогичная тенденция наблюдается в разработке и промышленном освоении более сложного сетевого оборудования, в том числе сложнейших технологий по отражению киберугроз. Пока еще качество китайской продукции отстает от  европейского или американского. Но это обстоятельство не является препятствием для продвижения вперед. Иными словами, сегодня возникла ситуация, при которой монополия компаний США и их союзников в сфере производства сетевых компонентов, равно как и в области управления и контроля над интернетом  подвергается серьезному испытанию.

Пока,  что принцип «кто контролирует киберпространство, контролирует мир», работает на Америку и ее союзников, но уже ясно, что в эту сферу вторгся новый игрок. И здесь он ведет себя не как медведь в посудной лавке, а, скорее как уравновешенная панда, комфортно чувствующая себя в цифровых бамбуковых зарослях.  И вполне очевидно, что мир стоит на пороге встречи с новой киберсверхдержавой.
23 сентября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика